Пятница, 25 Апреля 2014
Связь времен Историк Виктор Полищук: Вот и вся правда про УПА

Историк Виктор Полищук: Вот и вся правда про УПА

Пока национал-фашисты используют каждый промах власть предержащих для пиара своей политической силы, не гнушаясь конвертировать в свою пользу даже беспредельное человеческое горе, предлагаем вам ознакомиться с ещё одной главой книги известного историка Виктора Полищука «Горькая правда. Преступления ОУН-УПА (Исповедь украинца)». Из неё вы, в частности, узнаете, как обращались с женщинами кумиры украинских неонацистов из «Свободы». Те, кому преданные последователи готовятся воздвигнуть «Пантеон украинских героев». Но перед этим ещё несколько строк о самом исследователе. Виктор Варфоломеевич Полищук родился в 1925 году на Волыни. Выходец из этнически смешанной семьи, отец историка - украинец, мать – полька. В сентябре 1939 года, когда советские войска вошли в Западную Украину, отец Виктора Полищука, - высокопоставленный чиновник польской администрации, - был арестован НКВД. О его судьбе ничего не известно до сих пор. Сам 14-летний Виктор с матерью и сёстрами в 1940 году был депортирован в Северный Казахстан. После возвращения на Украину, в 1944-46 годах трудился в Васильковском зерносовхозе, что в Днепропетровской области. В 1946 году эмигрировал в Польшу, где получил диплом юриста. С 1981 года проживал в Канаде, владел собственным издательским предприятием. Виктор Полищук - кандидат юридических наук и доктор политологии, автор ряда научных и публицистических работ. Скончался в 2008 году, похоронен в Торонто.

Методы убийств - количество жертв

Во вступлении к теме методов уничтожения населения целесообразно использовать мотивы из подпольных писаний УПА того времени. «В землянках, в тени деревьев повстанцы чистили винтовки и острили сабли. А как ночь мать укрывала темнотой села и города, выходили они на своих укрытий. И покой ночи прорезывал свист пуль. Кто-то вскрикивал в последний раз и умывшись своей кровью, прощался с миром».

Прочитав эти строки, я сделал пометку «Вот и вся правда про УПА». И встала перед моими глазами нарисованная близким мне человеком картина. Ночь на 24 марта 1944 года. Все спят. После полуночи вспыхнули дома. Один из сыновей выскочил из тайника, его припалило, но он убежал. Отец его сгорел в огне собственного дома. Другой сын так и не смог выбраться из тайника и задохнулся в дыму. Мать, убегая, была ранена пулей. Семилетняя дочка, убегая, наткнулась на уповца. Он проколол ей грудь штыком. Девочка вскрикнула в последний раз и, умывшись своей кровью, прощалась с жизнью. Спокойствие ночи прорезал свист пуль.

И это творила армия. Армия, которая днем пряталась в лесу, а ночью выходила на свой нечистый промысел. Почему же эта сильная армия отсиживалась днем в своих убежищах? Почему не воевала с открытым забралом против немцев и большевиков? Ей, видимо, было легче ночью, как тать, выходить, сжигать польские села, а убегающих убивать выстрелами, штыками.

Читая материалы, присланные свидетелями убийств, можно засомневаться в христианской вере, в том, что человека создал Бог.

В украинском национализме нет места таким христианским добродетелям, как добро, милосердие, любовь к ближнему, благородство, уважение человеческого достоинства, жалость. Зато доминирует ненависть, кровожадность, пренебрежение человеческой жизнью.

Больно мне, украинцу, писать о методах убийств, используемых ОУН-УПА. Но промолчать об этом невозможно. Для предостережения последующим поколениям.

Так что укрепи свои нервы, читатель. Только небольшую часть примеров я приведу тут. Все они подкреплены документами.

— З.Д. из Польши: «В тех, кто убегал, стреляли, на конях догоняли и убивали. 30.08.1943 г. в селе Гнойно староста назначил 8 поляков на работу в Германию. Украинские партизаны-бандеровцы увели их в лес Кобыльно, где раньше были советские лагеря и побросали живыми в колодец, в который после этого бросили гранату».

— Ч.Б. из США: «В Подлесье, так называлось село, бандеровцы замучили четверых из семьи мельника Петрушевского, причем 17 летнюю Адольфину тянули по каменистой сельской дороге, пока не умерла».

— Э.Б. из Польши: «После убийства Козубских в Белозерке около Кременца бандеровцы пошли на хутор к ГІузиховским. Семнадцатилетняя Регина выскочила в окно, бандиты убили невестку и ее трехлетнего сына, которого она держала на руках. Затем подожгли хату и ушли».

— А.Л. из Польши: «30.08 1943 г. УПА атаковала такие села и убила в них:

1. Куты. 138 человек, в том числе 63 ребенка.

2. Янковицы. 79 человек, в том числе 18 детей.

3. Острувка. 439 человек, в том числе 141 ребенка.

4. Воля Островецка. 529 человек, среди них 220 детей.

5. Колония Чмиков — 240 человек, среди них 50 детей».

— М.Б. из США: «Стреляли, резали ножами, сжигали».

— Т.М. из Польши: «Огашка повесили, а перед этим сожгли ему на голове волосы».

— М.П. из США: «Окружили село, подожгли и убивали убегающих».

— Ф.К. из Великобритании: «Забрали с дочкой на сборный пункт около церкви. Там уже стояли около 15 человек - женщины и дети. Сотник Головачук с братом начали вязать руки и ноги колючей проволокой. Сестра начала вслух молиться, сотник Головачук начал бить ее по лицу и топтать ногами».

— Ф.Б. из Канады: «На наш двор пришли бандеровцы, поймали нашего отца и топором отрубили ему голову, нашу сестру прокололи штыком. Мать, видя все это умерла от разрыва сердца».

— Ю.В. из Великобритании: «Жена брата была украинкой и за то, что она вышла замуж за поляка 18 бандеровцев ее насиловали. От этого шока она никогда не вылечилась, брат ее не жалел и она утопилась в Днестре».

— В. Ч. из Канады: «В селе Бушковицы восемь польских семей загнали в стодолу, там всех их топорами поубивали и подожгли стодолу».

— Ю.Х. из Польши: «В марте 1944 г на наше село Гута Шкляна напали бандеровцы, среди них был один по фамилии Дидух из села Оглядов. Убили пять человек. Стреляли, добивали раненых. Ю. Хоростецкого топором разрубили пополам. Изнасиловали малолетнюю».

— Т.Р. из Польши: «Село Осьмиговичи. 11. 07. 43 г. во время службы Божьей напали бандеровцы, поубивали молящихся, через неделю после этого напали на наше село. Маленьких детей побросали в колодец, а тех, кто побольше, закрыли в подвале и завалили его. Один бандеровец, держа грудного ребенка за ножки, ударил его головой о стену. Мать этого ребенка закричала, ее пробили штыком».

Отдельным, весьма важным разделом в истории доказательств массового уничтожения поляков, проведенного ОУН-УПА на Волыни, является книга Ю. Туровского и В. Семашко «Злодеяния украинских националистов, совершенные против польского населения Волыни 1939-1945». Названная книга отличается объективностью. Она не пропитана ненавистью, хотя описывает мученическую смерть тысяч поляков. Эту книгу не должны читать люди со слабыми нервами. В ней на 166 страницах мелкого шрифта перечисляются и описываются методы массовых убийств мужчин, женщин, детей. Вот только некоторые фрагменты из этой книги.

- 16 июля 1942 г в Клевани украинские националисты совершили провокацию, подготовили на польском языке противонемецкую листовку. Вследствие этого немцы расстреляли несколько десятков поляков.

- 13 ноября 1942 г. Обирки, польское село около Луцка. Украинская полиция под командой националиста Сачковского, бывшего учителя, напала на село из-за сотрудничества с советскими партизанами. Женщин, детей и стариков согнали в одну долу, там их поубивали, а затем сожгли. 17 человек вывезли в Клевань и там расстреляли.

- Ноябрь 1942 г., околица села Вирка. Украинские националисты замучили Яна Зелинского, положив его связанным в костер.

- 9 ноября 1943 г., польское село Паросле в районе Сарны. Банда украинских националистов, притворясь советскими партизанами, ввела в заблуждение жителей села, которые в течение дня угощали банду. Вечером бандиты окружили все дома и убили в них польское население. Было убито 173 человека. Спаслись только два, которые были завалены трупами, и 6-летний мальчик, который притворился убитым. Позднейший осмотр убитых показал исключительную жестокость палачей. Грудные младенцы были прибиты к столам кухонными ножами, с нескольких чело век содрали кожу, женщин насиловали, у некоторых были обрезаны груди, у многих были обрезаны уши, носы, выколоты глаза, обрезаны головы. После резни устроили у местного старосты пьянку. После ухода палачей среди раскиданных бутылок самогона и остатков еды нашли годовалого ребенка, прибитого штыком к столу, а у него во рту торчал недоеденный кем-то из бандитов кусок квашеного огурца.

- 11 марта 1943 г., украинское село Литогоща возле Ковел. Украинские националисты замучили поляка учителя, а также несколько украинских семей, которые сопротивлялись уничтожению поляков.

- 22 марта 1943 г., село Радовичи Ковельского района. Банда украинских националистов, переодетая в немецкие мундиры, требуя выдачи оружия, замучила отца и двух братьев Лесневских.

- Март 1943 г. Загорцы, Дубненского района. Украинские националисты выкрали управляющего хозяйством, а, когда он убегал, палачи закололи его штыками, а затем прибили к земле, «чтоб не встал».

- Март 1943 г. В околице Гуты Степанской Костопольского района украинские националисты обманом выкрали 18 польских девушек, которых после изнасилования поубивали. Тела девушек сложили в один ряд и на них положили ленту с надписью: «Так должны погибать ляшки (польки)».

- Март 1943 г., село Мосты, Костопольского района Павел и Станислав Беднажи имели жен украинок. Оба были замучены украинскими националистами. Убили также жену одного. Вторая, Наталка, спаслась.

- Март 1943 г., село Банасовка, Луцкого района. Банда, украинских националистов замучила 24 поляка, их тела выбросили в колодец.

- Март 1943 г., населенный пункт Антоновка, Сарненский район. Юзеф Эйсмонт поехал на мельницу. Владелец мельницы, украинец, предупредил его об опасности. Когда он возвращался с мельницы, на него напали украинские националисты, привязали к столбу, выковыряли глаза, а потом живого перерезали пилой.

- 11 июля 1943 г., село Бискупичи, район Владимира Волынского Украинские националисты учинили массовое убийство, загнав жителей в школьное помещение. Тогда же зверски убили семью Владимира Яскулы. Палачи ворвались в хату, когда все спали. Топорами убили родителей, а пятерых детей положили рядом, обложили соломой из матрасов и подожгли.

11 июля 1943 г., населенный пункт Свойчев возле Владимира Волынского. Украинец Глембицкий убил свою жену польку, двух детей и родителей жены.

12 июля 1943 г., колония Мария Воля возле Владимира Волынского. Около 15.00 ее окружили украинские националисты и начали убивать поляков, используя огнестрельное оружие, топоры, вилы ножи, дрючки. Погибло около 200 человек (45 семей). Часть людей, около 30 человек, бросили в коподец и там убивали их камнями. Кто убегал, того догоняли и убивали. Во время этой резни приказали украинцу Владиславу Дидуху убить жену польку и двух детей. Когда он не выполнил приказание, убили его и семью. Восемнадцать детей в возрасте от 3 до 12 лет, которые спрятались в поле, палачи переловили, посадили на телегу, завезли в село Чесный Крест и там всех поубивали, пробивали вилами, рубили топорами. Акцией руководил Квасницкий...

- 30 августа 1943 г., польское село Куты Любомльского района. Ранним утром село окружили стрельцы УПА и украинские крестьяне главным образом из села Лесняки, и учинили массовую резню польского населения. Убивали в хатах, во дворах, в стодолах, используя вилы, топоры. Павла Проньчука, поляка, который пытался защитить мать, положили на лавку, обрезали руки и ноги, оставив на мученическую смерть.

- 30 августа 1943 г., польское село Острувки возле Любомля. Село окружили плотным кольцом. В село въехали украинские эмиссары, предлагая сложить оружие. Большинство мужчин собрались в школе, в которой их закрыли. Потом выводили по пять человек за сад, где их убивали ударом по голове и бросали в выкопанные ямы. Тела складывали слоями, пересыпая землей. Женщин и детей собрали в костеле, приказали им лечь на пол, после чего по очереди стреляли в голову. Погибли 483 человека, в том числе 146 детей.

И такое на 166 страницах! И это только на Волыни. А еще будет Галичина! Пусть руководители всех трех фракций ОУН подают в суд на авторов этой книги!

Участник УПА Данило Шумук приводит в своей книге рассказ уповца: «Под вечер мы вышли вновь на эти самые хутора, организовали десять подвод под маской красных партизан и поехали в направлении Корыта... Мы ехали, пели «Катюшу» и время от времени ругались по-русски...»

А теперь оуновцы утверждают, что красные партизаны убивали поляков, маскируясь под УПА.

Мой знакомый чех пишет: «Я тогда работал в местном госпитале. Как-то утром привезли двухлетнего мальчика с отрубленными руками и выколотыми глазами. Тело несчастного ребенка было покрыто синяками. Ребенок уже даже не плакал и не звал родителей. Родители ребенка были убиты».

Привлекает внимание факт, что нападение на польские села проводились часто перед большими религиозными праздниками.

Хватит! Хватит этих страшных описаний! Думая о них, я не могу понять психику преступников. Те, кто отрубали детям руки и ноги, выкалывали глаза, разрезали животы у женщин, — как они смотрят в глаза свои внукам, смотрят на их рученьки и ножки. Не встают ли перед ними образы совершенного 50 лет назад? Могут ли они спокойно спать, держа в руках нож, топор? Не ощущают ли на своих руках теплой тогда крови своих жертв?

В малайском языке есть слово «амок», которое означает вид сумасшествия — охватывающее человека желание убивать. Причины «амока» до сих пор не исследованы. А вот «амок» исполнителей директив ОУН-УПА был вызван исключительно влиянием преступной пропаганды, преступной идеологии ОУН. Все это вытекало еще со времен УВО. В опубликованной в 1929 г. брошюре говорится:

«Требуется кровь? — Дадим море крови! Требуется террор? — Сделаем его адским!.. Не стыдитесь убивать, грабить и поджигать. В борьбе нет этики!»

С вопросом методов убийств связана тема количества жертв ОУН-УПА. Никто не в состоянии установить теперь количество уничтоженных гитлеровцами с помощью украинской вспомогательной полиции евреев. Не нашел я и литературы, которая бы убедительно и исчерпывающе указывала на количество жертв ОУН-УПА. Правду, которая касается убитых ОУН-УПА украинцев, должны исследовать историки, которые живут на Украине... Но... Но теперь появились историки-украинцы, которые поставили перед собой задачу «научно» оправдать, даже восхвалить ОУН-УПА.

Честным же историкам будет крайне нелегко. На Украине, особенно на Западной, вновь господствует страх перед ОУН - перед Украинской национальной ассамблеей, перед Украинской национальной самообороной. Люди в Западной Украине еще помнят ОУН-УПА...

Ю.Туровский и В.Семашко называют цифру 70 тысяч погибших на Волыни поляков, что составляет около 20% тогдашнего польского населения края. Причем они при этом подчеркивают, что их материалы охватывают только 1/3 всех жертв волынского погрома.

Другими источниками называются также цифры 100 и 200 тысяч убитых.

Страшные последствия злодеяний ОУН-УПА. Я хочу, чтобы эти страшные годы не повторились. Однако вижу, что ОУН в Украине начинает возрождаться. В этом вижу опасность. Поэтому не могу молчать...

Ранее по теме: Историк Виктор Полищук: Почему молчат украинские националисты. Свидетельства очевидцев

Обсудить на форуме (комментариев 4).