Ходаковский считает, что всех пленных «Азова»* обменяют

Командир и основатель бригады «Восток» предполагает, что условием сдачи в плен неонацистов был их последующий обмен. И если это так — значит, обмены и дальше будут происходить.

«Что в истории с обменом азовцев сложно? Всё! Особенно то, что их из шестиста обменяли только сорок четыре, если мне память не изменяет, и если есть предварительная договорённость, ещё накануне сдачи, что их всех обменяют — значит, их будут менять и дальше, вызывая очередной шквал эмоций», — прогнозирует он.

Командир «Востока» уточняет, что президент России Владимир Путин никогда бы не пошёл на обмен украинских боевиков, если бы не было такой договорённости перед их сдачей в плен.

«Давайте зафиксируемся: если бы не было такого условия сдачи, то никогда бы Путин не пошёл на обмен азовцев вопреки логике денацификации. Значит, держать слово он посчитал более важным, чем придерживаться формулы спецоперации. Судите его за это, хвалите, — но теперь, когда мы зафиксировались на предварительной договорённости, давайте тогда сменим ракурс и будем говорить не о следствии, а о причине», — подчеркнул участник спецоперации в своём телеграм-канале.

Далее Ходаковский размышляет по поводу того, что надо было брать «азовцев»* в плен или нет, ценой жизни наших солдат.

«Вот Азовсталь, вот мы: потрёпанные морпехи, железные каски, Восток, другие местные батальоны, разорванный девятый полк, который потом перебросили доразрываться на другой участок. ... Не то, чтобы мы не хотели умирать, — нет! Каждое утро я читал в глазах бойцов надежду, что вот сегодня я, наконец-то, умру. А как этого ждали наши близкие — не передать! Особенно дети. Им же так хотелось побыть сиротами — это же так интересно! И вот мы нечеловеческими усилиями загнали их в Азовсталь, эти несколько тысяч человек, и начали их там давить, постепенно уменьшаясь в числе сами... И вот наступает момент, когда через турков ли, через французов или ещё как-нибудь большие дядьки договариваются о сдаче в плен зажатого, но ещё боеспособного контингента, но при условии обмена. И давайте представим себе ситуацию: утром нас собрали и объявили условия с вопросом: меняем этих после сдачи в плен, или продолжим выковыривать их из бункеров, а через пару месяцев вас, кто выживет, мы обязательно представим к награде?!», — задаётся вопросом боевой командир.

По мнению Александра Ходаковского, судить о решении президента России могут лишь те, кто либо воюет сам, либо воюют его близкие люди.

«Ответить на этот вопрос предлагаю вам. Предлагаю вам постфактум решить нашу судьбу. Это не манипуляция, а сведение фокуса в одну точку. В свете мнения о предварительной договорённости, или договорняке, — именно так теперь нужно смотреть на ситуацию: идти на договорняк и спасти несколько сотен наших мужиков, при этом окончив операцию на два месяца раньше и высвободив ресурс, или добивать их там до конца.

И постскриптум: мне было бы приятнее осознавать, что это именно благодаря нашим титаническим усилиям враг поднял руки, но если была договорённость, и она спасла моих людей — я это принимаю. Мы на неё не рассчитывали и продолжили бы делать свою работу в любом случае, но ещё раз напомню: судить имеет право только тот, кто-либо ждал своего с поля боя, либо из плена, либо сам воюет», — резюмировал участник СВО по защите Донбасса и денацификации Украины.

Напомним, на днях состоялся обмен пленными по формуле «144 на 144». В рамках обмена на Украину вернулись 43 бойца полка «Азов»*, а также военнослужащие других украинских подразделений, сложившие оружие на мариупольском комбинате «Азовсталь». 30 июня глава ДНР Денис Пушилин анонсировал подготовку нового обмена пленными.


*«Азов» — запрещённая в России организация

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments