Пэтро из Львова: «Не приеду больше в Одессу!»

Это заметка на тему «Чья бы корова мычала?». И, действительно, не рагулью же немытому, которое стирает портки прямо в море, бегает от «цунамы», клянчит у отдыхающих «рубль на морожена» (даже запомнить не может, что у них «гривна»), требует домчать себя «на Аркадию» ближайшей бетономешалкой и неизменно посылается на кладбище при попытке разузнать «дэ узвиз»...

Так вот не ему рассуждать о грязной Одессе. А, может, мы специально разводим грязь, чтобы вся эта погань к нам не лезла? Буйков на пляжах, может, потому и нет, чтобы спустившиеся со смэрэк гости вольно плавали — отдыхали, так сказать, без границ. Под песню «Дорожную» группы «Ленинград».

И, тем не менее, свидомый сетевой сегмент рвёт от статьи некоего львовянина Петра Яценко под названием «Почему я больше не поеду в Одессу и не повезу туда свои деньги». Деньги, понимаете? Вот кабы вместо «деньги» было «не повезу туда своих вшей», ещё можно было бы проникнуться, а так...

Если вкратце, то автор повествует о том, что в Одессе отдыхать дорого, но при этом грязно, валяются «рoзчaвлeнi їжaки», повсюду русский мир — не надо, мол, сюда ехать, лучше в Турцию. Хотя, блин, и там русский мир. Засада.

Знаем, проходили. Чего только стоит фрейдистская истерика львовского телеведущего Остапа Дроздова, побывавшего в прошлом году в Одессе и под Одессой. А он же тогда выдал как при атипичном ПМС, отягчённом тепловым ударом:

«„Отдыхайте на Украине‟. С кем? С „согражданами‟, которые, понимаете, „Кукуруза!‟. Ходят, продают, Боже. Это что-то ужасное, дикий Советский Союз. У меня идёт кровь из ушей. У них русские — самые лучшие, у них Путин — это большой человек. Там настоящий Чернобыль, радиоактивный. „Давай, шансон сейчас послушаем‟. В полный рот будем слушать шансон, потому что мы на пляже, и нам принесли кукурузку, чтоб ты подавился этой кукурузой!».

Грэйтэст хитс. Классика не переплюнуть. И, всё же, давайте коротенько разберём нового недовольного львовянина по цитатам — он тоже старался.

«Пять лет возил семью отдыхать на Одесщину. Первые разы после оккупации Крыма был на самом деле патриотический порыв — поддержать отечественного производителя».

Какого «отечественного», Пэтро? Где Львов, где Одесса — совсем берега попутал? Вы даже из Великой Отечественной войны «отечество» вычеркнули.

«Было душевно и недорого. Мы простили отсутствие инфраструктуры, кабинок для переодевания, спасателей, сеток от медуз, буйков и т.п.».

При упоминании «сетки для медуз» меня аж током пробило. То, что гости с «дикого запада» приезжают в Одессу, чтобы убить всё живое — гоняются за этими несчастными медузами, как будто у них есть ноги, зачем-то натирают ими под мышками и в плавках, иногда едят — мы осознали. Правда, в 21 веке только, когда культура из Львова пошла в массы. Но удивление, как известно, стимулирует творчество. А по поводу инфраструктуры... А тут уже не в Одессе дело — вся ваша инфраструктура закончилась на катапульте на Грушевского. Иной ещё лет сто точно не будет, сечёшь, Пэтро? А то «простили» они.

Затем Пэтро пишет, что со временем решил сменить отель — ну, понятно: Марлон Брандо решил перебраться с острова на остров из-за недостаточного перламутра на ракушках, сворачивать кораблики из долларов и почивать...

«Отель был ухоженным. В нём не было „їдaлки‟, вместо неё была общая кухня, но современная».

Ну, вы поняли — эту цитату я привела только из-за «їдaлки».

«Поразила заброшенная железнодорожная станция. Она утопала в мусоре», — возмущается представитель давно признанной марки под названием «Львовский мусор», от которого ещё несколько лет назад благоухала вся страна.

«Когда сумма денег, которые я привёз в Одессу, стала доходить до десятка тысяч долларов, я задумался. Период поддержки отечественно производителя приближался к концу. Я хотел увидеть, что теперь этот производитель сможет предложить мне».

Далее автор перечислил, что ему нужен комфорт, набить брюхо, чистота... И, знаете, это первый раз, когда я пожалела, что не являюсь видеоблогером, потому что в этом месте я гомерически взоржала бы в камеру, а когда у меня закончился бы приступ смеха, сказала: «Рагуль и „десяток тысяч долларов‟ — это как я во львовской „крыйивке‟ с вопросом „А где будёновки?‟». Да и Земля тоже не квадратная, Пэтро, чего свистишь?

«Стало хуже, — продолжает вещать львоянин, так и не находя причинно-следственных связей с „революцией достоинства‟. — Мы нашли мертвеца — человек захлебнулся или погиб от сердечного приступа. Его некому было спасать. От спасательных станций на пляжах остались только грустные остатки».

Советские, Пэтро, остатки, советские. На муниципальных пляжах, коих, благодаря отважным искателям золотых унитазов, уже почти не осталось. А на частных, Пэтро, «спасатели» хотят, спасают, хотят, нет — как карта ляжет. Если, положим, одновременно будешь тонуть ты и какая-нибудь сиськастая девка, то расклад точно выйдет не в твою пользу. Особенно, если ты ещё дотумкаешь орать «Допоможить!».

В общем, осознав «весь этот Ад», львовянин пришёл к выводу: «В этом году мы поехали в Турцию. Отвезли на троих сорок тысяч гривен. Нам повезло ещё и потому, что Путин не пустил в Турцию россиян». Про «люксовый отель» пишет и советует соплеменникам — всем туда, а не в Одессу!

Хотя и в Турции он умудрился разнюхать зраду: «Единственный минус — гиды украинской туркомпании родом из Луганска и общаются только по-русски». Не ровён час, он и мёртвого ежа в чебуреке найдёт.

Но и на «луганскую мафию» Пэтро закрыл глаза, памятуя о злоключениях в Одессе: «Молодая „администраторка‟ на моё „приезжайте во Львов, у нас тоже красиво‟, заявила: „Что я не видела в этом вашем Львове? Наша культура — в Питере. Вот там — красиво‟».

И тут я умолкаю и снимаю перед Пэтром шляпу, ибо бессильная перед талантом. А у Пэтра явный талант — чуять правду.

Ну и «Дорожную» под конец, «Ленинграда», да?

Татьяна Белая

    Календарь
Disqus Comments