Новый шелковый путь: Китай готовится к мировой гегемонии

В Пекине прошел второй форум китайской инициативы «Один пояс — один путь». Возможно, это мероприятие является главным экономическим событием года. И не только за счет гигантской суммы подписанных контрактов, но и в силу масштабной повестки, которой, например, уже давно не может похвастаться увядающий всемирный экономический форум.

Итоги форума – 64 млрд. долл. новых подписанных контрактов, вместе с которыми суммарный объем проектов Нового шелкового пути достиг невероятных 3,67 триллионов долларов. Это больше, чем, к примеру, ВВП Германии за 2018 год. Таким образом «Один пояс — один путь» становится крупнейшим экономическим проектом Евразии последних десятилетий.

Надо ли напоминать, что ключевой целью новых путей является создание сухопутного торгового коридора, связывающего Китай с Европой, а по пути опутывающего своими сетями множество азиатских и европейских государств. И, конечно же, главным архитектором этого мегапроекта является Китай.

При этом на кону стоит гораздо больше, чем просто транспортный коридор.

С одной стороны, сухопутный маршрут в Европу позволит уйти от проблем, с которыми Пекин сталкивается на море. Важнейшие узловые точки, через которые проходит экспорт китайских товаров, являются крайне нестабильными: Малаккский пролив в Южно-Китайском море представляет собой горловину, где сильно присутствие ВМС США. Баб-эль-Мандебский пролив и Суэцкий канал – ворота в Средиземноморье – находятся в регионе перманентной нестабильности, особенно после начала «арабской весны». Именно сильнейшая зависимость Китая от этих горловин и вынуждает прокладывать альтернативный сухопутный маршрут.

С другой стороны, Новый шелковый путь подразумевает, что все подъездные пути к Европе будет контролировать тот, кто их прокладывает. А вместе с путями, стало быть, и страны, через которые пролегает маршрут. Ведь «Один пояс — один путь» это не только транспортно-логистическая сеть с автомобильными и железными дорогами, терминалами и путепроводами. Это еще и технологическая цепочка, в рамках которой КНР будет переносить часть производства в те страны, которые участвуют в проекте. И что самое любопытное, этот «шелковый неоколониализм» касается не только азиатских стран, но и ключевых европейских держав.

В последнее время объединенная Европа все больше втягивается в китайские инициативы. Причем делает это на условиях более выгодных Пекину, нежели самой Европе. Пока в Брюсселе бьют тревогу и призывают выстраивать отношения с КНР сообща и осторожно, крупнейшие европейские экономики распахивают двери для китайских инвестиций. Так, в марте текущего года Си Цзиньпинь успел побывать во Франции и подписать там контракты на 40 млрд. долл. Этому предшествовал визит Эммануэля Макрона в Пекине, в ходе которого он заявил о том, что «Франция хотела бы принимать активное участие в инициативе «Один пояс — один путь». И, как видно, уже принимает.

Параллельно Си Цзиньпин побывал в гостях у главы итальянского правительства Джузеппе Конте, с которым был подписан меморандум о взаимопонимании касательно участия Италии в инициативе «Один пояс — один путь». Как отметил тогда Конте: «Италия и Китай должны установить более эффективные отношения и лучше строить связи, которые уже очень хороши».

Таким образом, реализуя Новый шелковый путь, Китай предъявляет серьезную претензию на господство в Евразии. И надо сказать, что европейским элитам особо нечего противопоставить этой экспансии. В 2014 году Еврокомиссия объявила о реализации программы TEN-T (Trans-European Transport Networks), суть которой – модернизация транспортной инфраструктуры в Восточной Европе. Так ЕС пытается отодвинуть фронт китайской шелковой экспансии хотя бы до границ своих восточноевропейских владений. Однако, учитывая, что эта программа оценивается в 31 млрд. евро (против 3,7 триллионов Шелкового пути), — эти меры кажутся весьма вялой и запоздалой реакцией. И еще менее эффективно они смотрятся на фоне «ренегатского» поведения Франции и Италии, которые больше не хотят держать с Брюсселем единый антикитайский фронт и только приветствуют многомиллиардные инвестиции Поднебесной и ее шелковые инициативы.

Очевидно, что Пекин стремительно усиливает свои позиции в Евразии и окончательное становление китайской доминанты в регионе не за горами. Особенно, учитывая слабеющее сопротивление не такой уж и единой Европы. В свою очередь, Евразия – это ключевой пьедестал для глобальной гегемонии, к которой в Пекине уже давно готовы.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments