Эксперты рассказали украинским журналистам о целесообразности запрета деятельности партий. Последние радикальные шаги представителей КПУ и «Свободы», которым предшествовало бурное празднование 9 мая и принятие и подписание закона «О знамени Победы», снова всколыхнули дискуссию о запрете деятельности партий.

После принятия закона «О знамени Победы» и предсказуемой реакции радикалов во Львове отношения КПУ с партией «Свобода» утратили последние крохи толерантности. Все чаще звучат требования о запрете деятельности обеих партий.

История запретов деятельности Компартии Украины достаточно долгая. Началась она после обретения Украиной независимости в 1991 году. Первый указ Президиума Верховной Рады Украины вышел сразу же 26 августа и звучал следующим образом – «О временном прекращении деятельности Компартии Украины», а второй, 30 августа, – «О запрете деятельности Компартии Украины». Часть членов запрещенной КПУ осенью 1991 года создала Социалистическую партию Украины (СПУ) во главе с тогдашним лидером коммунистического парламентского большинства Александром Морозом. Однако в 1994-м Верховная Рада Украины отменила запрет Компартии, а год спустя украинские коммунисты на своем II съезде провозгласили себя правопреемниками запрещенной в августе 1991 года КПУ.

Впрочем, время от времени проходили многочисленные митинги с требованием запретить деятельность партии. Например, в 2009 году такая акция проводилась общественной организацией «Патриоты Украины», а в 2008 году львовские БЮТовцы написали обращение на имя Президента о запрете деятельности КПУ.

Что касается «Свободы», то из-за относительно небольшого срока существования партии фактов о требовании запрета ее деятельности не так много. Однако сегодня возможность запрета деятельности свободовцев рассматривает даже Николай Азаров, ссылаясь на негуманность действий ее представителей.

О вероятности такого решения и его возможном влиянии на ситуацию в Украине «Главред» спросил экспертов.

Анатолий Луценко, политолог и политтехнолог:

Коммунистов нужно было разогнать еще на заре независимости, поскольку именно их существование законсервировало политическую систему страны. Во времена, когда коммунисты были в оппозиции к Кучме, они, по сути, выступали и против государства. Поэтому существование в парламенте этой силы приостановило развитие партийной системы. Относительно «Свободы», то события 9 мая были явно прописаны. Они играют чужой сценарий, и им уже стоит определиться, будут ли они самостоятельными, или же будут существовать под кем-то. Я считаю, что экстремистские проявления необходимо пресечь, хотя бы ввести перерегистрацию. Важно, чтобы не доходило до того, что любым экстремистским организациям будут давать статус партии. Вообще, по закону «О политических партиях», по региональному и профессиональному признаку партии не создаются. То есть важно, чтобы законодательство не только существовало, но и выполнялось. Также – чтобы было зафиксировано, кроме пункта об экстремистских организациях, полноценное представительство партий во всех областях Украины.

Тарас Березовец, политтехнолог, медийщик, директор PR-группы Polittech:

Важно, чтобы запрет экстремистских организаций осуществлялся не на уровне Минюста, потому что это может вызвать подозрения, а был мотивирован из-за определенных действий партии. Вообще, существование «Свободы» и «Родины» под вопросом с точки зрения закона, и их запрет должен законодательно инициироваться. А коммунисты умнее – они существуют значительно дольше, но мы больше видим, как они говорят, чем действуют. Однако партии за слова в нашей стране ответственности никакой не несут.

Владимир Фесенко, политолог, руководитель Центра политического анализа «Пента»:

Начнем с того, что в Украине нет радикалов, за исключением одних футбольных фанатов. Радикально настроенные активисты не будут создавать партию, они будут действовать иначе. В целом как слева, так и справа ведется наступление на ценности друг друга, и эти партии скорее выполняют функцию выпускания пара общественных протестных настроений. В любом случае это политическая игра. И эти настроения не могут быть запрещены, исходя хотя бы из того, что это не по-европейски. Кроме того, сами идеи никуда не денутся, они останутся в обществе. И лучше пусть они отражаются политически, на выборах, чем в уличных стычках».

Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии:

Вообще, я за то, чтобы разные прослойки общества представляли себя в парламенте, пусть они лучше там что-то себе говорят, скорее цивилизуются, чем будут проявлять свой протест на улице. Если обращаться только к законодательству, то запретить партии практически невозможно. Однако, если ссылаться на отдельные действия конкретных людей, то это можно привязать к запрету. Если запретят «Свободу», возникнет что-то другое – Европейская Свобода, к примеру. Дело в том, что у нас ведь нет сильной судебной системы, как, например, в Германии, где партиям нельзя предпринять ни одного шага в сторону. Вот если бы у нас была такая судебная система, то можно было бы что-то запретить, а так ничего не сработает.

Олег Покальчук, социальный психолог, политтехнолог:

Все могут говорить, что думают – это их право. И запрещать политические партии только потому, что эти хорошие, а эти плохие, нельзя. Поэтому никакого запрета ни «Свободы», ни коммунистов не будет.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ