Резкий рывок рейтинга Тягнибока заставляет политологов, историков и олигархов задуматься о будущем страны.  Если верить данным последних соцопросов, консервативный Донецк, жители которого с роду не воспринимали нацистские идеи, дал Тягнибоку и его соратникам шанс. Что-что, а шансы нацисты всегда умели использовать. Для анализа сложившейся ситуации - вернемся к истокам.

Классическая теория военного искусства предполагает, что армия, попавшая в безвыходное положение, капитулирует на определенных условиях, не обрекая на лишние жертвы ни себя, ни противника. Это правило было нарушено в ходе двух мировых войн, а также частично нарушалось во время войн наполеоновских (например, в России и в Испании). Во всех случаях (независимо от того, выигрывал или проигрывал инициатор такого нарушения правил ведения войны) сам факт отхода от традиций приводил к резкому (на порядки) росту военных потерь и потерь среди нонкомбатантов у обоих противников, а также к разрушению экономики воюющих держав.

Война становилась тотальной. В ней начинали участвовать не только профессионалы, но все общество. Сообразно этому усиливалась и жестокость враждующих сторон, их нетерпимость друг к другу и готовность идти до конца, только ради того, чтобы обессиленный враг умер от ран на твоей могиле. Подчеркну, речь идет не о гибели двух эпических героев, а двух обществ.

Современная Украина находится на грани такого же тотального противостояния. Причем холодная фаза гражданского конфликта явно заканчивается, и проигравшие ее нацисты собираются взять реванш в горячей фазе.

Дело здесь не в радикализме Тягныбока или демонстративной неадекватности Фарион. Требование «активных действий», уголовного преследования «украинофобов», «национальной революции», с очищением территории от всего «чуждого украинизму», становится традиционным для той части нацистов, которые совсем недавно позиционировали себя как «чистые идеологи», «украинские ученые», «украинские писатели», «украинские журналисты» и даже «украинские активисты». В общем псевдоинтеллектуальная обслуга нацистов сбрасывает маски, прекращает рассказы о своей приверженности «общечеловеческим ценностям», «свободе» и «демократии» и выходит на тропу войны с собственным народом, не разделяющим нацистских взглядов кандидатов в «тонкошеие вожди».

Это значит, что нацисты не намерены признать свое поражение, констатировать, что народ Украины не собирается строить свою государственность по их заплесневелым лекалам. Они не намерены капитулировать на определенных условиях. Думаю, что никто бы не пострадал, если бы, отстраненные от рычагов государственной власти и лишенные бюджетного финансирования их пропаганды, они рассказывали бы о «тысячелетней истории укров» или о создании Шухевичем, Бандерой и Гитлером «лагерей труда и отдыха» для украинцев, русских и евреев, проживавших в бассейнах Днестра, Днепра и Дона, в каковых лагерях пышным цветом расцвела культура этих народов, а украинцы еще и отъелись после «голодомора». В конце концов «дурь каждого» должна быть видна. Кого-то инопланетяне похищают, кто-то «мову» спасает.

Но националисты считают, что их готовность идти до конца, развязать гражданскую войну испугает общество, как неоднократно пугала власть, и оно согласится на фашизацию культуры и образования, на этнографизацию всего образа жизни, на собственную архаизацию и трайбализацию в обмен на кусок хлеба. Они такие, и они так думают о нас. Например, Тарасюк, перевалив за шестой десяток, разразился гневной тирадой против вывешивания красных знамен в День Победы. Он забыл, что до 1992 года верой и правдой служил режиму в погранвойсках КГБ СССР, МИДе УССР и ЦК КПУ, и цвет знамен тогда не оскорблял его «патриотических» чувств. Попробуйте угадать с одного раза, какая идеология согревала бы душу Тарасюка, если бы и сегодня власть находилась в руках КПСС.

Они действительно более организованны, на то они и сторонники тоталитарной идеологии. У них действительно есть шансы на первоначальный временный успех. Гитлер в свое время тоже почти всю континентальную Европу захватил. Однако они не понимают, что тотальную войну легко начать, но практически невозможно закончить, пока жив хоть кто-то «не такой». А представляете себе, какую бойню надо учинить на территории Украины, чтобы остались одни лишь шухевичелюбы. Ведь даже «мягкая» этническая чистка – выталкивание в эмиграцию – предполагает, что для бегства сотни надо убить от одного до пяти человек. В масштабах Украины это – миллионы.

Более того, этим миллионам бежать особенно некуда. Граждане Украины не привыкли жить в палаточных лагерях. Да и Россия, в принципе ничего не имеющая против регулируемой эмиграции родственного славянского населения, будет не в восторге от перспективы одномоментно принять в приграничных регионах миллионы беженцев. О ЕС просто не вспоминаю, чтобы не смешить народ.

Проще и дешевле провести «гуманитарную интервенцию» и оставить потенциальных беженцев на месте – на Украине. И никакое НАТО не помешает. Еще просить будут навести порядок, поскольку самим лезть в 46-миллионную страну с разрушенной экономикой, которую надо банально кормить, при этом умиротворяя, за счет жизней своих солдат, больше никто не захочет. А Россия будет вынуждена, поскольку для нее невмешательство будет хуже самого неудачного вмешательства.

Но ведь к тому времени, когда здесь появится (если появится) любой иностранный военный контингент, уже прольется немало крови (на простое переругивание и драки на «Интере» мировое сообщество реагировать не будет). А ответом на смерть и кровь в ходе тотального гражданского конфликта может быть только смерть и кровь. И уже никогда не сошьются вместе две части Украины. Народы, их населяющие, окончательно станут разными. Государственная граница между ними будет единственным способом предотвратить резню количественно более малочисленных галичан, а враждебное отношение сохранится в веках, как у современных России и Польши, которым нечего делить, но которые помнят историю.

Представим все же на секунду, что нацистам удалось одержать победу и сохранить под своей властью Украину в ее нынешних границах (в истории всякое случается). Они, конечно, могут надеяться, что экономика заработает сама собой, просто потому, что они пришли к власти. Но «регионалы» уже когда-то не хотели верить, что с их приходом к власти кризис никуда не денется, а теперь выясняют, кто же в этом виноват.

С учетом склонности нацистов к автаркии и их, мягко говоря, невосприятием в Польше и России, экспортоориентированная украинская экономика просто умрет, и города окажутся под угрозой голода. Некоторое время можно продержаться, зажаривая и поедая инокультурных, инонациональных, иноконфессиональных граждан Украины и деля их имущество между боевиками. Этот источник быстро иссякнет. При украинских аппетитах его хватит не более чем на год.

В условиях экономической разрухи и исчерпания источника внутренних врагов у тоталитарного государства есть шанс переключиться на врага внешнего – жить за счет войны. Но Украина не может успешно воевать даже с Приднестровьем. Любая пограничная страна, у которой найдется хоть два исправных танка и десяток грузовиков, одержит победу в войне за время, необходимое для того, чтобы доехать от границы до Киева по современной автостраде (от пяти часов до менее суток, в зависимости от конкретного пограничного перехода).

Значит, придется искать врага внутреннего. То есть, допустим, дискуссия Тягныбока и Фарион о том, надо ли евреев вешать или расстреливать, приобретет для правящей партии принципиальный, программный, идеологический характер и закончится тем, что придет Михальчишин и ликвидирует обоих, поскольку никто не отменял добровольный труд «украинофобов» в концлагерях на благо украинской нации.

В целом, украинские националисты не имеют хорошей игры. Их время закончилось, не начавшись. Они опоздали на сто-двести лет и сегодня никому не нужны. Их могут временно использовать внешние силы, но недолго.

Единственный шанс для националистов физически и идеологически уцелеть – полная политическая капитуляция с правом носить шаровары, верить в то, что неандертальцы произошли от укров, и читать Шкляра и Андруховича.

Иначе ни их самих, ни государства Украина не будет. Жаль только, что и мы все окажемся заложниками этих любителей «окончательных решений» и поклонников тотальной войны. Приятно знать, что победа в гражданской войне будет на твоей стороне, но хотелось бы до нее и дожить, а лучший способ сделать это – не доводить дело до войны. Классик военной мысли, до сих пор изучаемый во всех приличных военных академиях, Сунь Цзы писал: «Лучшая война – та, которая не началась».

Нацистам стоит прислушаться к голосу разума и остановиться, пока не поздно. Не очень верю в их способность мыслить, но цена слишком высока, поэтому стоит попробовать.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ