Аскетичные будни работников ЖЭКа или как выживают те, благодаря кому Донецк сияет чистотой

07.06.16      Ксения Белашова
Аскетичные будни работников ЖЭКа или как выживают те, благодаря кому Донецк сияет чистотой

«Антифашист» продолжает рассказывать своим читателям о том, как выживают в ДНР в условиях непрекращающихся боевых действий представители различных профессий. Сегодня мы отправляемся в гости в один из донецких ЖЭКов.

Коммунальщикам ныне поют оды все – от простых горожан до представителей власти. В городе действительно небывало чисто, кажется, что коммунальщики никогда не спят. Однако, как живут те, благодаря кому военный город снискал славу самого чистого города бывшей Украины?

Первый из интересующих нас объектов располагается в Калининском районе Донецка. Неказистое одноэтажное здание давно требует ремонта, у входа сразу сталкиваемся с дворником Тамарой Васильевной, пенсионеркой, подрабатывающей здесь дворником. Пообщаться и пожаловаться на житье-бытье баба Тома соглашается сразу, но интервью дает в близлежащем скверике, чтобы не вызвать гнева начальства и пересудов среди сослуживцев.

Сразу огорошивает размерами своей зарплаты – 2988 рублей минус 13 процентов налогов. Чистыми, на руки получает чуть больше 2600 рублей. Живет Тамара Васильевна вместе с мужем, дети и внуки выехали в Россию еще в 2014 году. Кроме зарплаты дворника получает еще и пенсию 2400 рублей. Гуманитарную помощь ей и супругу выдает только фонд Рината Ахметова. На российскую гуманитарку с их доходами претендовать не приходится. Пенсия деда, как баба Тома называет своего спутника жизни, почти 5000 рублей. Если подсчитать, то выходит, что всего эта семья пенсионеров получает 10 000 рублей в месяц. На переоформление пенсии в Украину они не выезжали. На первый взгляд, для двоих очень даже неплохо, да плюс еще и продуктовые наборы гуманитарки. Но если разложить всё «по полочкам», то до сладкой жизни этой пожилой чете очень далеко. Оба пенсионера серьезно больны. У Тамары Васильевны гипертония, у ее мужа – сахарный диабет и, как последствия этого недуга, проблемы с сердцем, почками, сосудами. Каждый день он принимает по 5-6 разновидностей таблеток. На лекарства уходит почти вся пенсия. К счастью для себя пенсионеры живут не в квартире, а в частном доме с приусадебным участком. Дом не газифицирован, поэтому платить приходится только за воду и электричество. При серьезной экономии в месяц коммунальные услуги выкачивают от 300 до 500 рублей. На питание и прочие расходы остается 4500 рублей. Путем деления выходит, что в день Тамара Васильевна с мужем могут тратить по 150 рублей, по 75 рублей на человека. Как на такую сумму можно питаться, покупать средства гигиены и предметы первой необходимости, остается загадкой.

Но Тамара Васильевна настоящая оптимистка.

- Продукты покупаю раз в две недели, - рассказывает пенсионерка, - За мясом хожу на рынок к концу дня, когда продавцы хорошо уступают в цене. Потом делю то, что купила на кусочки, каждый заворачиваю в пакет и в морозильник. Рассчитываю, чтобы хватило на две недели. Яйца мы каждый день не едим. Не позволяет ни кошелек, ни здоровье. Трех десятков хватает на месяц.

Еще одна разорительная часть расходов – моющие средства:

- Экономим, как только можем, - рассказывает пенсионерка, - сокращаем всё до минимума. Но есть вещи, без которых не обойтись: стиральный порошок, хозяйственно и туалетное мыло, шампунь, средства для чистки ванной и унитаза. Приходится, как пели в старой студенческой песне, сокращать расходы на питание. Только в той песне речь шла о студентах, которые экономили на билет на концерт французского певца, а мы экономим на желудках, чтобы от нас люди не шарахались из-за дурного запаха, а наш дом не походил на бомжатник.

Следующим собеседником становится сантехник дядя Петя, Петр Степанович, представительный мужчина лет 60-ти. Он получает оклад 2600 рублей. Пенсия 3500 рублей. Живет один. Жена умерла полгода назад, дочь с мужем, ставшим инвалидом в результате ранения и двумя детьми с трудом сводит концы с концами. Квартира дяди Пети находится в одном из обстреливаемых районов и серьезно пострадала от осколков снарядов, которые прилетают туда регулярно по воле его тезки по фамилии Порошенко. Его дядя Петя называет Вальцманом, и может часами рассуждать о том, что желает «мирному президенту». Поэтому на разговоры о том, как Петр Степанович решает бытовые вопросы мы вышли не сразу.

По сравнению с другими нашими героями он богач. Доход на него одного составляет 6100 рублей. Получается, что в день дядя Петя может тратить 200 рублей. Коммунальные услуги он не оплачивает. В разбитой квартире с окнами, заколоченными фанерой, тепло, свет, газ и вода бывают крайне редко, с перерывами неделю, две, а иногда и полтора-два месяца. Чтобы помыться и постирать вещи приходится ходить к знакомым или сослуживцам. А для этого дядя Петя обязательно покупает подарки и приносит стиральный порошок, шампунь и мыло с собой. Из гуманитарной помощи от фонда Ахметова у него почти ничего не остается. Петр Степанович кормит окрестных бездомных собак и кошек, иногда лечит их и даже возит стерилизовать за собственные средства.

- Бездомных собак в приюте на Буденновке (авт. - собеседник имеет ввиду приют «Пиф») принимают и оперируют бесплатно, а вот кошек нет. Надо платить или пусть размножаются, - сетует дядя Петя, - я топить котят и щенят не могу. Мы раньше, когда в своем доме жили, у меня супруга этим занималась. А у меня рука не поднимается. Вот и стараюсь, что другие люди этого не делали.

Лекарства много денег у него не отнимают, беда приходит только в период обострения. Петр Степанович астматик. Недуг обостряется весной в период цветения и осенью. Несанкционированные обострения могут вызвать нервные стрессы. Всё время дядя Петя ходит с ингалятором Вентолинна, которого хватает на 80 применений. Но когда проходит курс лечения в течение месяца в период обострений требуется дорогостоящий Пульмикорт, одна нибула которого стоит 85 рублей. А делать ингаляции надо дважды в день. Зная заранее, какие траты предстоят, Петр Степанович копит деньги и экономит на питании. За полгода после смерти жены дядя Петя освоил приготовление борща, овощных супов, жареной картошки, риса с тушеными овощами. Причем постигать премудрости кухни приходилось зачастую на открытом воздухе, готовя на костре, когда в квартире не было ни газа, ни электричества.

Советские времена, когда среди работников ЖЭКов ходила шутка «сантехник – это сан», Петр Степанович вспоминает с удовольствием. Зарплаты тогда были не высокие, но дополнительные доходы просто зашкаливали. За день дядя Петя мог получить в качестве «чаевых» за отремонтированный кран или прочищенную канализацию до трети своего скромного оклада:

- Были постоянные клиенты, которые вызывали в случае поломок только меня. Им нравилось, как аккуратно я работаю, уважали за то, что прихожу всегда с собственными комнатными тапочками и могу, закручивая гайки или орудуя тросом в канализационных трубах, поддержать беседу о политике, искусстве, или просто выслушать какие кривые руки у мужа хозяйки, что он даже кран отремонтировать не может.

Выручали шабашки, приносившие, практически вторую зарплату. Хватало и на одежду-обувь, и на хорошее питание, и на летний отдых.

Сейчас чаевых сантехникам не дают. А требования предъявляют высокие:

- За квартиру не платят, а требуют – три шкуры с ЖЭКа дерут, - жалуется Петр Степанович, - причем обидно, что среди должников далеко не всегда бедные люди. Они, как раз стараются вовремя платить за коммунальные услуги, а вот толстосумы надеются, что всё спишет война.

Иногда происходят трогательные случаи, когда хозяева из социально- незащищенных слоев населения, приглашают сантехника разделить с ними скромную трапезу и суют пакетик с продуктами из гуманитарки.

- Так и живем-выживаем, - подводит итог дядя Петя. На миг его суровое лицо озаряет улыбка. Он достает из кармана маленького плюшевого мишку и пакетик с шоколадными конфетами, - вот, гостинцы для внуков купил. Пойду сегодня в гости, побалую.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ