Во время войны нацисты хотели очистить территорию Украины от коренного населения, заменив его немцами-крестьянами. Оккупанты даже успели создать под Житомиром две пробные колонии, но их век был коротким.

Немецкий город Житомир, окруженный селами, сплошь заселенными потомками истинных арийцев, - такой могла бы быть Центральная Украина, если бы Германия выиграла Вторую мировую войну. Причем одним Житомиром дело не ограничилось бы: значительная часть украинских земель стала бы новой родиной немцев. Ведь покорение Восточной Европы для вождя Третьего рейха Адольфа Гитлера и его соратников означало не только оккупацию территории Советского Союза, но и колонизацию. Так нациты хотели добиться сразу двух целей: германизации Украины и превращения ее в автономное губернаторство, а также более качественной эксплуатации земли и природных ресурсов.

В основе этой идеи лежал план Ост - проект этнических чисток в европейской части территории Советского Союза ради освобождения пространства для немецких колонистов. По иронии судьбы предварительный вариант этого генплана Альфред Розенберг, рейхсминистр оккупированных территорий, предоставил Гитлеру 9 мая 1941 года - ровно за четыре года до Дня Победы.

План Ост - проект этнических чисток в европейской части территории Советского Союза ради освобождения пространства для немецких колонистов

В документах, ставших основой плана Ост, предусматривалось, в частности, переселение в Сибирь 65% населения Западной Украины и замена его этническими немцами. Помимо выселения, для всех украинцев, русских, евреев и представителей других национальностей (кроме этнических немцев и близких к ним прибалтов), населявших земли СССР, предусматривались и куда более жесткие меры, вплоть до физического уничтожения.

Активная часть этой операции должна была начаться после победы над СССР. Однако уже в годы войны оккупанты стали экспериментировать, заселив несколько украинских деревень в Житомирской области немцами-колонистами.

"Возвышенная идея"

О том, какой ему видится новая Украина и новая Россия, Гитлер рассказал своему окружению в ставке в сентябре 1941 года. "При заселении русского пространства мы должны обеспечить "имперских крестьян" необычайно роскошным жильем. Германские учреждения должны размещаться в великолепных зданиях - губернаторских дворцах. Вокруг них будут выращивать все необходимое для жизни немцев. Вокруг города в радиусе 30-40 км раскинутся поражающие своей красотой немецкие деревни, соединенные самыми лучшими дорогами. Возникает другой мир, в котором русским будет позволено жить, как им угодно. Но при одном условии: господами будем мы", - говорил он. Фюрер уточнил, что, если славяне вдруг рискнут поднять мятеж против арийских господ, "нам достаточно будет сбросить пару бомб на их города, и дело сделано".

А вот Генрих Гиммлер, рейхсфюрер СС и один из главных идеологов заселения славянских земель арийцами, больше внимания уделял практической стороне дела. Он считал, что восток Европы поможет сельскому хозяйству Германии, и потому был одержим идеей организации здесь колоний, жить в которых должно военизированное немецкое население.

"Деревни, заселенные вооруженными крестьянами, станут основой наших поселений на востоке - и одновременно их защитой; они будут фундаментом великой европейской оборонительной системы, которую фюрер построит после победоносного завершения войны", - рассуждал он в июле 1942 года в своей ставке под Житомиром, беседуя с Феликсом Керстеном, личным врачом. Шеф СС видел будущее в виде массы таких деревень, образующих пояс шириной в несколько сотен километров, который должен был защищать западный мир от вторжения из Азии.

Каждое такое поселение-колония, по мысли Гиммлера, должно было включать в себя от 30 до 40 хозяйств с земельными наделами примерно в 120 га. "Вождь крестьянской общины станет командиром военно-крестьянской деревни. Каждая деревня с 40 хозяйствами, крестьянами, их сыновьями и работниками своей боевой силой будет примерно соответствовать роте, а ротный командир будет жить в усадебном доме. Так мы создадим единственную форму демократии, подходящую для демократических людей, - новое германское государство преданных граждан, основанное на поселениях германских крестьян-воинов", - говорил рейхсфюрер.

Все это он описал ранее и самому Гитлеру во время встречи с ним 16 июня 1942 года в винницкой командно-полевой ставке Вервольф.

Фюрер не просто одобрил идею своего подчиненного, а загорелся ею, лично посетив оккупированные земли. "Украина просто несказанно прекрасна. С борта самолета кажется, что под тобой земля обетованная. Климат на Украине гораздо мягче, чем у нас в Мюнхене, почва необычайно плодородна, а люди - в частности, мужчины - ленивы просто до невозможности", - говорил он в июле 1942 года, находясь в ставке под Винницей.

Коренное население ждала невеселая участь. План Ост предусматривал разные варианты освобождения восточных земель - от убийств и выселения до поощрения абортов или запрета на медицинские прививки.

Организационные работы

В условиях войны развернуть на полную катушку план Ост гитлеровцы не могли. Тем более что сам Гиммлер отводил на реализацию своих колонизаторских идей 20 послевоенных лет, планируя создать колонии неподалеку от больших городов - Днепропетровска, Запорожья, Николаева, Одессы, Житомира, Винницы, - а также в Крыму.

Однако немцы решили попробовать. Первая директива об организации колоний в Украине появилась 19 августа 1942 года. Ее, под грифом "особо секретно", издало министерство Восточных территорий во главе с Розенбергом, а адресатом стал Эрих Кох, рейхскомиссар Украины. "Исходя из принципов генеральной политики на Востоке, провозглашенной фюрером как генеральный план Ост, на территории рейхскомиссариата Украина уже сейчас должны организовываться предпосылки для переселения нордической расы. Прошу прислать свои соображения по этому поводу", - писал Розенберг.

В августе же Гиммлер приказал организовать поселение Гегевальд. Образцом для него стала уже существующая немецкая колония в Польше, в районе Люблина.

Основной силой колонизации решили сделать этнических немцев, проживающих на территории СССР, - так называемых фольксдойче. А на помощь им присылали представителей и других "нордических рас". Например, в октябре 1942 года в рейхскомиссариат Украина привезли 369 крестьян-голландцев.

Изначально Гегевальд должен был находиться в Коростенском районе на севере Житомирской области и состоять из 20 деревень, в которых бы проживали 6,5 тыс. колонистов. Но позже Гиммлер отдал предпочтение району на юге области, между Житомиром и Бердичевом. Во-первых, здесь, в селе Заречаны, находилась его ставка, а во-вторых, тут не было больших лесных массивов, удобных для базирования крупных партизанских отрядов.

Гегевальд провозгласили отдельной административной единицей площадью 45 кв. км, которая не подчинялась министерству Розенберга. Сюда свезли чуть более 10 тыс. "арийцев", которые жили в 28 селах вокруг семи так называемых экономических баз отдела СС по вопросам сельского хозяйства.

Гегевальд стал любимым детищем Гиммлера, полигоном для его идей. Он даже пытался организовать здесь отряды самообороны. Так, немецкий историк Майр Бухсвайлер писал, что все местные мужчины-переселенцы имели оружие и были организованы в батальоны. Кроме того, за поселением "приглядывали" 272 эсесовца.

23 сентября 1943 года, через год после создания Гегевальда, генерал-комиссар округа Житомир распорядился открыть еще одну колонию - Ферстерштадт. Она была заметно крупнее "первенца" - под нее отвели земельный участок площадью 90 кв. км между Коростенем и Черняховом.

Новая жизнь

Процесс "освобождения" земли от украинцев начался в конце 1942-го и продолжался до осени следующего года. За это время из колоний отселили более 10 тыс. славянских крестьянских семей. Обычно их вывозили в Киевскую и Днепропетровскую области. Так, 120 семей из житомирского села Сингуры в октябре 1942 года в принудительном порядке перевезли на Днепропетровщину, а еще 42 семьи в марте следующего года отправили в столичный регион.

Процесс отселения был жестким. Немцы никого не предупреждали, а просто с самого рассвета окружали приглянувшееся им село отрядом полиции. После чего комендант в сопровождении охраны заходил во дворы, которые нужно было освободить, и приказывал собираться в дорогу. Срок на сборы давали короткий - до десяти часов утра.

С собой селянам разрешали брать только самые необходимые вещи и одну запряженную в воз корову. Уводить лошадей им категорически запрещали, ведь они были нужны колонистам для обработки земли.

Дальнейший процесс шел с немецкой пунктуальностью и четкостью. Опустевшее жилье тут же занимали фольксдойче, которые еще до выселения украинцев знали, кому какой дом достанется. Каждый колонист, въезжая во двор, автоматически становился собственником всего движимого и недвижимого имущества.

Страдали от непрошеных гостей не только жители выселяемых деревень. Так, для этнических немцев, собранных в Овруче, на севере Житомирской области, зарезервировали пять сел для ночлега и отдыха на их пути на юг, где раскинул свои земли Гегевальд. При этом коренных жителей на время постоя колонистов отправляли во временные лагеря. А многих и вовсе угоняли на работы в Германию.

Фолькс-ошибка

Каждый немец-колонист, приезжая на новое место, должен был много работать, снабжая свою историческую родину и ее армию продуктами. Для этого фольксдойчи получали наделы площадью от 1 до 6 га. Но это были лишь стартовые условия - те из поселенцев, которые своим трудом доказывали собственные крестьянские навыки, могли рассчитывать на увеличение надела до 25 га.

Все было продумано, оставалось только воплотить идею в жизнь. Однако с этим как раз и возникли сложности.

Оказалось, что далеко не все колонисты могут принести пользу Великой Германии. Людей с немецкой кровью свозили на Житомирщину со всех оккупированных территорий, даже с далекого Кавказа, но опытных крестьян и управленцев среди них все равно не хватало.

В результате в ставку Гиммлера посыпались жалобы от чиновников, которые занимались перевозками колонистов. К примеру, унтерштурмфюрер СС Ульрих Даннер писал своему шефу: "На вокзал Калиновки прибыл эшелон фольксдойче в количестве 6 тыс. человек. Из них по-немецки разговаривают только 4 тыс. Остальные вообще не вызывают доверия. При этом много детей и стариков, которые не в состоянии выполнять тяжелую работу. Считаю, что дальнейшее переселение проводить пока не стоит".

Недовольны своей судьбой были и сами колонисты. Нередко на новом месте они с удивлением узнавали, что жить им предстоит в условиях, которые были явно хуже тех, что они имели ранее. Чтобы как-то поправить ситуацию, немецкое руководство запретило изгоняемым украинцам брать с собой имущество, запасы продуктов и нормальную одежду - все то, что могло бы пригодиться новым хозяевам.

Но никакие усилия не помогли. 20 октября 1943 года Гиммлер проинспектировал свое детище - колонию Гегевальд - и остался недоволен увиденным. Шеф СС обнаружил, что переселенцы жили очень бедно. Он даже распорядился немедленно доставить им 10 тыс. пар обуви, а с территории Польши начать подвоз других необходимых вещей.

Но было поздно. К тому времени Красная армия уже подошла к Днепру и готовилась штурмовать Киев. В этих условиях идея германизации Украины стала бессмысленной, и план Ост рассыпался сам собой.

Источник: Корреспондент

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ