«Сейчас такое время, когда нужно чётко определиться со своей позицией». Интервью Сергея Куприка о спецоперации, России, Донбассе и уехавших артистах

Заслуженный артист России Сергей Куприк частый гость в Донбассе. Восемь лет, в течение которых идёт война, он поддерживает жителей республики: регулярно даёт концерты, помогает гуманитаркой. В эти дни он снова в ДНР – выступает перед ранеными бойцами и жителями освобождённых территорий. Мы встретились с Сергеем в Мариуполе, в окрестностях завода «Азовсталь», чтобы поговорить о войне, мире, духовных ценностях и российской эстраде.

— В 2004 году Леонид Кучма присвоил вам, россиянину, звание заслуженного артиста Украины. При каких обстоятельствах это произошло и что теперь с этим званием?

— В 2004 году Луганская область отмечала своё 65-летие. Мы до этого не раз приезжали туда, и у нашего руководителя Михаила Танича возникла идея написать песню об этом крае. Я её исполнил, луганчане сразу её приняли – она попала на все радиостанции, школы стали открываться с этой песней, она стала своеобразным гимном области. В общем, песня произвела впечатление и дошла до Леонида Кучмы, который на тот момент был президентом Украины. И как раз в день 65-летия нас пригласили открыть этой песней большой праздничный концерт на стадионе, после чего меня наградили званием заслуженного артиста Украины. Для меня это было очень неожиданно, это было первое звание в моей жизни. Тем более неожиданно было получить его из рук президента Украины, с учётом того, что я россиянин.

В 2014 году, когда Украина начала войну против Донбасса, мне позвонили люди из новой администрации Луганска и спросили, буду ли я петь новые слова. Дело в том, что в прошлом варианте песни есть слово «кохання», они решили его убрать, заменить русскими словами. Я согласился с этим, и теперь мы пишем, что слова песни – это слова народа ЛНР. А потом мне позвонили из министерства культуры и задали вопрос: «Вы являетесь заслуженным артистом Украины, почему вы себя так ведёте, зачем вы посещаете неподконтрольные территории? Мы отберём у вас звание». Я ответил, что не они присваивали мне это звание, не им его и отбирать, но если им так угодно, пусть пришлют адрес, на который я отправлю значок и удостоверение. Больше они мне не звонили, на этом всё закончилось. Я не знаю, лишили ли они меня звания официально или нет, они мне не сообщали, но удостоверение и значок заслуженного артиста Украины у меня остались. Меня награждал не украинский минкульт, меня, по сути, награждал народ Луганска за песню о Луганске. С народом Луганска я и остался.

— В 2008 году вы окончили Луганский институт культуры и искусств. Вы россиянин, почему именно этот институт?

— Моя жизнь с раннего детства была связана с Луганском. Моя семья жила там, когда я был совсем маленьким – я, правда, мало что помню из того периода. Но это было. Своё первое звание я получил там. Поэтому, когда мне предложили поступить в этот институт, я, конечно, согласился. И мы до сих пор общаемся с институтом, поддерживаем отношения.

— Вы хорошо знаете Украину, вы хорошо знаете Донбасс. На ваш взгляд, что произошло в 2014 году?

— Украина переориентировалась на духовные ценности, которые абсолютно чужды и неприемлемы для русских людей. Нацизм, фашизм, запрет родного для большинства украинцев русского языка. Донбасс ну никак не мог поддержать всё это, произошло столкновение интересов, начался конфликт. Жители Донбасса с честью и достоинством борются за то, чтобы с ними считались, чтобы их мнение учитывалось, фактически, они борются за свою свободу в этом мире. Все эти годы, все эти восемь лет и военные, и гражданские защищают свою свободу, свой язык, своё право жить так, как они хотят. Для меня они герои.

— В течение восьми лет россиянам внушали, что происходящее в Донбассе – это сугубо внутриукраинский конфликт, к которому Россия не имеет никакого отношения, разве что только в качестве гаранта выполнения минских соглашений. Вы как воспринимали этот конфликт? Был ли он для вас только внутриукраинским?

— Нет, конечно. Это не было сугубо внутриукраинским делом. Вряд ли украинцы сами решились бы на развязывание войны в своей стране, вряд ли они сами стали бы озвучивать те вещи, что все мы слышим эти годы. Украинцы - нормальные люди, всегда такими были, но в 2014 году их выбрали на роль военного плацдарма против России. Конечно, это влияние извне, США, прежде всего. Украинцы воюют на деньги Америки, американским оружием. Украинцы воюют и несут огромные потери – и человеческие, и экономические. Американцы решают свои геополитические вопросы, человеческие беды им не интересны.

— 24 февраля мир изменился, началась спецоперация России на территории Украины. Что вы почувствовали, когда узнали об этом?

— Я почувствовал гордость и за нашу страну, и за нашего президента. Мы все понимаем, что это решение очень непростое, но давно ожидаемое в Донбассе. Я же часто сюда приезжаю с 2014 года, я вижу, как ВСУ постоянно стреляют по людям, я знаю, что такое Аллея ангелов… Сколько мы можем на это смотреть? Я вижу настроения людей: подавляющее большинство с удовольствием получают российские паспорта, становятся русскими не только по крови, но и по паспорту. Поэтому решение нашего президента я абсолютно поддерживаю. Когда он об этом объявлял, были сказаны очень хорошие слова, и, честно говоря, мы с женой стоя их слушали, потому что ощущали очень большую гордость за нашу страну. Я понимал, что люди, которые находятся здесь, очень-очень этого ждут. И, наконец-то, это произошло.

— Украина всё чаще открывает огонь по территории России, уже есть разрушения, жертвы среди мирного населения. Если так случится, что Украина начнёт полноценные боевые действия против России – а мы понимаем, что за её спиной стоит коалиция из более чем 40 стран – вы готовы взять в руки оружие и защищать свою страну?

— Да, я готов. Я понимаю, что обратного пути у нас уже нет. Мы пойдём до конца.

— Изменилось ли отношение россиян к событиям в Донбассе после 24 февраля? Понимают ли они, что это общая борьба, общая судьба, или, возможно, до сих пор уверены, что это внутриукраинский конфликт? Какие настроения в обществе?

— Да, до 24 февраля многие действительно не понимали, что происходит, не знали или не хотели знать. Поэтому 24 февраля многие решили, что Россия внезапно напала на несчастную Украину, в ответ на это кто-то из артистов решил срочно эмигрировать - в Израиль, например. Мы всё-таки больше общаемся с людьми из шоу-бизнеса, это наша работа. Я был сильно удивлён тем, что многие из моих коллег по сцене не поддержали решение президента. И я думал, что и в целом в обществе такая ситуация. А потом, когда я стал работать с разными людьми – не из шоу-бизнеса, стал работать по гуманитарке для Донбасса, я понял, что большинство россиян поддерживает это решение, они понимают, что происходит, они за Донбасс, за Россию. Большинство людей за Донбасс, мы с вами, мы вместе.

— Некоторые ваши коллеги публично заявили о том, что им стыдно быть русскими. Что за этим стоит? Это действительно морально-нравственные муки? Или это желание сохранить популярность на Западе теми, у кого она там была? Возможно, это желание сохранить недвижимость там? Что стоит за этой позицией, на ваш взгляд?

— В чужую душу лезть не будешь, но я тоже слышал такие фразы, что им стыдно: «Мне стыдно, что я русский». Кто-то им ответил, что если вам стыдно, что вы русские, значит, вы не русские. Если ты не хочешь или не можешь по моральным убеждениям оставаться в России, езжай в любую другую страну. Да, вероятно, это жестоко звучит - ну а как иначе в этих обстоятельствах? Предателей возле себя тоже держать не хочется, потому что не знаешь, что от них ожидать, в какой момент они тебе нож в спину всадят. Но это их жизнь, их выбор, пусть они живут, как хотят.

Что стоит за этой позицией? У всех по-разному, на самом деле. У кого-то, действительно, недвижимость за границей и нет желания её терять. Кто-то просто недопонимает, что происходит, и высказывается эмоционально - они на самом деле уверены, что Россия напала на Украину и им стыдно, а о предыдущих восьми годах они либо не слышали, либо не хотели слышать. Кто-то банально хочет пропиариться на этом, потому что это самая актуальная тема сегодня. Чёрный пиар в шоу-бизнесе это вообще святое дело, и к этому прибегают многие.

У меня, например, тоже есть недвижимость за границей, и я тоже теперь туда попасть не могу. Но я готов с этим расстаться. Некоторые мои знакомые, очень богатые люди, когда узнают, что я езжу в Донбасс, привожу гуманитарку, даю концерты, говорят мне: «А что тебе с этого, зачем тебе это надо?». Я отвечаю: «Ребята, ну нельзя же всё время только деньги считать. Это мой выбор».

— Почему вы не можете попасть в свой дом за границей?

— Во-первых, из-за санкций, во-вторых, со стороны наших недоброжелательных соседей сейчас за границей очень много провокаций в отношении русских, тем более тех, кто поддерживает спецоперацию. Но меня это не пугает абсолютно, что я не могу туда попасть. Нет, так нет, раз уж так сложилось.

— Недавно ваши коллеги Николай Басков, Олег Газманов, Лариса Долина и другие создали российскую музыкальную ассоциацию. В качестве цели они заявили защиту русской культуры и продвижение молодых артистов. Вы как к этому относитесь, планируете ли сами присоединиться?

— Я, честно говоря, не слышал об этом, но идея мне нравится. Мы должны поддерживать нашу талантливую молодёжь, особенно сейчас, когда освобождаются многие ниши на сцене. Из-за отъезда артистов за границу много мест освободилось, их нужно заполнять молодыми талантами. Идея отличная, если бы мне предложили присоединиться, я бы, конечно, присоединился.

— Некоторые из артистов, покинувших Россию, выпускают песни в поддержку Украины. Так, например, Земфира выпустила песню о Мариуполе под названием «Мясо». Эти песни заставляют россиян проникнуться идеей поддержки Украины? Они влияют на выбор людей?

— Скорее, нет, люди отворачиваются от таких призывов. В 99% случаев люди не меняют своего мнения от того, что, допустим, Земфира так спела. Тот же Юрий Шевчук недавно высказался со сцены. Но он всегда так высказывался, это не секрет для его коллег. Но его поклонники удивляются, мол, мы его песни слушали всегда, а он, оказывается, вот какой. Одно дело, когда какие-то политические высказывания произносятся в мирное время, и совсем другое, когда вот в такой вот напряжённой ситуации. Люди отворачиваются от этого. Нет, песни не оказывают какого-то решающего влияния на мнение людей в этой ситуации.

— Как вы оцениваете состояние российской эстрады сегодня? Что я имею в виду – очень мало запоминающихся песен в исполнении молодых певцов, в основном молодёжь поёт либо песни мэтров, либо песни на английском языке, либо, если это что-то своё, то, как правило, это что-то совсем неприметное и проходное. Притом, что голоса очень хорошие. Почему так? Нет талантливых авторов? У авторов нет вдохновения?

— Сейчас, действительно, такая ситуация, что изобрести что-то принципиально новое довольно тяжело. Молодёжь, прежде всего, старается выделиться не пением, не песнями, а подачей - петь, условно говоря, вверх ногами, чтобы быть замеченным, чтобы обратить на себя внимание. На мой взгляд, этот путь неправильный, это путь в никуда.

Но талантливые люди, которые пишут очень хорошие песни на русском языке, всё равно есть. У нас есть новая песня, которая вышла, кстати, 24 февраля, она называется «Мира дому вашему». Её написал украинский поэт, гражданин Украины из Сум - он всегда писал песни о России, хоть и жил на Украине. Он мог очень сильно пострадать из-за этого: когда мы представляли песню, он очень просил не называть его фамилию, говорил, что его за это могут убить. Сейчас мы его вывезли в Москву, слава Богу, всё хорошо закончилось. Есть очень хороший композитор родом из Мариуполя, кстати. Он родился и вырос здесь, потом перебрался в Москву, но его родители оставались здесь, скрывались в подвале во время боёв. Он просил донецких бойцов, чтобы их нашли, вывезли отсюда, переправили через границу, они всё сделали. А композитор очень серьёзный, один из топовых у нас. Так что и донецкая земля славится талантами, и песни есть.

— Почему в различных шоу на федеральных каналах такое большое количество песен на английском языке и минимальный процент на русском? Это требование руководства каналов, правообладателей шоу или личный выбор участников?

— Да, почти все шоу сделаны по лицензии, и режиссёры выполняют требования правообладателей – это одна причина. Но дело не только в этом. Скажу о себе, что когда я учился петь, нас учили на английском языке - потому что на английском петь гораздо легче. На русском языке петь сложно. Человек, который не знает этой разницы, думает, мол, да что там - либо ты поёшь, либо не поёшь - но нет, ничего подобного, на английском петь легче. И когда ребята учатся петь на английском, они к этому привыкают, и петь русские песни им уже не очень удобно. Это другая причина. Ну и, конечно, сами люди, которые сидят на федеральных каналах – это тоже их выбор. Если бы кто-то из них сказал, что давайте петь на русском и свёл бы английский к минимуму, я думаю, ситуация переломилась бы. Но этого не происходит, потому что они этого не хотят. Мне это тоже очень не нравится.

— На ваш взгляд, эта ситуация сейчас будет меняться?

— Очень надеюсь на это. Нельзя быть и за тех, и за этих. Сейчас такое время, когда нужно чётко определиться со своей позицией. И я думаю, ситуация будет изменена, станет меньше и английского языка, и английских песен в эфире в скором будущем. Надеюсь на это.

— Если западная культура перестанет быть доминирующей в России, Россия сможет создать свой продукт, который будут смотреть, читать, слушать? Я не имею в виду возврат к кокошникам, балалайкам (хотя и это можно «вкусно» подать), не имею в виду эстетику военных лет, я говорю о создании принципиально нового, классного, модного культурного контента, который будет привлекательным, при этом будет наполнен русскими смыслами?

— Думаю, да. Надеюсь на это.

— Запад ввёл масштабные санкции, это уже отражается на жизни всех людей. Россия справится?

— Уверен, что да. Запад и сам довольно ощутимо страдает от этих санкций.

Что касается Донбасса, могу сказать, что в России, в Москве, в частности, довольно быстро возводятся микрорайоны на 500—600 тысяч человек - это размер целого города типа Мариуполя. Поэтому я уверен, что Донбасс восстановят, и он станет ещё краше, чем был. Причём произойдёт это не когда-то там, а в самые приемлемые, нормальные сроки. Люди это увидят довольно скоро.

— Вы уверены, что с точки зрения экономики Россия справится. А духовно возродится – ведь именно это самое главное?

— Я думаю, да. Русские люди очень добрые. У нас очень большой опыт духовного возрождения после масштабных потрясений. В Великую Отечественную войну мы столкнулись с самой страшной идеологией, и наши деды и прадеды разбили фашистскую армию, но как выяснилось теперь, кое-кому удалось сбежать тогда и всё это расцвело вновь. Пришло время подчистить. Подчистим.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments