информационное агентство

Дело Горана Чирича. Добровольцу Донбасса грозит тюрьма в Сербии

09.07.20      Юлия Гаврильчук
Дело Горана Чирича. Добровольцу Донбасса грозит тюрьма в Сербии

Супруга сербского добровольца Горана Чирича дончанка Лилия рассказала об угрозе, которой подвергается её муж. Горан Чирич задержан в России и в настоящее время находится в СИЗО. На днях, 14 июля, должен состояться суд, где будет решаться вопрос о депортации.

На родине Горану грозит уголовное дело. За то, что решился воевать не на «своей» войне, отказавшись вернуться домой по указке сербских властей. Однако те сербские добровольцы, которые в своё время последовали «совету» своего правительства, теперь имеют за плечами или тюремный опыт, или условный срок. Горан же, в свою очередь, от предложения Сербии отказался, решив стать гражданином ДНР, однако и новая Родина отчего-то не собирается вступаться за своего гражданина.

— Лилия, расскажите, пожалуйста, почему ваш муж решил отправиться в Донбасс?

— В 90-х во время войны в Югославии мой муж воевал на стороне Сербии вместе с русскими ребятами. Когда у нас началась война, он решил приехать и помочь народу Донбасса как доброволец. Это было в 2015 году, и с тех пор он не покидал территорию ДНР. Начинал в «Пятнашке», участвовал в боях под Марьинкой, где получил контузию, и Дебальцево, после чего у него началась начальная стадия туберкулёза из-за постоянного пребывания на мокрой земле. Его оттуда сразу увезли в больницу по месту жительства, там ему стало хуже. Увы, врачи просмотрели двухстороннее плевральное воспаление лёгких. В результате в больнице Калинина ему пришлось откачивать скапливающуюся в лёгких жидкость. Вылечили, конечно, но на передовую ему ход был заказан, пришлось уйти из «Пятнашки» в другое подразделение.

— У него есть награды?

— Да, крест «Доброволец Донбасса», грамоты. Однако он не пиарился в отличие от многих, нигде не выступал. Его война была тихой — просто жил, воевал, защищал мирных людей, всех нас. Но после перенесённого воспаления лёгких состояние его здоровья начало ухудшаться. Обнаружили туберкулому лёгких, как следствие — астма 3 степени. Он задыхался, не мог носить тяжести, бегать. В январе 2019 года ему пришлось уволиться с воинской службы по состоянию здоровья. Горан устроился на работу в строительную фирму, развозил товар по магазинам. Пытался жить, так сказать, обычной гражданской жизнью. Начали заниматься волонтёрской деятельностью. Из Сербии нам приходили переводы, плюс сербские добровольцы здесь складывались. На эти деньги мы покупали конфеты, печенье, фрукты — развозили деткам. Здесь — его второй дом, вторая Родина, семья. Он не собирался возвращаться в Сербию.

— Каким образом он оказался в российском СИЗО?

— Он поехал помогать другу строить дом в Подмосковье. Горан очень хотел увидеть Россию и Москву. Но на Успенке его арестовали. Сербская сторона подала его в розыск в марте 2019 года. То есть, до этого момента никаких претензий к нему не было. Более того, когда он получал паспорт ДНР в 2017 году, он проходил множество проверок, включая отпечатки пальцев, которые также выявили его благонадёжность и отсутствие всяческих претензий. В 2017 году Горана, как и многих других, внесли в список на украинском сайте «Миротворец». Также мы знаем, что Украина подала в Сербию списки сербских добровольцев, воевавших на стороне республик.

— Вы думаете, всё это связано?

— Уверена. Несколько лет назад, когда окончились активные боевые действия, из Сербии приезжали люди, которые агитировали сербских добровольцев вернуться домой. Мой муж тогда отказался. А некоторые уехали — из-за нехватки денег, из-за давления, оказываемого там на их семьи, причины разные были. После этого нам позвонил его друг-доброволец и рассказал, что их арестовали прямо в аэропорту Белграда. Три дня их держали, расспрашивали, а после дали подписать бумаги о невыезде за границу насовсем. Горану также предложили вернуться, причём в оговорённый срок, подписать такую бумажку и жить дальше спокойно в Сербии, а если он откажется, то против него возбудят уголовное дело, муж — отказался. После всё это дело как-то затихло. До августа 2019 года, когда он решил посмотреть Россию. Вот посмотрите, что пишет адвокат.

Комментарий адвоката Сергея Ожгибесова: В соответствии с экстрадиционным запросом Министерства юстиции Республики Сербия Генпрокуратуре Российской Федерации, его подозревают в совершении уголовного преступления «Злоупотребление положением должностного лица — пособничество», предусмотренного статьёй 234, абз.3, в связи с абз.1 Уголовного Кодекса Республики Сербии. В обвинении содержится следующее: «По предварительному сговору с первым обвиняемым Чирич якобы изготовил фальшивый официальный документ — удостоверение личности на имя Петрович Владимир, в которое он включил своё частично модифицированное фото, а также ложную печать предприятия». Используя данные документы, по версии обвинения, Горан Чирич, представившись должностным лицом предприятия, заключил договор открытия и обслуживания счета в банке для хоздеятельности предприятия. А затем в мае 2015 г. якобы получил в банке шесть зарегистрированных векселей, из которых один заверил ложной печатью предприятия в качестве должника по векселю и передал его первому обвиняемому.

Мы поначалу даже не могли понять в чем дело. Сербия 3 раза меняла формулировку статьи. Знакомые ребята из сербских спецслужб говорили, что ничего на него нет. Ни обвинений, ни доказательной базы, ни-че-го. У Горана никогда не было фирмы, он не занимался бизнесом. Вся его вина, что он хотел помочь жителям Донбасса!

Комментарий адвоката: Защита считает, что требование компетентных лиц Республики Сербии в экстрадиции Горана Чирича преследует иные цели, чем указанные в запросе о выдаче от 09.09.2019 г. Никаких бесспорных доказательств преступного деяния нет. Мы указывали на признаки фальсификации доказательств причастности обвиняемого к вменяемому ему преступлению. Кроме того, существуют обоснованные сомнения в истинности причины, по которой компетентные органы Сербии требуют выдачи Чирича. Предоставленные помощником министра юстиции Сербии Владимиром Давыдовичем гарантии содержат следующую формулировку: «Чирич будет привлечён к уголовной ответственности только по тому уголовному делу, за совершение которого будет согласована его выдача из Российской Федерации». По нашему мнению, запрашивающая сторона, подменяя понятие «преследоваться» на «привлечён», оставила за собой право преследовать Горана за любое иное преступление, неизвестное запрашиваемой стороне в момент выдачи. Особое внимание стоит обратить на заявление помощника министра юстиции Сербии Давыдовича: «Чирич Горан будет привлечён к уголовной ответственности. После завершения судебного производства и отбытого срока наказания в виде тюремного заключения он (Чирич Горан) сможет свободно покинуть территорию Республики Сербии». Данным заявлением он от имени Республика Сербия гарантирует, что судебное производство по обвинению сербского добровольца (вина которого в установленном законом порядке не доказана) завершится тюремным заключением. Это утверждение противоречит п. 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком».

— То есть, власти Сербии решили претворить угрозу в жизнь?

— Тем сербским добровольцам, которые сами уехали домой, не дожидаясь принуждения, дали условные сроки по разным статьям — бытовые, уголовные, экономические преступления. Сейчас, насколько я знаю, согласно Международной конвенции по правам человека, нельзя судить человека за его политические взгляды, вернее — это очень сложно, поэтому им вменяли в вину всё, что угодно, но только не политику. Те, кого ранее задержали и депортировали на родину, получили реальные сроки: Зоран Кляйич, Иван Мачич, Стефан Челави, Стеван Милошевич, Покука Радомир, Братислав Живкович (от 2 до 10 лет), Марко Барович (на 6 месяцев за участие в войне в Донбассе).

Для справки: В середине октября 2014 года парламент Сербии принял изменения в законодательство, которыми была предусмотрена уголовная ответственность за участие в вооружённых конфликтах вне Сербии. Если гражданин принимал участие в конфликте в иностранном государстве в одиночку, то ему грозит от шести месяцев до пяти лет тюремного заключения. Если он воевал в группе с другими гражданами Сербии, тогда закон предусматривает от одного до восьми лет тюремного заключения. Для организаторов отправки добровольцев на войну вне Сербии предусмотрено наказание от двух до десяти лет заключения. Таким образом тогдашний премьер-министр Сербии (нынешний президент) Александр Вучич отреагировал на личную просьбу президента Украины Петра Порошенко усилить ответственность за участие сербских граждан в войне в Донбассе на стороне ополчения. Сербия занимает стандартную европейскую позицию касательно ЛДНР и Крыма — это украинские территории, временно аннексированные Россией.

Есть ещё один нюанс. Сербская сторона не дала никаких гарантий, что не передаст моего мужа третьей стороне — Украине, в данном случае, тем более есть предпосылки. А оттуда он точно не вернётся живым.

— Вы упоминали, что Горан является гражданином ДНР. Скажите, республика как-то участвует в его судьбе?

— Нет. Я дважды писала и ходила на приём к омбудсмену Дарье Морозовой, первый раз меня отправили в Союз добровольцев Донбасса, где сказали, что против России ничего сделать не могут. Второй раз — письменно, предоставила все документы, мне ответили, что они этим не занимаются, пишите в МИД ДНР. Адвокат наш также писал запросы главе республики, в МИД, в прокуратуру, Морозовой, в ответ — одни вежливые ничего не значащие отписки. ДНР — самоустранилась, смотрит на Россию, как там скажут — так и сделают.

— Как себя чувствует Горан? Ему предоставляется медицинская помощь?

— Очень плохо, еле живой. Он инвалид 3-й группы. Ему с марта месяца не дают лекарства и не предоставляют возможности их передать. У него сильнейшие приступы, он задыхается. Два раза чуть не умер, один раз — посинел уже, ребята подняли шум, пришла врач и сказала, что ей просто не разрешают давать ему лекарства. Лишь несколько дней тому назад ему начали давать лекарства и разрешили пользоваться ингаляторами, потому что поднялся шум в прессе и социальных сетях. В дело начали вступаться общественные и политические деятели. При этом на обследование и дальнейшее лечение в больницу не отправляют, отговариваясь эпидемией коронавируса, хотя запросы подавались уже трижды. Но, если честно, мне кажется, что кому-то очень хочется, чтобы он оттуда не вышел и не сказал ничего лишнего.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ