Денацификация 2.0: улизнёт от России — Польша доделает

Заявления двух президентов Украины и Польши Владимира Зеленского и Анджея Дуды о возможном слиянии двух государств в одно многие расценили, как стремление украинских неонацистов спасти свои шкуры, попав под зонтик и ЕС, и НАТО. Ведь Польша — член этих объединений, и Украина, став её частью, тоже «очленивается».

И сермяжная правда в этом, конечно, есть. В Польше Дуды Украина Зеленского хочет спастись и от демилитаризации, и от денацификации, и от нейтрального статуса, что объявлено целями спецвоенной операции (СВО) России, начатой 24 февраля сего года.

И всё хорошо, но есть нюансы, сводящие на нет прелести от членства в ЕС и НАТО в объятиях Польши. Она может доделать то, что не доделает Россия своей СВО. Особенно если учесть, что у власти в Польше националистическая партия «Право и справедливость» (ПиС), которая собирается строить IV Речь Посполиту. Благополучную, справедливую, базирующуюся на моральных основах, которая должна окончательно освободиться не только от негативного наследия социалистического прошлого, но и от приобретённых за последние двадцать с лишним лет сомнительных ценностей либерального общества. То есть вместо нынешней Речи Посполитой III, которая погрязла в некоторых губительных для поляков извращениях дикого либерализма.

В своей политической практике противопоставляя европейские и польские ценности, основанные на христианских традициях, ПиС сегодня реализует в Польше целый ряд серьёзных реформ в области школьного и высшего образования; в некоторой степени ограничивает свободу СМИ; проводит пропольскую культурную и историческую политику. Всё это должно вернуть полякам национальную самобытность и достоинство; научить уважать свою историю и её настоящих, а не навязанных извне героев; смело и решительно отстаивать свою позицию в Европе и мире.

Другими словами, ПиС строит... «Польшу для поляков», и в этом качестве Польша для её граждан — «понад усэ», то бишь прежне всего. А именно такой же лозунг — «Украина понад усэ» — один из краеугольных в идеологии нынешних украинских неонацистов, которых и хочет денацифицировать путинская Россия.

И возникает главный вопрос ещё покойного генерала Александра Лебедя — как уживутся в одной берлоге двое пернатых из одного политического спектра, но совершенно разного, даже диаметрально противоположного супернационалистического окраса — «Польская Польша» и «Украинская Украина». Всё дело в том, что ПиС духовно — во многом наследники «пилсудчиков» — разношёрстной националистической политической элиты, которая до Второй Мировой войны строила «Польскую Польшу», стараясь ассимилировать и ополячивать украинцев на землях Галичины и Волыни. Проводила политику осадничества (передачи западноукраинских и западнобелорусских земель польским гражданам, в основном отставным военным с целью активной полонизации (ополячивания) этих территорий), а потом, в 1930 году, и пацификации (умиротворения украинских протестов против этой ассимиляции силой полиции и армии).

А сегодняшний украинский неонацизм не скрывает, что своими идеологическими предтечами, учителями и кумирами видит именно Организацию украинских националистов (ОУН) бандеровского толка — то есть крайне террористическую, безжалостную ксенофобскую по сути и методам структуру, которую оплодотворили своим идеями и практикой Степан Бандера и Роман Шухевич. У неё есть традиционная триада врагов — «москали, жиды и ляхи», и места полякам, как видим, на «Украинской Украине» нет. Как не было их там и во время Волынской резни 1943 года.

И все годы после развала СССР и восточноевропейского соцлагеря Польша и Украина существовали в плену двух, казалось бы, противоположных, даже взаимоисключающих тенденций. С одной стороны, Польша грамотно и целенаправленно использовала и использует дешёвый труд украинских заробитчан для своего «экономического чуда» на деньги ЕС, зазывая их на свою территорию. С другой — не очень препятствовала разгулу украинофобии и презрительно-высокомерному отношению поляков к украинцам, которое, в конце концов, и вылилось в акции преследования, устрашения и банального наци-хулиганства в отношении украинцев. И ни от заробитчан, ни от украинофобии Польша явно не собирается отказываться. А у Украины и украинцев и выбора-то другого, кроме Польши, очень мало.

Польский журналист Томаш Кравчик ещё в прошлом году сказал украинским журналистам: «Прославление ОУН-УПА и их лидеров, которых часть поляков считает убийцами, переименование улиц в честь Бандеры, приезд на заработки радикальных националистов — всё это только накручивает людей против украинцев. Некоторые мстят, взявшись за биты. С другой стороны, Польше нужны украинские работники, своих не хватает. Поэтому ситуация вряд ли усугубится». Но выхода-то у украинцев по-прежнему нет. Украинский политолог и спец по миграционным проблемам Сергей Мальский констатировал: «На Украине работы нет, платят мало, а средняя зарплата в Польше для неквалифицированных работников составляет от 20 тыс. грн. на польских фабриках и заводах сейчас можно заработать 25—40 тысяч гривен и больше». И польский социолог Цезарь Обрахт-Прондзинский ему вторит: «На украинцев нападают преднамеренно. Волна ненависти в нашей стране растёт при молчаливом согласии государства, против „чужаков‟ применяют физическое насилие».

И тогда же заробитчанин из Трускавца Иван Михайлюк рассказал: «Слышал не раз: „Бандеровцы, вон из Польши!‟ и разговоры в духе „Львов наш‟. Уже страшно говорить на улице на родном языке. Когда к власти пришла партия Качиньского, который недолюбливает украинцев, в Польше подняли головы националисты. Да и многих простых поляков начало раздражать, что в Украине улицы называют в честь Бандеры и прославляют УПА, которые якобы вырезали поляков во время Второй мировой войны. В спорах часто вспоминают Волынскую резню».

Причём что самое интересное: в Польше есть и другая точка зрения на Украину — так называемая «Концепции УЛБ» или, как её заслуженно называют, «Доктрина Гедройца». По имени Ежи Гедройца, публициста и политика, который в борьбе с СССР отстаивал независимость «УЛБ» — Украины, Литвы и, Белоруссии», считая, что эти страны, став независимыми, сообща похоронят Союз и его амбиции.

Его соратник Юлиуш Мерошевский в статье ещё 1974 года под названием «Русский польский комплекс и пространство УЛБ», признал, что исторически как империя Польша проиграла России. Значит, ей нужно выбирать другую стратегию возвращения независимости и развития и своей, и Восточной Европы в целом. По его мнению, пространство УЛБ всегда было ключевой территорией для польско-российских отношений по очень простой причине: кто владел этим пространством — тот и был империей, а оппонент был сателлитом. Следовательно, раз уж Польша проиграла как империя, то ей надо, отказавшись от имперских амбиций, признать и поддержать независимость УЛБ.

Однако, отмечают спецы, у «доктрины Гедройца» есть и другой основной постулат: если на Украине придут к власти националистические и шовинистические силы, стоящие на позициях Бандеры, Шухевича и ОУН, и начнут подвергать сомнению существующие границы или отрицать геноцид поляков на Волыни, то Польша не должна поддерживать такое украинское государство. Более того, как писал Гедройц, природным, пусть и тактическим, союзником Польши будет Россия — как противовес украинскому национализму.

Госпереворот на Украине 2014 года и нынешняя СВО спутали все карты, вызвали к жизни русофобию в самой оголтелой форме. И сейчас украинские неонацисты — как самые рьяные борцы с Путиным — востребованы чрезвычайно. Но — исключительно на Украине. Если же они надеются избежать денацификации от российского давления бегством в Польшу, то их однозначно додавят и там. Особенно если они не изменят своей ненависти к полякам и не согласятся с оккупаций Галичины и Волыни.

И если изменят и согласятся, то это одно развитие событий. Это последний гвоздь в гроб украинского неонацизма. Если же нет, пацификацию поляки проведут уже в XXI веке. И всё теми же жёсткими методами — поляки цацкаться не будут.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments