информационное агентство

Чекист или князь? Оба достойны, но просто верните Феликса на Лубянку!

26.02.21      Оксана Шкода
Чекист или князь? Оба достойны, но просто верните Феликса на Лубянку!

Стартовавшее 25 февраля на портале «Активный гражданин» голосование за памятник на Лубянской площади вызвало ажиотаж и бурю обсуждений. Иными словами, процесс не остался незамеченным, вследствие чего в Сети разразились жаркие споры и дискуссии на предмет того, кто же достоин быть увековеченным на Лубянке — Феликс Дзержинский или Александр Невский.

Здесь уместным было бы отметить, что тему памятника на Лубянке «прокачивали» не один день, но обсуждалась она исключительно в русле возвращения на своё место монумента Железному Феликсу, в начале лихих 90-х «депортированного» в парк «Музеон». Как и когда в данном контексте возник его конкурент — Александр Невский — никто, собственно, и не заметил, поэтому общество поставили перед фактом: или чекист, или князь. Справедливости ради стоит подчеркнуть, что сам вопрос в голосовании поставлен некорректно: полководец и великий князь против простого революционера. Не значимого государственного деятеля, чья роль в восстановлении страны после Гражданской войны была огромной, а такого себе бунтаря с революционным оттенком. Хотя, по логике, вопрос, вынесенный на голосование, должен был выглядеть так: «Восстанавливать ли снесённый в августе 1991 года памятник Дзержинскому на Лубянке — да или нет?». Увы, но свойственная «борьбе поколений» подмена понятий попросту призвала две стороны «ломать копья», и народ ринулся в виртуальный бой. «Почему тогда Александр Невский — полководец, а не „ставленник Золотой Орды‟? Что за подлые манипуляции? Какую цель преследуют?», — вопросов в Сети сыпется больше, чем ответов.

Автор данной публикации в 12-00 проголосовала в пользу памятника Дзержинскому. На тот момент он «проигрывал» 10% своему оппоненту.

По состоянию на 16-30 регистрация на «Активном гражданине» была недоступной: вероятно, к процессу подключилось большое количество людей. А всё потому, что данное голосование вышло за рамки Москвы: в нём могут участвовать все граждане России.

«Кто ещё не проголосовал на Противном Гражданине, сделайте это — Феликс Эдмундович сам за себя не проголосует. Понятно, что результаты нарисуют в зависимости от чуйки и хотелок внутриполитических акакиев акакиевичей, но зато совесть у вас будет чиста, не будет мучительно больно за бесцельно прожитые недели. А потом, через много лет, вас как человека с кристально чистой совестью отправят в рай с котиками, дельфинчиками и такими же, как вы, праведниками из бывших беспризорников, которым Феликс Эдмундович дал путёвку в большую жизнь», — так прокомментировала ход голосования столичный политик и общественник Дарья Митина.

А вот лидер партии «Великое Отечество» Николай Стариков считает, что подобный плебисцит и вовсе не стоило затевать: «Голосование было не нужно. Нужно просто восстановить на Лубянке памятник Дзержинскому. Потом поставить в другом месте Москвы памятник Александру Невскому. Кому нужно столкновение и раскол? Почему „или—или‟? Пусть будет „и—и‟! Пусть будет два памятника! Но сначала вернуть шедевр Вучетича на его законное место, а потом спокойно проводить конкурс на новый памятник Александру Невскому. Голосуя „За‟ Дзержинского, вы, на самом деле, голосуете и за памятник защитнику Руси от крестоносцев. Просто его мы поставим чуть позже. Не дайте либералам столкнуть лбами патриотов».

Теперь — что касается непосредственно памятников. «Дзержинского мы уже видели — его создал великий Вучетич, и с художественной точки зрения с ним точно всё ОК. А кто нам будет делать Александра Невского? Дерзнёт приличный скульптор Рукавишников вступить в соревнование с Вучетичем? Скорее всего, нет. Понятно, что у Зураба Церетели лежит на складе заготовок Александров Невских столько, что хватит и на семь Лубянок, но кто же его пустит? Георгий Франгулян? Спасибо, мы уже видели, что он сделал с Евгением Примаковым, только этого не хватало. Вот и остаётся проверенный поставщик патриотических истуканов — РВИО. Оно же — Салават Щербаков, в лице памятника Калашникову с чертежами Хуго Шмайссера внизу постамента и выразительным братком из 90-х — наверху. Оно же — „Аллеи Славы‟, где Анна Иоановна лицом не отличается не только от Елизаветы Петровны, но и от маршала Жукова, и бессмысленная настольная бронзовая собачка в масштабе 100 к 1, обозначающая „памятник фронтовой овчарке‟. Оно же — бесконечный Денис Стритович, у которого один памятник от другого отличается только количеством звёзд на погонах и букв в фамилии. Оно же — Ростислав Мединский, как „автор проекта‟. Конечно же, именно этот бездарный комбинат „художественного патриотизма‟ первым бросится лепить и ваять Александра Невского, причём, не сомневайтесь, обязательно в исполнении Николая Черкасова из одноимённого фильма. И тот же Венедиктов первым будет хаять этот монумент, и говорить, что он „не это имел в виду‟. Поэтому — впору сразу проводить второй референдум: готовы ли москвичи к ещё одному РВИО-памятнику Салавата Щербакова? Или вопрос решится на этом?», — информирует телеграм-канал «Cultras».

Признаться, мы не настолько сильны в обсуждении работ скульптора Салавата Щербакова, поэтому полагаемся на мнение тех, кто разбирается в этой теме. А знающие говорят, что у Щербакова уже есть почти готовый памятник Александру Невскому, с которым он не победил на конкурсе в Нижнем Новгороде. «Но по композиции — это та самая „вертикаль‟ для Лубянки, и теперь он его впаривает Москве. И спрашивать нас, в отличие от нижегородцев, никто не будет. Это они выбирали между тремя Невскими, а нас заставляют между Дзержинским и вот этим вот», — объясняет источник.

Впрочем, многие дискутирующие склоняются к тому, что, мол, «мы говорим „Дзержинский‟ — подразумеваем Лубянку, говорим „Лубянка‟ — подразумеваем Дзержинского». Как ни крути, но такой вывод вовсе не беспочвенный, учитывая, что, наряду с известными достижениями Феликса Эдмундовича в ликвидации беспризорности, организации советской инфраструктуры и борьбе с иностранными интервентами, он является и отцом-основателем советских спецслужб. «... Нужно знать, что, наряду с хроническим бронхитом и врождённым пороком сердца, к 25 годам у него был просто невероятный букет болезней, приобретённых в ссылках. Само его физическое существование ежедневно было удивительным преодолением, которое он тщательно скрывал от окружающих. Нужно знать, как он, всю свою жизнь связанный с насилием, и, казалось бы, весьма к нему толерантный, в 1920 году решил, что в молодом советском государстве не должно быть смертной казни. И отменил её. Нужно знать, как его били в тюрьмах и ссылках, в которых он провёл большую часть своей жизни. Били смертным боем, до выплёвывания зубов, до беспамятства — только чтобы он выдал имена своих товарищей. Он не выдал. Ни разу. Ни одного. Памятники не имеют вообще никакого значения для тех, кому они поставлены. У этих бронзовых людей на постаментах, в их персональном раю или аду, уже давно иные заботы. Памятники — это для нас и про нас. И, для меня лично, тот уровень внутренней силы и необыкновенного мужества, какой был у Дзержинского, является примером, достойным и памяти, и памятника», — отмечает политолог Кира Сазонова.

Ряд комментаторов, в свою очередь, уверены, что для памятника Александру Невскому есть немало других, не менее достойных площадок в центре Москвы. И это тоже отнюдь не беспочвенно: Славянская и Боровицкая площади, скверы Замоскворечья, Бульварное кольцо, Поклонная гора... Не менее достойное место, к примеру, и в Миусском сквере на месте разрушенного Александро-Невского собора. Или же рядом с храмом Александра Невского при МГИМО в парке Олимпийской Деревни. Некий, скажем так, символизм в сочетании дипломатии и «кто с мечом придёт, от меча и погибнет»...

«Итак, Дзержинский или Невский? Моё мнение — Дзержинский. Объясню, почему. Памятник не установят. Его приведут в порядок и вернут на место. Железного Феликса убирали под улюлюлканье либералов, это было их торжество. Возвращение памятника на место станет нашей небольшой, пусть — символической, но победой. Нашим миром правят символы. Я в этом не сомневаюсь. Далее. Это вовсе не мешает установить памятник Александру Невскому. В другом месте. Мест в Москве, в том числе, в центре, множество. И ещё — абсолютно любая историческая личность неоднозначна. Наша большая проблема в том, что мы привыкли мыслить в категориях чёрное-белое. Подумайте над этим», — считает московский журналист Наталья Макеева.

Известный политолог и публицист, действительный член Академии политической науки Сергей Черняховский назвал нынешнее голосование и вовсе имитационным. По его мнению, это — политическое мошенничество и провокация, а также процедурная фальсификация самой постановки вопроса, и всё это прикрыто статусом Московской Общественной палаты. К слову, о подмене вопроса и навязанном споре мы уже упоминали вначале данной публикации.

«... Организаторы сноса мошенничали тогда, в 1991-м, они же и их преемники, придумавшие нелепый выбор между Дзержинским и Невским, мошенничают сегодня, в 2021 году, осуществляя свою процедурную фальсификацию. Одновременно — это и чистое политическое, и смысловое мошенничество. Почему? Потому что речь идёт не о роли Дзержинского в истории страны и революции, а о смысловом значении сноса этого памятника, с которого развернулся масштабный погром истории страны, с которого началась кампания „десоветизации‟ и в России, и в захваченных националистами республиках СССР и странах бывших союзниках. И демонтаж Бронзового солдата в Таллине, и снос памятника Коневу в Праге, и уничтожение памятников Черняховскому и другим советским воинам в Польше, и уничтожение мемориалов Жукова и Ватутина вместе с „ленинопадом‟ на Украине, и то, как пытались снести памятник Алёше в Болгарии — отправная точка там, в сносе памятника Дзержинскому в Москве...», — отмечает Сергей Черняховский.

И ведь с этим, что называется, не поспоришь, даже при всей своей симпатии к Александру Невскому — несомненно, легендарной исторической личности. Но ведь он и Дзержинский — деятели разных эпох, которых противопоставлять, мягко говоря, нетолерантно. Или неэтично. В общем, бессмысленно. А уж, тем более, устраивать столь значимым соотечественникам «битву за место под солнцем». На Лубянке. Памятуя, что три десятилетия назад один из них был без каких-либо опросов и голосований незаконно снесён со своего лубянского пьедестала.

«Памятник Дзержинскому Вучетича — и уникальное художественное произведение, и часть уникального облика площади, на которой он стоял. Расположенный между „Детским Миром‟, зданием КГБ СССР и Политехническим музеем, он соединял в единство облик и образ города той эпохи и того благополучия, с которыми были связаны 1960—70-е годы. Восстановление его — это восстановление исторического облика города. И не менее важное — восстановление уважения к собственной стране», — резюмирует Черняховский.

«... Ставить точку в этом вопросе должны организации-преемники ВЧК при СНК РСФСР — и мы сейчас говорим про все правоохранительные органы в целом, не конкретно о ФСБ даже, потому что функционал ВЧК в своё время был весьма многообразен. Итоговое решение должно приниматься не по принципу кто кого в медийке перекукарекает, а в результате опроса среди сотрудников силовых ведомств — хотят ли они — в первую очередь — чтобы памятник вернулся на историческое место. Считают ли они Дзержинского достойным представителем для современного силового блока», — вполне разумный вариант, на наш взгляд, предлагает телеграм-канал «Орда».

«... Нас устроит только честная победа и только прозрачный результат... „Воспитывайте детей так, чтобы они ставили превыше всего честность‟, — настаивал Ф. Э. Дзержинский. Мы не станем добиваться восстановления справедливости несправедливыми и нечестными методами. „Не в силе Бог, но в правде‟, — эти слова Александра Невского мы также считаем своим кредо... Добиваться возвращения памятника Дзержинскому грязными методами, значило бы предать память и об Александре Невском, и о Феликсе Дзержинском. Наш призыв прост: голосуйте так, как велит вам ваша совесть!», — вещает специально созданный телеграм-канал «Вернём памятник Ф.Э. Дзержинскому на Лубянскую площадь!».

Тем не менее, первая «ласточка» прилетела, простите за тавтологию, в первый же день: Общероссийское общественное движение «Ветераны России» обратилось к Прокурору города Москвы Денису Попову с просьбой провести проверку по факту возможной фальсификации голосования. Отмечается, что в момент его открытия на портал «Активный гражданин» единовременно было загружено более двух тысяч голосов за установку монумента Невскому, что является признаком грубого вмешательства в голосование и дискредитирует значение проводимого плебисцита.

И напоследок. Донецкий Феликс Дзержинский, который стоит на одноимённой площади, был отлит в 1937 году в Москве. Фактически, это первый памятник в Донецке. В годы немецко-фашистской оккупации он был надёжно спрятан горожанами, а потом возвращён на своё место. 5 лет назад в ДНР заботливо отреставрировали бюст: дончане умеют заботиться о своей истории даже под обстрелами...

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ