Украинская реформа электроэнергетики приводит к остановке промышленности

Рыночек всё порешал. Рыночек всех порешил. Сейчас на Украине в один голос твердят, что нынешняя катастрофа с энергетикой связана с высокими ценами на газ, нехваткой угля, зловредностью России, перекрывшей доступ к электроэнергии и прочими объективными факторами.

А ведь на самом деле главная причина — заработавший рынок электроэнергии, запущенный по указке МВФ в 2019 году.

Посмотрим, как работали цены на энергетику до Евромайдана.

Начиная с 2010 года, на Украине цены на газ из России были очень высоки, даже учитывая «харьковскую скидку», они достигали 300 долларов за тысячу кубов.

Тогда газ собственной добычи составлял менее 30 процентов от потребления, но, несмотря на это, население платило посильные 0,8 гривен (10 центов) за куб, а крупный бизнес старался выйти на прямые поставки газа с дополнительными скидками.

Ещё оптимистичнее выглядела ситуация с электроэнергией. Цены на неё росли намного медленнее, чем доходы населения. В 2002 году население платило 0,12 гривны за кВт∙ч, а в 2014 — 0,25 гривны за кВт∙ч в среднем. За это же время средняя пенсия выросла в 4,5 раза, а средняя зарплата в 5 раз.

Тарифы промышленности были выше, но существовали большие льготы на ночной тариф, и эти тарифы не были запретительными.

Когда я приехала в Россию, меня больше всего удивлял факт, что цена на электроэнергию здесь была кратно больше, чем тогда на Украине, при этом Россия имеет свои дешёвые газ и нефть, свои ТВЭлы на атомных станциях, мощные гидроэлектростанции на северных реках.

Чубайс не зря ел свой хлеб реформатора РАО ЕС.

А на Украине всё это приобретается по мировым ценам, но электроэнергия была дешевле, при этом не дотировалась и не была убыточна.

Самое тяжёлое повышение тарифов на электроэнергию и газ произошло в первые же годы после Евромайдана, когда цена на газ выросла в 6—7 раз, а на электричество — в 5.

Но сама система скрипела, но работала, вопреки предсказаниям, что «замёрзнут и приползут».

И главной опорой, формировавшей устойчивость всей системы, была работоспособная модель энергетики.

Эту модель через кризисы неплатежей и веерных отключений в 90-е годы, была выработана и опробована грамотными управленцами. В их числе Юрий Бойко, и даже Юлия Тимошенко, при всём негативном отношении к ней, как к политику.

Единый тариф по всей стране и для населения, и для промышленности давал предсказуемость, предприятия-поставщики получали за выработанную продукцию оплату вовремя, даже поставки угля с Донбасса, вопреки истеричной блокаде «патриотами», поставлялся хитрыми и окольными путями, формируя запас прочности для энергоснабжения населения и предприятий.

И именно эта модель затрещала и начала ломаться при внедрении так называемого «свободного рынка электроэнергии», который внедрили под жёстким контролем Европы.

Основой дешёвой энергии на Украине была энергия атомных электростанций. И именно по атомной энергетике начали бить «реформаторы».

«Нерыночное» перекрёстное субсидирование население промышленностью заменили «абсолютно рыночным» субсидированием новой «зелёной энергетики», которое стало неподъёмным ярмом именно для атомных электростанций... и населения.

«Зелёная энергетика» стала ломом, которым ударили по работающему механизму.

«Свободный энергорынок» ввёл оператора «Гарантированный покупатель», который ОБЯЗАН покупать любой объём «зелёной энергетики» по страшно завышенным ценам.

Разницу в цене между закупленной и потребительской обязан компенсировать... Энергоатом.

Для сравнения, половину выработанной электроэнергии у Энергоатома забирают по 15 копеек!! А «зелёному продавцу» платят по 5—7 гривен.

Энергоатом в страшных убытках, а «зелёная энергетика» прёт, как не в себя. За три года мощность всех ВИЭ выросла в 6 раз, и достигла 9,9 ГВт. Подавляющая часть иностранных инвестиций в украинскую экономику поступает именно в эту отрасль. И чем больше иностранных инвесторов, тем строже окрики иностранных кураторов на робкие попытки ограничить аппетиты зелёных энергетических крокодилов.

Производя 6—7 процентов всей электроэнергии, зелёная энергетика уже забирает 26 процентов всей выручки за электроэнергию, и при этом государство постоянно в долгах, поскольку никакая выручка за электроэнергию не компенсирует «зелёные тарифы». При этом именно «зелёная энергетика» требует немалого производства энергии, производимой теплоэлектростанциями на угле или газе для баланса нагрузки, ведь солнце не светит по заказу в утренние и вечерние пиковые часы.

Раньше ТЭС работали для дополнения к ровному уровню генерации АЭС, и дешёвая энергия АЭС уравновешивала более дорогую пиковую выработку. А теперь и АЭС, и ТЭС должны работать на «зелёную энергетику», и вот тут уже выросшая цена на уголь и газ становится критичной.

Именно такая ситуация привела к кризису закупок угля, именно это стало причиной невозможности перевода ТЭС на газ.

При этом эта, якобы рыночная, реформа электроэнергетики, в конечном счете, приводит к остановке украинской промышленности.

По данным Укрэнерго в 2018 году тариф на электроэнергию составлял 2,90 за кВт∙ч

Вопреки заверениям о том, что рынок позволит снизить цены на электроэнергию, в октябре 2021 года суммарная цена для промышленности, включающая цену закупки, стоимость распределения и прочие достигает почти 5 гривен за кВт∙ч, а это намного выше, чем цена на электроэнергию для промышленности европейских стран.

Но и по такой цене из-за нехватки угля возникают огромные проблемы, производства лихорадочно ищут резервы для обеспечения себя в моменты возможных отключений.

Рыночек всё порешал.

Рыночек всех порешил.

    Календарь
Disqus Comments