«Призраки» без Алексея Мозгового. «Мы костьми ляжем, но не посрамим имя комбрига…»

Расстояние от Донецка до Алчевска при нормальных условиях поездки рассчитано менее чем на пару часов передвижения на автомобиле. В период военных действий это время автоматически удваивается: разбитые от снарядов дороги, уничтоженный мост возле Енакиево (соответственно, объезд по грунтовке), блокпосты… А сейчас еще и невыносимая жара: последние несколько дней «радуют» Донбасс +38 +40 по Цельсию. Движемся в сторону ЛНР. Пока что территория этого «княжества» как бы отдельная от ДНР, но в будущем оно, несомненно, – составляющая единой Новороссии.

Позади - растерзанное Дебальцево и город-призрак Углегорск. Город, которого нет, и, как говорят местные ополченцы, шансов на его восстановление тоже не предвидится. В Перевальске (это уже ЛНР) ситуация военная, но «ровная»: город не попадал под обстрелы. В нем почти мирная жизнь, хотя запах пороха, естественно, ощущается и здесь.

Алчевск. Конечный пункт нашего прибытия. Не буду обращаться к Википедии, чтобы указать количество жителей этого промышленного донбасского города. Скажу лишь: город довольно не маленький, чистый и аккуратный, к счастью, не обстрелянный. Это – глубокий тыл защитников ЛНР. Именно здесь базировалась (и базируется) бригада легендарного комбрига Алексея Мозгового «Призрак». Это – родина Алексея Борисовича. Здесь, на Луганщине, он родился, жил, работал. Здесь он воевал. Здесь, в нескольких километрах от Алчевска, он и погиб – 23 мая на трассе Перевальск-Луганск. Убили, как и водится, предательски, в спину…

Место гибели Мозгового и его побратимов – руководителя пресс-службы Анны Самелюк, бойцов специального отделения личной охраны комбата Алексея Калашина, Александра Юрьева и Андрея Ряжского - обозначено памятным знаком. Также в результате диверсии погибла супружеская пара – Яков и Анастасия Тракий. Женщина находилась на последнем месяце беременности…

На месте трагедии часто останавливаются люди. Донбасская степь вперемешку со зловещей «зеленкой»: именно из нее в тот роковой день «внезапно» появилась ДРГ. В руководстве ЛНР утверждают, что диверсанты были украинскими. Сослуживцы (и не только) погибшего героя Новороссии эту версию не разделяют. По их мнению, уж многим чиновникам в Республике насолил идейный и бескомпромиссный комбриг! Как бы там ни было, убийцы не найдены: ДРГ за считанные секунды растворилась в глубоком тылу. В нашем тылу!

Безусловно, гибель командира заставила его сторонников о многом задуматься. И многое переосмыслить. Но, несмотря ни на что, легендарный «Призрак» не стал призраком – бригада есть, бойцы во всеоружии, штаб действует. Всё осталось так, как и при жизни комбрига, с одной лишь разницей: вместо живого Алексея Мозгового – его портреты. Потеря командира для бойцов «Призрака» - огромная утрата. Они очень сожалеют, что не смогли его уберечь. И подчеркивают, что Мозговой был очень рискованным человеком. Он знал, что его могут убить, он предчувствовал свою гибель, но шел за правду до конца. Напролом. В штабе – уголок памяти и боевое знамя…

Пообщались с руководством бригады и бойцами. Разговоры – приватные, выносить их на суд обывателя не имеет смысла: ведь ребятам там оставаться! Единственное, что можно озвучить: каждый из них обещает стоять до полной победы! «Мы костьми ляжем, но не посрамим имя комбрига…»

…В девочке-школьнице, вышедшей из здания штаба, я сразу же узнала Богдану Нещерет: алчевская пятиклассница стала одним из символов бригады «Призрак». Это она на панихиде по погибшему командиру прочитала на городской площади душераздирающие стихи собственного сочинения. Это ее фото с комбригом расклеены по всему городу, включая стекла и бамперы авто.

Видео митинга-реквиема памяти Алексея Мозгового. Алчевск, 24 мая 2015 года

Богдана после смерти Мозгового вступила в ополчение: на груди девочки – соответствующее удостоверение.

«Летом я постоянно здесь находилась. У меня тут свои обязанности, помогаю нашим бойцам, чем могу. Сейчас школьное время, поэтому прихожу в штаб после уроков… На кладбище к командиру часто хожу, в августе на Спаса яблоки ему носила», - милое создание в камуфляже оказалось очень общительным.

«Мой позывной – «Доча», - рассказывает Богдана. – Если бы вы знали, как мне не хватает дяди Леши!» Глаза девочки наполняются слезами…

Бойцы бригады, как я успела заметить, общаются с Богданой на равных. Маленькая ополченка – всеобщая любимица. Ребенок, так рано повзрослевший от войны…

…По раскаленным от аномальной сентябрьской жары улочкам выдвигаемся на окраину Алчевска. Там, на Западном городском кладбище, похоронены легендарные «призраки», души которых живы, а память о них – вечна…

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments