Оккупация Германией территории СССР, в том числе УССР, в годы Великой Отечественной войны была отнюдь не оккупацией в общепризнанном значении. Установленный режим отличался исключительной жестокостью и зверствами (чего нацисты не допускали в Западной Европе) — массовыми репрессиями и планомерными убийствами мирного населения, разрушениями и просто разграблением (вывозом) всего, что составляло хозяйственную ценность.

Советские граждане на захваченных территориях не имели ни политических, ни экономических, ни юридических прав. Никаких законов, охраняющих их от произвола оккупантов и их пособников, просто не существовало. Повсеместно для лиц в возрасте от 18 до 45 лет (для евреев — от 14 до 60 лет) была введена трудовая повинность. Рабочий день даже на вредных производствах длился 14—16 часов в сутки. Уклонявшихся от работы отправляли в каторжные тюрьмы или прямо на виселицу.

Оккупационные власти не снабжали население продовольствием. Особенно трудно пришлось городским жителям. Города время от времени охватывал голод, а в крупнейших из них не работали самые простые бытовые коммуникации.

Например, в Киеве не работал водопровод, было отключено централизованное электричество. Воду киевляне носили из Днепра ведрами. Некоторые питьевую воду брали в колонках и колодцах.

Остававшиеся в городе люди отапливали жилье в основном мебелью и книгами, так как керосин был очень дорог, а зажигать свет вечером не рекомендовалось, чтобы не привлекать внимания. В семь вечера начинался комендантский час, и всех, кто выходил в такое время на улицу, немецкие патрули и полицаи-коллаборационисты могли застрелить.

Справка: Наибольшим населенным городом Украины и СССР, находившимся в оккупации, был не Киев, а Харьков — третий по величине в СССР. Население первой украинской столицы на 1 мая 1941 г. составляло 901 тыс. чел., а перед оккупацией, в сентябре 1941 г., вместе с эвакуированными — 1,5 млн. (больше, чем сейчас). Но после освобождения в августе 1943 г. там оставалось только 180—190 тыс. чел. В четырех битвах за Харьков и за время его двукратной оккупации СССР и Германия потеряли больше людей, чем где-либо в истории Второй мировой, включая Сталинград. По мнению некоторых историков, Харьков не стал городом-героем лишь потому, что Сталин считал позором для РККА его освобождение только с третьей попытки.

Повсеместно были установлены штрафы, телесные наказания, натуральные и денежные налоги, размеры которых определялись властями произвольно. К неуплатившим применяли репрессии вплоть до расстрела. Часто взимание налогов превращалось в карательные операции.

Для вывоза и эксплуатации ресурсов захваченных районов был создан подчиняющийся рейхсмаршалу Герману Герингу Экономический штаб особого назначения «Ольденбург». Штаб руководил хозяйственными инспекциями во всех крупных оккупированных городах.

В подчинении инспекции находились специальные команды, непосредственно занимающиеся эксплуатацией и вывозом имущества в «фатерланд». В подразделениях по руководству «восточными территориями» работали тысячи военных и чиновников, вместе с ними в нашу страну хлынули и многочисленные представители германских концернов, которые поспешили основать тут свои филиалы: «Маннесман —Украина АГ», «Украина — Крупп», «Герман Геринг — железо и сталь» и т. д.

В изданной германским командованием инструкции, озаглавленной «Принципы ведения хозяйства на Востоке» (приложение к особому распоряжению по снабжению от 22 августа 1941 г.), указывалось: «Завоеванные восточные области являются германской хозяйственной территорией. Земля, весь живой и мертвый инвентарь... являются собственностью германского государства».

Karbowanez — оккупационная валюта

С марта 1942 г. на территории рейхскомиссариата Украина Третьего рейха была учреждена денежная единица — украинский карбованец (нем. Karbowanez). Немецкий оккупационный Центральный эмиссионный банк Украины, находящийся в Ровно и имевший филиалы в областных центрах, выпускал дензнаки девяти номиналов — от 1 до 500 крб. По самым скромным оценкам, эмиссия этих денег составила не менее 12 млрд. крб. Однако обращались такие дензнаки в основном на территории Западной и Центральной Украины параллельно с немецкими марками (10 крб. — 1 рейхсмарка).

На территориях генерал-губернаторства (Польша и Галичина), в зоне румынской оккупации (Одесса, Николаев, Транснистрия), в тыловых зонах ответственности групп немецких армий «Центр» и «Юг» и, собственно, в рейхе эти деньги хождения не имели и не обменивались.

А вот на востоке Украины — в Харькове, Сталино (Донецк), Ворошиловграде (Луганск) население предпочитало советские рубли и марки, поскольку эти города так никогда и не вошли в состав гражданской территории рейхскомиссариата, и всю войну здесь была лишь военная власть.

Вместе с тем любопытно, что на значительной части оккупированной территории законным платежным средством признавался и советский рубль (червонец в рейхскомиссариате Украина — до 25 июля 1942 г.) по курсу 10 руб. = 1 рейхсмарке. Так, зарплату (от 600 до 1000 руб./крб.) полицейским, бургомистрам и прочим пособникам оккупационных властей до июля 1942 г. платили «сталинскими» рублями образца 1937 г. с портретами Ленина (червонцы) и изображением воевавших против них красноармейцев (казначейские билеты).

Купюры в 1 руб. (с шахтером) и 3 руб. (с красноармейцем) оставались в обращении как мелкие деньги, компенсирующие отсутствие схожих по номиналу 1 крб. (был напечатан только летом 1943 г.) и 2 крб. (почти весь тираж уничтожили советские партизаны).

Все цены на Украине указывались в карбованцах, под которыми понимались как советские рубли, так, собственно, и карбованцы. Например, в середине 1942 г. билет на футбольный «Матч смерти» в Киеве стоил 5 крб., билет в харьковский зоопарк — 1—3 крб., килограмм хлеба на рынке — 100—170 крб., обед в частном кафе — 25—60 крб. Цены на продовольствие были максимально высоки голодной зимой 1941/42 гг. и снизились после урожая 1942 г., особенно в сентябре.

Поскольку советский рубль ходил по обе стороны фронта, а курс рейхсмарки был немцами искусственно завышен (а рубля, соответственно, занижен), цены на советской стороне были ниже, чем на немецкой. Это означало, что при освобождении какого-либо города стоимость товаров сразу снижалась, иногда в 2—3 раза, что положительно воспринималось населением.

Укреплению карбованца летом—осенью 1942 г. способствовали успехи немецких войск на фронте. С наступлением же Красной армии и приближением линии фронта курс как карбованца, так и рейхсмарок падал. Подобные колебания происходили в течение войны несколько раз. Так, по свидетельству очевидцев, перед освобождением Киева осенью 1943 г. люди просто перестали что-либо продавать за карбованцы, а перешли на рубли. Обвальное падение карбованца произошло в начале 1944 г., окончательно он исчез из обращения в октябре 1944 г., когда немцев выдворили с Украины.

Военная экономика

Чтобы опровергнуть спекуляции современных мифотворцев на тему войны — дескать, СССР взял немцев лишь численностью населения, — достаточно обратиться к давно известным фактам. Во-первых, общеизвестно, что основные наши потери пришлись именно на первые годы войны и на мирное население, уничтожавшееся нацистами целенаправленно, в т. ч. в концентрационных лагерях.

Во-вторых, Германия намного раньше, чем СССР, перевела свою экономику на военные рельсы. Неоценимое значение для ее экономического и военного потенциала имел захват и полное подчинение к 1941 г. Австрии, Чехословакии (один из крупнейших ВПК Европы по тем временам), а также Польши, Франции и прочих европейских стран. На выполнение только военных заказов, помимо самой Германии и стран фашистской коалиции, к 1941 г. работало около 5 тыс. предприятий в оккупированных государствах.

Таким образом, Советский Союз воевал по сути с экономикой всей объединенной Европы, кроме разве что Великобритании и нескольких нейтральных стран, ничего собой не представлявших стратегически.

С 1940-го по 1941 г. численный состав вооруженных сил Германии возрос с 3,7 до 7,3 млн. чел. И на границах с СССР до открытия Второго фронта в 1944 г. были сосредоточены почти все гитлеровские войска и их союзники. Против СССР выставили 4980 самолетов, 4300 танков и штурмовых орудий, свыше 47 тыс. орудий и минометов.

Германская армия была мобилизована раньше, чем Красная армия, уже имела опыт ведения крупномасштабных военных кампаний. Этой хорошо оснащенной и обученной убивать в реальных войнах армаде на западных рубежах СССР противостояли всего 2,9 млн. советских бойцов, 1540 самолетов новых типов, 37,5 тыс. артиллерийских орудий и минометов, 1475 новых танков.

Проще говоря, военные силы агрессора превосходили наши боевые силы по количеству войск почти в 2 раза, по тяжелым и средним танкам — в 2 раза, по боевым самолетам новых типов — в 3,2 раза, а по орудиям и минометам — в 1,4 раза.

И последнее. Хотя план «Блицкриг» был реализован лишь отчасти, на оккупированной территории оказалось в 1941 г. 88 млн. чел. А это около 45% населения СССР, 32% рабочих и служащих. Здесь (прежде всего на Украине) находилось 33% основных фондов предприятий, производивших 33% валовой промышленной продукции, а также пролегала самая плотная (122 тыс. км) сеть железнодорожных путей. Несмотря на беспрецедентное военное сопротивление и партизанские действия, фашисты имели, говоря современным языком, прекрасную логистику для продвижения на восток.

Не говоря уже о том, что они захватили территории с более чем 70,8 млн. га наиболее плодородных земель (это — 47% пахотного поля страны). До войны с этих площадей собирали 38% зерна, технические культуры, на них выращивали 45% поголовья крупного рогатого скота и т. д.

Только благодаря организованному переводу советской экономики на военные рельсы, а также уникальной по масштабам и быстроте эвакуации предприятий Украины, Белоруссии и части РСФСР** к концу 1942 г. Германия утратила превосходство в танках, самолетах и артиллерии. Именно с этого момента начался перелом и на фронтах.

Одним из экономических источников для СССР в годы Великой Отечественной была помощь государств антигитлеровской коалиции. В целом по соглашению между США, Великобританией и Канадой Советскому Союзу было поставлено вооружения, продовольствия и оборудования на $9,8 млрд. Хотя по тем временам это сумма значительная, нужно все же не забывать: весь импорт военной техники и всех припасов, исчисляемый в штуках, килограммах и прочих единицах, за годы войны составил около 4% их промышленного производства в самом СССР за этот же период.

То есть и в экономическом смысле Союз вел войну с объединенной Европой практически самостоятельно (если не считать боевых действий на море и в воздухе на западном направлении или в Африке) вплоть до конца 1944 г., когда советские войска уже шли по Европе и Второй фронт был наконец открыт.

Если это можно сосчитать в деньгах

Вал войны прокатился из конца в конец Украины дважды — с запада на восток и обратно. Поэтому по абсолютным показателям понесенного ущерба она наиболее пострадала не только среди республик СССР, но и среди других стран, на территории которых проходили боевые действия.

В войну, по официальным оценкам, погибло свыше 5 млн. жителей Украины, еще более 2 млн. чел. было угнано на принудительные работы в Германию. Согласно публично задекларированным планам нацистского руководства, 65% украинцев и 75% белорусов планировалось выселить в Сибирь на принудительные работы и освоение полезных ископаемых.

Остальное население, «вычищенное» по расовому признаку, имело шансы остаться в живых только в статусе подневольной рабочей силы либо на родине, либо в качестве прислуги в других регионах рейха.

Рейхсфюрер СС, министр внутренних дел Германии Генрих Гиммлер говорил: «Немецкие поселения распространятся до Дона и Волги, а потом, как я надеюсь, и до Урала и будут всегда поставлять нам здоровое потомство германской крови. Германский восток до Урала... должен стать питомником германской расы».

К слову, по состоянию на начало 1941 г. население УССР (включая Западную Украину) составляло 41,965 млн. чел., в 1944-м — 33,534 млн. (в 1950-м — 36,774 млн.).

На территории республики было разрушено около 700 городов и поселков, 28 тыс. сел (утрачено более половины жилой площади), свыше 10 млн. чел. остались без крова.

В целом, согласно выводам Государственной комиссии СССР, занимавшейся подсчетами экономических потерь, материальный ущерб, причиненный Советскому Союзу во время войны, составлял около 30% его национального богатства, а в районах, подвергшихся оккупации, — более двух третей. Полностью или частично было разрушено и сожжено 1710 городов и поселков городского типа, свыше 70 тыс. сел и деревень, лишены крова около 25 млн. чел.

Расчеты французского экономиста А. Клода, признанные сегодня наиболее сбалансированными, свидетельствуют: экономические потери одного только СССР составили по меньшей мере половину экономических потерь всех стран Европы вместе взятых в результате Второй мировой войны. Общая стоимость разрушений составила $260 млрд. (в ценах 1938 г.). Из этой суммы на СССР приходится $128 млрд. (679 млрд. руб.), Германию — $48 млрд., Францию — $1,5 млрд., Польшу — $20 млрд., Англию — $6,8 млрд.

Гигантский приз

Что бы ни пытались доказать нашим гражданам доморощенные и заезжие творцы исторических мифов, начиная войну с СССР, Гитлер меньше всего думал о борьбе с коммунистической идеологией. Поиск «жизненного пространства», а также дармовых ресурсов и бесплатной рабочей силы для рейха путем «очищения» восточных территорий от «неправильных» народов — это и была цель Германии.

Отправляя на восточный фронт миллионы немцев, фюрер обещал им в качестве трофея «гигантский пирог», а каждому из них — volwark, то бишь имение. При попытке понять, что именно двигало миллионами немцев, что помогло Гитлеру столь эффективно не одурманить, как писали раньше в учебниках, а сплотить и двинуть такую массу людей на войну (сознательный захват чужих государств и столь жестокое уничтожение людей), мы будем вновь и вновь ходить вокруг да около, если не признаем: фашизм «купил» миллионы приверженцев перспективой быстрого обогащения. Именно экономика, а точнее, геоэкономические концепции нацистов, обещавшие «избранным» народам процветание за счет народов «покоренных», лежат, пожалуй, в основе германской машины «промывания мозгов».

Уже в начале войны, 16 июля 1941 г., Гитлер в обращении к немецкому народу заявил: «Необходимо умело разрезать этот гигантский пирог, с тем чтобы... во-первых, господствовать, во-вторых, управлять, в-третьих, извлекать выгоду».

Важно, что эта концепция была сформулирована отнюдь не в 1940-е, а гораздо раньше. Еще в 1925 г. в книге «Майн кампф» Гитлер писал: «Мы переходим, наконец, к политике будущего, основанной на расширении нашего пространства. Когда мы говорим сегодня о приобретении новых земель и нового пространства в Европе, то в первую очередь думаем о России и о подчиненных ей окраинных государствах... Новая германская империя должна будет... снова выступить в поход по дороге, давно уже проложенной тевтонскими рыцарями, чтобы германским мечом добыть нации насущный хлеб, а германскому плугу — землю»...

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ