информационное агентство

В ожидании войны. Армия ЛДНР борется с внутренними проблемами

19.12.18      Юрий Ковальчук
В ожидании войны. Армия ЛДНР борется с внутренними проблемами

К сожалению, или к счастью, очередное обещанное командованием ДНР наступление украинских вооруженных сил не состоялось и было перенесено спикером МО ДНР Эдуардом Басуриным на более поздний срок.

Обещанное обострение не слишком впечатлило ополчение Новороссии – перемирие давно всем надоело, да и подобные заявления уже вошли в привычку. Куда больше эмоций вызывали бравурные реляции Басурина о том, что «подразделения доукомплектованы на 100% личным составом, обеспечены необходимым вооружением, техникой и боеприпасами на позициях, установлены противотанковые заграждения на танкоопасных направлениях» и так далее. 

На военное командование и лично Эдуарда Басурина обрушился шквал критики. Военнослужащие ЛНР и ДНР, а также множество анонимных пользователей подняли спикера на смех: ни о какой комплектации на 100% личным составом не может быть и речи. Подвергли сомнению также обеспечение военнослужащих всем необходимым и даже саму обороноспособность народной милиции. 

Откровенно говоря, в то, что ВСУ может пойти на риск и проломить оборону республики не верится. Ополчение 2014 года и народная милиция 2018 года - это вещи несопоставимые. Сколько бы ни толковали романтики о «мотивированности», ей невозможно компенсировать наличие бронетехники, артиллерии, боекомлекта в достаточном количестве и навыков боевого слаживания. Тем более, что в случае серьезного обострения, в ЛДНР уже через неделю массово начнут ехать весьма мотивированные добровольцы. А потом и вовсе могут появиться таинственные и страшные «отпускники», фатальные встречи с которыми украинский генштаб до сих пор видит в страшных снах. 

Тем не менее, вооруженные силы Новороссии действительно страдают от ряда недугов, свойственного, пожалуй, всем армиям всех времен и народов и, порой, действительно подрывающих боеспособность. 

Серьезной проблемой в народной милиции является довольствие. Поступая на службу, солдаты получают денежное вознаграждение в 15 тыс. рублей (за службу на линии разграничения доплачивается еще около 30%), бывший в употреблении комплект формы и, по желанию, кирзовые сапоги. Плюс питание (качество и количество которого разнится от подразделения к подразделению) и место в казарме или палатке. Все остальное солдат должен приобрести самостоятельно. 

Остальное, это нормальная обувь. В идеале и форму надо купить самостоятельно, но на это уйдет почти вся зарплата, зато не придется мерзнуть и каждый день штопать ее. А также знаки различий, ремень, несессер, вещмешок или рюкзак, спальный мешок, каремат и т. д. Далеко не все это нужно солдату, но время от времени приезжают проверки, на которых необходимо показаться во всем «параде» - то есть, раскошелиться на ту же саперную лопатку или значок «гвардейца» придется каждому. 

Учитывая, что и на передовой, и на полигоне форма и обувь быстро приходят в негодность, военнослужащим приходится тратить на обмундирование изрядный кусок своей зарплаты. Кроме того, практически повсеместно есть сборы в общий котел – на «нужды» подразделения. Собирают обычно по тысяче рублей. Деньги немалые, но еще ни разу не удалось выяснить, на что они расходуются. Версии, опять же, разнятся между собой, в зависимости от командира. 

Нередко солдатам приходится заодно скидываться на заправку транспорта или даже техники. Топливо имеет вредную привычку «испаряться». Нашумевший случай, когда погибла беременная медсестра и мехвод, пытавшиеся забрать раненного бойца с передовой на обычном «Урале», вполне может быть связана с тем, что положенный в данной ситуации МТ-ЛБ банально было нечем заправить. 

Случается также солдатам тратить свои кровные на мешки для обустройства окопов, строительные материалы и прочие нужные вещи. Хотя чаще этими ресурсами бойцов на передовой снабжают волонтеры. Если бы не помощь неравнодушных граждан, воевать защитникам Новороссии было бы куда труднее – под ободряющие присказки командования, волонтеры привозят бойцам обувь, одежду, белье, медикаменты, перевязочные материал, средства связи, тепловизоры, оптику, запчасти для личного транспорта, который бойцы «убивают» для служебных нужд и бесчисленное количество других полезных вещей, которые, по идее, должен обеспечивать штаб. 

Медицина – это отдельная печаль. В больницах солдат лечат, но нареканий с их стороны на качество, бесплатность, а главное – недостаточное по продолжительности лечение, более чем достаточно. Но есть и куда более удивительные явления. Например, мало где проводятся мероприятия, по обучению солдат правилам оказания первой помощи, пользованию антишоковыми и кровеостанавливающими препаратами. Получить от волонтеров «гемостопы» - это еще полдела. Надо еще уметь ими воспользоваться…

Военнослужащие часто жалуются на отсутствие выплат единоразовой компенсации по ранениям и гибели. В 2017 году власти ЛДНР обещали платить от 200 до 600 тыс. рублей в случае ранения и компенсацию в 1,6 млн. рублей. В реальности, погибших и тяжелораненых могут уволить «задним числом» или же выплатить в разы меньшую сумму – 20-30 тыс. рублей. Остальные деньги то ли «растворяются в воздухе», то ли выплачиваются крошечными траншами. В любом случае, серьезные операции и протезирование военнослужащих чаще всего также проводятся благодаря волонтерам и собранным ими средствам.

В этой всей ситуации, чтобы исключить безосновательный наброс на вентилятор, давно бы внести ясность: то ли денег на обеспечение всех этих статей у республик нет и военные должны смириться с тем, что обороноспособность во многих отношениях возложена на плечи волонтеров, то ли деньги есть и выделяются, но не используются по назначению. Ну и, в соответствие с вариантом ответа, делать какие-то выводы и откровенно объяснять людям перед подписанием контракта, что именно их ждет в «стройных рядах».

А заодно объяснять и многие другие нюансы, в соответствии с текущим политическим моментом. Потому что очень часто бывают разочарования, когда идейный боец вместо службы на передовой получает бесконечный строевой шаг или бесцельное гниение на полигоне, а человек, пришедший чинно получать свою зарплату в качестве «штабного», скоро осознает, что единственное, что он может заработать в армии, это геморрой. Потому как из обещанных 15 тысяч ему достается не так уж и много, да и семью он видит только на праздники. 

И тогда меньше будет в народной милиции случаев самовольного оставления части. Хотя это может очень огорчить командиров в отдельных подразделениях, которым очень удобно продолжать выплачивать зарплату «мертвым душам» - людям, давно ушедшим «на гражданку» не дожидаясь окончания контракта.

В общем-то ничего нового. Проблемы могут быть в любой армии мира. Однако, одно дело, когда упражнения в коррупции и строевом шаге происходят в мирное время, когда вооруженные силы многим кажутся чуть ли не бременем, и совсем другое дело, когда речь идет о вялотекущей войне, в любой момент чреватой локальными вылазками или даже серьезным наступлением. 

Впрочем, людям, поймавшим волну внезапного и безудержного обогащения, бывает сложно не только остановиться, но и вспомнить о том, что в мутной воде можно не только наловить рыбки, но и сгинуть. В последние месяцы среди военных ходят «страшные» истории о проверках и прочих мероприятиях, которые могут стоить многим не только погонов, но и свободы.  

А в остальном, вне зависимости от досадных нюансов несения службы на местах, в общем и целом вооруженные силы ЛДНР как никогда готовы к встрече с ВСУ. И очень многие бойцы, и командиры, уставшие от «минского» безвременья, горячо ждут этого свидания. Прием, безусловно, будет весьма теплым.       

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ