Хроники войны санкций: дефолт России откладывается, ЕС без российской стали, зерно продолжает дорожать

Пожалуй, главное событие 17 марта — исполнение Россией платёжного поручения на 117,2 миллиона долларов по двум выпускам еврооблигаций. Это был первый платёж страны по внешнему долгу после блокировки части резервов ЦБ за рубежом. Ранее глава Минфина Антон Силуанов грозился начать выплаты в рублях, что, разумеется, не приняли бы кредиторы, и дело шло к объявлению дефолта.

В Москве, впрочем, задавали резонный вопрос — как гасить долги, если валютные счета России заблокированы. Но как оказалось, действующий санкционный режим не препятствует осуществлению платежей по обслуживанию суверенного валютного долга. Так, граждане США имеют право получать проценты, дивиденды или платежи по долгу — как минимум до конца мая, пока не истечёт соответствующая лицензия. После 25 мая гражданам США потребуется специальная лицензия для получения платежей. Однако вероятнее всего, лицензия будет продлена, ибо Вашингтон вряд ли самовольно согласится лишить держателей российских долговых бумаг своих прибылей.

Между тем, разрыв финансовых отношений с Москвой едва ли проходит незамеченным для западных рынков и инвесторов. В частности, одна из крупнейших глобальных инвестиционных компаний — американская Black Rock из-за ситуации с российскими активами на прошлой неделе заявила об убытках в размере $17 млрд. долларов. Виной всему стоимость российских активов, которая в результате событий на Украине — обвалилась с $18,2 млрд — до $1 млрд. Если санкции не будут ослаблены, гигантские убытки придётся зафиксировать.

На товарно-сырьевом фронте — пока без особых перемен. Запад продолжает угрожать отказом от импорта российских энергоресурсов. Так, Международное энергетическое агентство прогнозирует, что добыча российской нефти может резко снизиться. Уже с апреля она может сократиться на 3 млн баррелей в сутки — то есть примерно на треть относительно средней добычи на уровне 10 млн баррелей в сутки. Однако эксперты полагают, что данная оценка завышена, и при худшем раскладе с рынка уйдёт не более 1,5—2 млн. баррелей суточной добычи. Предполагается, что в среднесрочной перспективе найдутся иностранные трейдеры, которые будут заинтересованы в покупке нефти у России — ведь на фоне роста биржевых цен, российская нефть сегодня предлагается с выгодным дисконтом. В частности, британо-голландская Shell до объявления об уходе с российского рынка получила рекордную скидку в $28,5 c каждой бочки. Заманчивые цены рано или поздно притянут трейдеров, которым будет безразлична геополитика.

Однако в случае реализации сценария сокращения импорта нефти из РФ из-за политических соображений — для нефтяных цен наступят самые негативные последствия. Так, согласно оценкам Оксфордского института энергетических исследований, если российская добыча сократится на 4 млн баррелей в сутки, то биржевая цена на нефть может превысить 122 доллара за баррель, закрепившись у этой отметки надолго. И тогда эффект санкций будет нивелирован, потому что рекордные котировки компенсируют России падение экспорта — даже с учётом беспрецедентных дисконтов.

Между тем, цены на бензин в Европе и США уже сейчас бьют все рекорды. В Германии литр бензина в среднем стоит около 2,21 евро. За месяц он подорожал на 23,8%. Дизель стоит 2,3 евро, увеличившись в цене на 36% за месяц. И это только начало. Например, из-за санкций Shell Germany ограничила отгрузку мазута, дизельного топлива и других продуктов некоторым крупным клиентам в Германии, что приведёт к ещё большему удорожанию топлива. Не легче обстановка и в других европейских странах: во Франции бензин Е-95 подорожал за месяц на 14,4% и теперь его цена составляет 2 евро за литр. Похожие цены установились и в Италии. В Польше, Литве и Латвии цена также стремительно растёт: бензин Е-95 обойдётся в этих странах от 1,4 до 1,9 евро.

Стоит также сказать о санкционной новинке от 16 марта текущего года. Был введён уже четвёртый по счёту пакет санкций против России. Под новые ограничения попал экспорт некоторых видов изделий из стали. В частности, листы с металлическим покрытием, изделия из арматуры и проволоки, сварные и бесшовные трубы. В Еврокомиссии ущерб для Москвы от «стальных санкций» оценивается в €3,3 млрд.

Однако, как и в других случаях ограничения представляют собой палку о двух концах. Запрет на импорт стали из РФ может ударить по автомобильной и строительной отрасли Европы. Автозаводы в ЕС традиционно использовали российский стальной лист из-за выгодной цены и качества, которое заметно выросло после модернизации предприятий в последние 10—15 лет. Впрочем, в отличие от нефтегазового сектора, где заместить российский экспорт невозможно без радикальных последствий для рынков — новых сталеваров в последние 20 лет появилось довольно много. Во-первых, Китай, являющийся крупнейшим производителем в мире. Подтягивается Индия, которая в последние годы активно инвестирует в производство качественной стали.

Тем не менее, российская сталь всё-таки имеет хорошие шансы вернуться на европейский рынок обходными путями. Всё дело в выгодном сочетании ресурсной базы и логистики. Например, та же Индия или Китай зависимы от импорта железной руды, по запасам которой Россия является самодостаточной. Кроме того, в европейской части России, то есть в максимальной близости от рынка ЕС, находятся одни из ключевых активов по производству стали — Липецкий «НЛМК» или Оскольский электрометаллургический комбинат («Металлоинвест»). Стало быть, рано или поздно также найдутся западные трейдеры, которые организуют лазейки для торговли российской сталью.

Между тем, наибольший ущерб автомобилестроителям ЕС сейчас приносит непосредственно конфликт на Украине. По данным Financial Times, европейский автопром вынужден приостанавливать работу части заводов из-за нехватки украинских компонентов. По данным издания, на целом ряде предприятий BMW и Volkswagen по всей Европе возникают простои из-за того, что кабельные жгуты, без которых сборка авто невозможна, — до недавнего времени производили украинские фабрики. На украинский сегмент приходилась каждое пятое такое изделие. И сейчас поставки с Украины испытывают серьёзные перебои.

На продовольственном рынке ситуация также продолжает ухудшаться. Угроза срыва посевной кампании на Украине становится безальтернативной. Карта боевых действий ширится, а сроки их окончания затягиваются. Но даже в случае завершения боёв шансы на старт работ стремятся к нулю с каждым днём. Весь перечень необходимых аграриям ресурсов — практически в полном объёме отсутствует. Топливо в стране на исходе, даже ВСУ испытывают серьёзные перебои с поставками солярки. Кроме того, остановлены поставки удобрений, различного оборудования и комплектующих. Иностранные компании, снабжавшие аграриев всем необходимым, сейчас отказываются работать с украинскими предприятиями из-за боевых действий. Наконец, нарушена вся экспортная логистика — порты блокированы, многие жд-узлы разрушены, что сделает проблематичной отправку зерна на мировой рынок после сбора урожая.

Между тем, из-за панических настроений на мировом рынке закупочные цены на российскую пшеницу в глубоководных портах продолжают устанавливать новые рекорды. Добавило «огня» решение премьера Мишустина о временном запрете на экспорт зерновых в страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) до 30 июня.

В частности, только за последнюю неделю средние закупочные цены на пшеницу выросли с 17,3 тысячи рублей до 18,8 тысяч рублей за тонну, что является абсолютным рекордом. Согласно данным Международного совета по зерну (IGC), на начало марта стоимость российской пшеницы на базисе FOB-Новороссийск составила $405 за тонну, что на $80 выше, чем в предшествующую неделю.

Потенциальный дефицит зерна на мировом рынке продолжает оставаться наиболее тревожным последствием санкций и конфликта на Украине.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments