Нацизм уже несколько лет как перестал быть эфемерной угрозой, а облачился во вполне реальные одежды, кровавые и угрожающие. Облик неонацистов столь же реален, как и облик фашистских генералов во времена Второй Мировой войны. Умалчивать или же не замечать этого факта - такое же преступление, как и сам нацизм, - уверен известный польский историк Анджей Шептицкий.

Международное правозащитное движение «Мир без нацизма» обнародовало результаты мониторинга проявлений неонацизма и правого радикализма в 2011 году. По мнению правозащитников, мировой социально-экономический и финансовый кризис, кризис неоглобализма, как способа подогнать все и вся под всеобщие рамки, усиление миграционных проблем на фоне событий в Северной Африке, демографического кризиса на Севере и всеобщей проблемы бедности на Юге, идеологический кризис на европейском постсоциалистическом пространстве - все это стало причинами обострения проблемы правого радикализма и неонацизма в минувшем, 2011 году.

В Аналитическом обзоре, представленном на официальном сайте МПД «Мир без нацизма», отмечается:

Безусловно, неонацизмом заражена только часть праворадикальных партий и групп, но эта часть год от года расширяется. Последователей национал-социализма, исповедующих, в том числе шовинизм, фашизм, расизм, ксенофобию и антисемитизм становится все больше.

Наиболее запомнились следующие события 2011 года:

В минувшем году идеи неонацизма приобрели особую популярность в Европе в связи с усилением миграционных потоков из Северной Африки. По Европе прокатилась волна убийств на почве ненависти. Убивают цветных, выходцев из стран третьего мира, как, например, произошло в Норвегии, когда праворадикал Андерс Брейвик совершил двойной теракт в Норвегии 22 июля 2011 года. Вначале он взорвал у правительственного здания в Осло автомобиль, наполненный взрывчаткой, в результате чего погибли восемь человек. Через несколько часов на острове Утойя Брейвик, одетый в полицейскую форму, расстрелял более 70-ти участников молодежного лагеря правящей Трудовой партии.

В настоящее время эксперты-психиатры объявили его душевнобольным, но то, что преступник руководствовался в своих действиях нацистской идеологией и то, что его действия вызвали если не поддержку, то понимание в социальных сетях многих сторонников этой идеологии, это неоспоримый факт. Преступление в Норвегии свидетельствует безо всяких сомнений о том, что неонацистская идеология оказывает возрастающее влияние на умы европейцев. То, что под это влияние попал психически нездоровый человек лишь подтверждает этот тезис.

В ноябре 2011 г. в Германии было раскрыто т.н. «национал-социалистическое подполье» и арестована банда неонацистов, которая за несколько лет совершила серию террористических атак в Кельне и Дюссельдорфе в 2000-2004 гг., в результате которых погибло 10 человек, и имела «расстрельный» список из 88 антифашистов, в который входили два депутата Бундестага и официальные представители турецких и исламских сообществ.

На счету банды оказалось также 14 ограблений банков. За два месяца до этого МВД Германии запретило крупнейший в стране неонацистский союз «Организация помощи национальным политическим заключенным и их родственникам» (HNG).

В декабре 2011 г. в Италии, в городе Флоренция член неофашистской группировки убил двоих и ранил троих выходцев из Сенегала, после чего застрелился (фактически мы получили первого за последние десятки лет террориста-самоубийцу, действовавшего не в интересах исламистов).

В 2011 г. не прекращались осквернения еврейских кладбищ и синагог. Такие факты в минувшем году имели место в Белоруссии (Кричевское еврейское кладбище, где памятники с еврейских могил самовольно разбиваются и выбрасываются, а участки, большая часть которых относится к временам Великой Отечественной Войны, распродаются под новые захоронения), в России (еврейское кладбище в Петрозаводске), в Турции (еврейское кладбище в Стамбуле), в Иране (еврейское кладбище в регионе Дамаван), в Косово (еврейское кладбище в Приштине), в Канаде (4 городских синагоги и еврейская религиозная школа в Монреале), на Украине (синагога в г. Сумы), в Латвии (старое еврейское кладбище в Валдемарпилсе), в Литве (синагога в Вильнюсе) и в ряде других стран.

Антисемитские надписи и свастики были обнаружены в ноябре 2011 г. на стенах домов в нью-йоркском квартале Бруклин (США). Антиеврейские граффити были сделаны также на тротуарах и на скамейках.
Они содержали выпады против евреев и упоминание расистского движения Ку-Клукс-Клан.

2011 год ознаменовался антицыганскими погромами в Болгарии и Чехии. Антицыганские выступления прошли в апреле 2011 года и в Венгрии. Характерно, что во всех этих странах активное участие в антицыганских акциях приняли представители неонацистских и близких к ним группировок. Причем в Болгарии волнения начались как антицыганские, а именно как попытка самосуда по отношению к т.н. «цыганской этнической преступности», а закончились общими ксенофобскими выступлениями, в том числе нападением на мечеть в Софии, которое было организовано активистами правоэкстремистской партии «Атака», имеющей свое представительство как в национальном парламенте (9,3% голосов), так и Европарламенте (12% голосов).

В Чехии поводом для нападения на цыган, которые были организованы неонацистской Рабочей партией социальной справедливости, стали обвинения в неспособности представителей этой этнической группы интегрироваться в чешское общество.

Схожие обвинения выдвигаются сегодня в отношении к русскоязычных жителей Латвии со стороны местных националистов.

В 2011 г. были зафиксированы антирусские настроения и в Финляндии, что с одной стороны связано с общими националистическими настроениями финского избирателя, о чем свидетельствует прохождение в парламент страны праворадикальной партии «Истинные финны», а с другой стороны, неприятием финским населением массовой скупки земли россиянами в приграничных с Россией областях.

В основном антирусские выступления были зарегистрированы в приграничном городе Иматра. Там за несколько последних месяцев было совершено несколько нападений на дома россиян. В полиции называют это актами вандализма: злоумышленники бьют стекла, портят мебель, рвут вещи. До недавнего времени в стране фиксировалось всего два–три случая проявления расизма. В Иматре, в которой проживает не более 30 тыс. человек, россияне – частые гости: до соседнего Светогорска всего6 км.

Обостряются межэтническое противоречия и в Эстонии. 10 декабря 2011 г. швейцарское издание Der Bund опубликовало интервью президента этой страны Тоомаса Хендрика Ильвеса, в котором он назвал русский язык «оккупантским». При этом он также заявил, что «русские в Эстонии долгое время были народом господ и имели привилегии». Несмотря на протесты объединения «Natsivaba Eesti» ( Эстонского отделения «Мира без нацизма») и ряда общественных организаций, в т.ч. Палаты представителей национальных меньшинств Эстонии, Совета русских школ и других, извинений пока не последовало.

В 2011 году наблюдалось наступление власти на русский язык и в Республике Молдова. Так, правительство страны в июле приняло стратегию по закрытию нескольких сотен «нерентабельных» школ, большая часть из которых – с русским языком обучения.

С 10 октября, единственная новостная передача на русском языке на единственном государственном канале была перенесена из прайм-тайма сетки вещания с 19-00 на 23-00, что сделало её практически не доступной для русскоязычных зрителей, которые, по самым скромным оценкам, составляют одну треть населения Молдавии. Несмотря на протесты гражданского общества и оппозиции, это решение остается в силе. В сентябре в ходе дискуссий по избранию президента страны, представитель входящей в правящую коалицию Либеральной партии депутат Анна Гуцу заявила, что в этой должности не может быть избран человек, чьим «родным языком является русский». А в ноябре эта же А.Гуцу вместе с коллегами по партии внесла законодательную инициативу, предусматривающую штрафы за рекламу на русском языке, который якобы доминирует в ущерб государственному языку.

В 2011 году продолжилась традиция проведения нацистских слетов, шествий и митингов, приуроченных к знаменательным для нацизма датам. Наиболее прочно такая традиция укоренилась в Латвии и Эстонии, где в шествиях 2011 г. участвовало несколько тысяч человек. Характерно, что в данных мероприятиях участвуют не столько ветераны частей Ваффен СС, сколько молодежь, причем количество молодых людей, участвующих в данных мероприятиях, год от года возрастает.

Неофициально правящие режимы этих стран разделяют точку зрения радикальных националистов о том, что местные коллаборационисты в годы войны, служившие в отрядах немецкой вспомогательной полиции или в Ваффен СС, являются героями, защищавшими свою независимость. Поэтому ветеранские организации СС и примыкающие к ним молодежные праворадикальные организации пользуются особым расположением власти. Например, доказано, что эстонское правительство финансирует ветеранские организации СС и награждает ветеранов Ваффен СС государственными орденами и медалями за службу в этих подразделениях. Фактически речь идет о героизации нацистов и их пособников с целью изменения сознания молодого поколения в этих странах, стирания их исторической памяти.

В Эстонии в ближайшем будущем будет предпринята попытка легализации этого пока неофициального процесса: министерство обороны Эстонии и возглавляющий его председатель союза правых партий «Отечество – Республика» Март Лаар подготовили законопроект о признании «борцами за свободу Эстонии» эстонцев, сражавшихся в рядах немецко-фашистских войск в период 1941-1945 годов. Планируется, что он будет направлен на утверждение парламенту Эстонии нынешней весной.

В то же время 2011 год принес и некоторые изменения в формат проводимых мемориальных мероприятий националистических и ветеранских организаций СС в Эстонии. Если раньше представители правительства и министерства обороны Эстонии, всегда присутствующие на митингах в Синемяе 30 июля, возлагали цветы к памятнику ветеранам СС и произносили речи в честь «геройски погибших за свободу Эстонии» в составе гитлеровской армии, в этом году цветы были ими возложены как к памятнику погибшим эсэсовцам, так и к памятнику погибшим солдатам Красной Армии, возведенному еще в советское время, причем речи не произносились. Интересно, что в минувшем году практически не была замечена нацистская символика у участников митинга, а само мероприятие носило практически закрытый характер. Это очевидная победа антинацистских сил Эстонии, поскольку их реальной целью всегда оставалось недопущение популяризации нацизма в этой стране.

Показательным является еще один факт: исчезла символика СС с регулярно издающегося календаря «Эстонский легион», посвященного легионерам СС. В календаре 2011 года остались лишь плакаты с карикатурами на Сталина и Черчилля. Свастики и эсэсовские руны практически исчезли со страниц этого эстонского бестселлера. Это произошло после масштабной критики Эстонии, предпринятой в 2009-2010 гг. антифашистскими организациями этой страны и других стран мира, прежде всего Международным правозащитным движением «Мир без нацизма».

В последние годы возникла традиция проведения неонацистских шествий в Литве. С 2008 года в День независимости Литвы 11 марта в Вильнюсе проводится т.н. «Национальный марш», в котором участвуют правые экстремисты. Правда если в2008 г. около 200 человек прошли по проспекту Гядиминаса под национальными флагами Литвы и флагами со свастикой и скандировали «Русские — вон!», «Раз-два-три, хороша Литва без русского!», «Juden raus!», «Убейте этого еврея!», то в 2011 году их было уже 700, но лозунги были существенно скорректированы: «Литва – литовцам!» и «Не для Запада и не для Востока – Литва для детей Литвы». Характерно, что годом ранее литовский суд разрешил демонстрировать свастику, поскольку она является «символом древних балтов».

Как уж указывалось, несколько лет аналогичные марши проводятся и в России. В этом году марши прошли в 37 городах России, хотя были запланированы в 60. Это говорит о том, что вирус национализма и, тем более неонацизма, поразил пока только основные урбанистические центры РФ, прежде всего Москву и Санкт-Петербург.

14 октября 2011 г. на Украине, в Киеве состоялось шествие членов ультранационалистической партии «Свобода», посвященное 69-ой годовщине создания Украинской Повстанческой Армии (УПА), известной сотрудничеством с гитлеровцами и уничтожением мирного населения на оккупированных территориях в годы второй мировой войны. Характерно, что власти не просто тщательно охраняли данное мероприятие, но и разогнали законно организованный митинг протеста, организованный Всеукраинским правозащитным движением «Украина без нацизма», причем организатор протестного митинга, лидер «Украины без нацизма» Андрей Гаджаман был задержан и доставлен в милицейский участок. Интересно, что позже А.Гаджаман выиграл суд против сотрудников украинской милиции, совершивших противоправные действия в отношении участников протестного мероприятия.

Очередное шествие в Киеве националисты провели в первый день нового, 2012 года. Около тысячи сторонников праворадикальных партий, прежде всего, уже упоминавшейся партии «Свобода», прошли в этот день с горящими факелами по центру Киева, отмечая маршем 103-ю годовщину со дня рождения лидера украинских националистов Степана Бандеры.

Традиционными за последние несколько лет стали разрешенные властями Республики Молдова марши ультраправых националистических прорумынских организаций по центру молдавской столицы Кишиневу 1 декабря, в день празднования «Дня Румынии». Участники шествий декларируют необходимость объединения Молдовы с Румынией как «восстановление исторической справедливости», демонстрируя при этом румынские флаги и плакаты с надписями «Бессарабия – румынская земля». Стоит отметить, что еще 12 ноября 2009 года Министерство юстиции Молдовы зарегистрировало легионерскую организацию – Национально-Христианское движение, идейным вдохновителем которого является Корнелиу Зеля Кодряну (Corneliu Zelea Codreanu), создатель румынской праворадикальной организации «Железная гвардия».

Численность

Сведения о численности праворадикальных групп не являются полными и всеобъемлющими. По тем или иным соображениям, даже официальные праворадикальные организации, представленные в законодательных органах власти разных уровней, предпочитают не говорить о своей численности. Тем не менее, даже отрывочная информация о ней дает возможность сделать интересные выводы.

По соотношению «численность населения / численность радикальных группировок» абсолютное лидерство удерживают балтийские страны, прежде всего, Литва, где при попустительстве военного начальства даже в армейских подразделениях служат люди откровенно националистических и неонацистских взглядов и убеждений, которых они, кстати, совершенно не скрывают, активно участвуют в публичных акциях радикалов, пропагандируют свои воззрения в социальных сетях.

По данным наблюдателей численность праворадикальных группировок в Литве достигла в последние годы 40 000 человек, что примерно на 10 000 человек больше, чем в Эстонии и Латвии (т.е. там их примерно по 30 000). Это почти в 10 раз больше, чем в средней западноевропейской стране.

Точное количество членов праворадикальных группировок в России не поддается подсчету, особенно в последние несколько лет активного применения 280-ой и 282-ой ст. УК РФ, когда большинство из них практически вынуждены перейти на нелегальное положение, однако, по мнению экспертов, количество активных членов праворадикальных групп достигает 24 тысяч. По мнению МВД РФ в стране действует более 150 нацистских группировок.

Проблемы миграции в России на фоне роста экономических проблем содействуют популярности националистов, в том числе радикалов, выступающих под расистскими лозунгами.

Идеологический вакуум, возникший в результате краха коммунистической идеологии, во всяком случае, формально стоявшей на позициях интернационализма, массовые протестные выступления в декабре2011 г., во главе которых стояли в том числе и лидеры националистов, слабость либеральной части российской оппозиции привели к тому, что националистические идеи становятся все более популярными среди масс обывателей. Этим воспользовались оппозиционные политические партии из так называемой «системной» оппозиции, которые использовали националистические лозунги в ходе предвыборной кампании в Государственную Думу2011 г.

Россия пока еще остается одной из немногих европейских стран мира, где в 2011 году совершались убийства на почве ненависти. И хотя общее количество преступлений в России на этой почве сократилось по сравнению с 2010 г., это скорее заслуга правоохранительных органов, а не свидетельство изменений в настроениях общества.

Последний т.н. «Русский марш», прошедший 4 ноября 2011 г. в разных городах страны, собрал под свои знамена тысячи националистов самого разного спектра, в том числе и неонацистов, маршировавших под откровенно антисемитскими, антикавказскими и просто нацистскими лозунгами.

Ситуация на Украине вызывает опасения именно темпами роста националистических настроений. До 2005 года эта страна характеризовалась абсолютным спокойствием и толерантностью в межнациональных отношениях.

Однако с 2005 года здесь начала расти активность молодежных неформальных объединений, в первую очередь ультраправых, деятельность которых направлена на насильственные действия на почве расовой и национальной вражды.

В 2007 г. по данным МВД этой страны, там насчитывалось около 500 человек в возрасте от 14 до 27 лет, объединенных в группы праворадикальной направленности и численностью от 20 до 50 человек «без четкой структуры и организационного построения». Очевидно, что здесь присутствует явная попытка приукрасить ситуацию, поскольку в том же 2007 году только организация «Патриот Украины» провела серию маршей с факелами в Киеве и Харькове, используя ксенофобские и расистские лозунги, регулярно организовывала для активистов движения так называемые военизированные «учения» на заброшенных промышленных объектах, в лесных лагерях, туристических базах, через которые прошла не одна сотня человек. Но это все равно были сотни, а не тысячи.

Сегодня же ситуация изменилась. Прежде всего, выросла поддержка уже упоминавшейся неофашистской партии «Свобода», которая добилась невиданного успеха на региональных выборах в октябре 2010 года. В западных областях Украины эта партия набрала в среднем 25% голосов и потеснила традиционного лидера в этой части Украины – Блок Юлии Тимошенко (БЮТ).

По словам лидера Партии О. Тягнибока, сегодня партия имеет 2 500 депутатов регионального уровня. После этого партия получила доступ к телеэфиру, что дало ей дополнительные десятки тысяч сторонников. На сайте «Свободы» есть явно устаревшая цифра членов партии – 15 000 человек, относящаяся к 2007 году. Официальные данные на сегодняшний день не представлены.

По мнению ряда наблюдателей, своим успехом партия обязана, во многом, правящей Партии регионов, поскольку действующему президенту В. Януковичу выгодно, чтобы протестный электорат перешел от прозападной БЮТ к неофашистской «Свободе». В этом случае и у Запада, и у большинства избирателей Украины не будет альтернативы на президентских выборах 2015 года и В. Янукович сохранит свои полномочия на следующую каденцию.

Очевидно, что западноевропейские радикальные группировки не идут по численности ни в какое сравнение со своими восточными коллегами.

Например, в Норвегии насчитывается всего 150 неонацистов. В Швеции, по данным самих неонацистов, в настоящее время имеется свыше 30 неонацистских групп численностью 800 человек, их взгляды разделяют еще около 2000 сочувствующих.

В Германии же количество членов нелегальных неонацистских группировок составляет около 6 000 человек. В легальных праворадикальных Национал-демократической партии Германии и в Немецком народном союзе состоит примерно 15 000 человек.

Очевидно, что попадание радикальных партий во власть способствует росту их численности.

Однако здесь опасность состоит не в столько в численности, сколько в темпах ее роста, а она, по данным полиции ряда западноевропейских стран за последнее десятилетие утроилась. Значительная часть прироста падает на молодежь. Так по данным службы шведской службы безопасности Sapo, неонацисты этой страны вербуют в последнее время своих сторонников преимущественно в школах.

Рост идеологического влияния праворадикалов

Другая опасность состоит в идеологическом влиянии праворадикалов на настроение жителей в своих странах. Несмотря на самую незначительную численность неонацистов в Норвегии (150 чел.), именно их идеи привели, пусть и не совсем вменяемого Брейвика к чудовищной мысли о проведении крупнейшего в2011 г. теракта на почве ненависти.

О влиянии праворадикальных идей на избирателя говорят и успехи легальных ультраправых и праворадикальных политических партий на последних выборах.

Об успехах в 2010 г. французского «Национального фронта», набравшего более 10% голосов на региональных выборах, известно уже достаточно много. Безусловно успехом является выступление на региональных выборах 2010 г. в Италии антииммиграционной партии «Лига Севера».

В Голландии праворадикальная «Партия свободы» приобретает все большую популярность, активно используя антиисламскую риторику.

В уже упоминавшейся Швеции после парламентских выборов 19 сентября 2010 г. праворадикальная партия «Шведские демократы» вошла в парламент, набрав 5,7% голосов и получив 20 мест из 349.

В апреле 2011 г. успешно выступила на парламентских выборах в Финляндии партия «Истинные финны». Она набрала 19,1% голосов и получила 39 мест в парламенте из 200 (5 мест в2007 г.). Это самая яркая победа праворадикалов в политической истории Финляндии. «Истинные финны» известны своей антимусульманской риторикой и определенной русофобией, требуя ограничить поездки россиян в приграничные области Финляндии и запретить им покупать недвижимость в этой стране.

В Дании Датская народная партия на парламентских выборах2011 г. получила в Риксдаге 22 места из 349 (6,3%). Эта же партия, кстати, имеет в Европарламенте два мандата.

После создания правительства народного единства в Греции осенью 2011 г. в правительство этой страны вошла праворадикальная партия «Народный православный сбор» (LAOS). Ее лидер, 64-летний Каратзаферис, крупный бизнесмен, владелец одного из телеканалов, бывший член Европарламента, ранее называл Холокост мифом и сказал, что «евреи не имеют право голоса в Греции».

Список можно продолжать успехами «Британской национальной партии», «Фламандского интереса» в Бельгии, пресловутой «Партии свободы» в Австрии и т.д.

Всего же на выборах в Европарламент 2009 года праворадикальные партии получили 56 мандатов из 736, что составляет 7,6%.

В чем отличие?

Тем не менее, есть существенные отличия во взглядах между западноевропейскими праворадикалами и ультраправыми из стран Восточной Европы.

Можно выделить следующие основные моменты программ праворадикальных партий Западной Европы, подкрепленные конкретными высказываниями их лидеров:

1. Буквально все европейские крайне правые выступают за более жесткий контроль миграционных процессов. По их мнению, иммигранты отнимают рабочие места у местного населения и «проедают» социальные пособия. В первую очередь речь идет о мигрантах мусульманах, которые помимо всего прочего не хотят интегрироваться в европейское ценностное пространство и навязывают свои исламские обычаи европейской светской культуре. Кроме того, в Европе достаточно сильно укрепился образ араба/мусульманина как потенциального террориста.

2. Одновременно крайне правые выступают как жесткие евроскептики.

Их беспокоит то, что Евросоюз не решает проблемы миграции и исламизации Европы, они недовольны тем, что ЕС не стоит на страже традиционных христианских ценностей, подменяя их безграничностью прав человека и толерантности (например, не запрещает аборты и поощряет однополые сексуальные отношения). Они не согласны платить деньги кому-то, кто живет не посредствам (той же Греции), и мириться с требованиями (диктатом) бюрократов из Брюсселя. Однако главная цель новых правых – не допустить создания европейского супергосударства. Они не против европейского единства, даже ратуют за него (особенно ценностно-культурное), но говорят о пределах интеграции с сохранением самостоятельности стран в решении важнейших вопросов, связанных с их национальными интересами.

3. Большинство западноевропейских праворадикалов выступают против пропаганды гомосексуализма и за запрещение однополых браков, ратуют за пропаганду семейных ценностей.

Иными словами западноевропейских праворадикалов можно условно назвать умеренными. Совсем по-другому обстоят дела в Восточной Европе, где праворадикалов характеризуют:

1. Явная ксенофобия, направленная против национальных меньшинств веками проживающих на территориях этих стран, подчас выливающаяся в погромы. Если национал-радикалов в странах Балтии и на Украине объединяет в основном ненависть к русским, в России – к кавказцам и евреям, то радикалы Венгрии, Румынии, Словакии, Болгарии и Чехии объединяют, прежде всего антицыганские настроения, хотя и антисемитизм также является там объединяющей идеей.

2. Евроскептизцизм и нежелание мириться даже с частичной потерей независимости при вступлении в Евросоюз.

3. Ярая гомофобия, доходящая до призывов запретить гомосексуализм, как например, это делает «Лига польских семей» или латвийская партия «Все Латвии».

4. Стремление пересмотреть итоги Второй мировой войны, героизация нацистских преступников и их местных пособников из числа коллаборационистов, попытки приравнять их к героям, боровшимся в 40-х гг. 20 века за свободу своих стран против коммунистической угрозы.

Приведем несколько примеров.

Так в Венгрии, на волне социального протеста, вызванного экономическим кризисом, в венгерский парламент в 2010 году, набрав 13% голосов, вошла праворадикальная военизированная партия «Jobbik Magyarországért Mozgalom» («За лучшую Венгрию») – Йоббик, известная своими антицыганскими и антисемитскими взглядами. Годом раньше, на выборах в Европарламент она получила 15%. Для Венгрии это, практически, политический оползень, поскольку на парламентских выборах 2006 года эта партия собрала лишь 2,2 процента голосов.

В апреле 2011 г. отряды ультраправых активистов этой партии неделями патрулировали улицы венгерской деревни Дьёндьёшпата, якобы для того, чтобы дать отпор «зашкаливающей цыганской преступности». Одетые в подобие униформы, они большими группами патрулировали улицы, проводили самовольные проверки личных документов и преграждали цыганам вход на отдельные улицы населенного пункта. Детей цыган подвергали травле и запугиваниям по дороге между домом и школой.

Весьма активной остается в Венгрии запрещенная еще в 2009 году «Венгерская гвардия», стоящая на еще более радикальных позициях, чем партия «Йоббик». Так 16 октября 2011 г. группа из 50 членов этой праворадикальной военизированной организации прибыла в мемориальный комплекс, созданный на месте гитлеровского концлагеря Аушвиц (Освенцим), где демонстративно одобрила идеи и практику германского нацизма 30-40-х гг. Когда гид мемориала сообщил этим венграм число погибших в Освенциме в газовых камерах, некоторые «гвардейцы» сказали, что «их должно было быть больше».

С января 2009 г. в парламенте Румынии представлена с 7,2% голосов ультранационалистическая «Партия Великой Румынии», которая исходит в своей деятельности из антисемитской теории заговора, разжигает рознь против венгерского меньшинства Румынии и живущих в стране цыган.

Также эта партия оспаривает роль диктатора Антонеску времен второй мировой войны в истории страны и выступает за присоединение к Румынии Республики Молдова, что впрочем, характерно и для ряда других правых партий этой страны.

В Словакии националистическая «Словакская национальная партия» смогла получить 5,5% голосов. Хотя СНП открыто дистанцируется от фашистских сил, националистические, антивенгерские и антицыганские высказывания ее вождя Яна Слоты известны, и также не остались без внимания и в предвыборной борьбе 2009 года.

Отдельно стоит сказать об уже упоминавшейся болгарской партии «Атака». Партия представлена в болгарском парламенте с 2005 года. Она выступает за национальное болгарское государство, не подлежащее разделению ни по одному из следующих признаков: веры, этноса, культуры. Партия считает, что «различия в происхождении и религиозной вере не могут быть важнее, чем национальная принадлежность. Каждый, кто поступает таким образом, сам отделяется от болгарской нации и государства и не может выдвигать никаких претензий к ним».

Она выступает за насильственную ассимиляцию всех национальных меньшинств, за запрет национальным СМИ вещать за средства государственного бюджета на другом языке, кроме болгарского, а также за запрет «этнических партий и сепаратистских организаций».

Партия вербует своих сторонников среди футбольных болельщиков. Как уже указывалось, она была причастна к антицыганским выступлениям в минувшем году, а также в нападениях на софийскую мечеть.

Отдельной стоит сказать о национал-радикализме в Латвии и Эстонии, поскольку в этих странах праворадикалы опираются на негласную поддержку своих национально ориентированных правительств.

Особое внимание следует уделить Латвии, поскольку в 2011 г. в правительство этой страны вошел т.н. «Национальный блок», основу которого составляет партия «Visu Latvijai!» («Все Латвии»). Партия известна своей неудачной попыткой собрать в 2011 г. подписи за проведение референдума за прекращение государственного финансирования школ национальных меньшинств, прежде всего русских и требованием осуществить «добровольную» репатриацию всех представителей национальных меньшинств, не желающих «стать латышами», т.е. ассимилироваться, за пределы страны.

С приходом «Visu Latvijai!» в правительство официальные заявления о том, что в Латвии необходимо создать национальное латышское государство стали звучать все более часто. Особенно активное противодействие вызвала успешная инициатива общества «За родной язык» по сбору необходимого числа подписей за проведение референдума о придании статуса второго государственного русскому языку. Вместо того, чтобы попытаться разобраться в причинах недовольства русскоязычной общины существующим в Латвии положением дел, лидеры правящей коалиции усмотрели в этой инициативе угрозу государственным устоям.

В своем новогоднем обращении президент Латвии А.Берзиньш неожиданно заявил, что голосование за русский язык будет равносильно голосованию против Латвии как страны. А премьер-министр В.Домбровскис в традиционном новогоднем выступлении призвал всех граждан Латвии принять участие в референдуме и проголосовать против русского языка. Уже после нового года Домбровскис сообщил, что в ближайшее время правительство примет решение о проведении информационной кампании против русского языка за государственный счет (!). Примерно в том же ключе высказывается и спикер сейма С.Аболтиня.

Очевидно, что в результате такой позиции лидеров страны, активизировались разного рода радикальные группы в Латвии. Так представитель Латвийского клуба националистов «Klubs 415», являющийся активным сторонником националистической партии «Всё – Латвии!» и адептом лозунга «Латвия для латышей!» Янис Силс на своей персональной интернет-странице опубликовал обращение к латышам с призывом готовиться к самообороне. Для этого он предлагает латышам, особенно тем, кто проживает в «русских» районах, запасаться оружием и учиться приемам самообороны.

Пока писались эти строки, стало известно, что Конституционный суд страны намерен запретить проведение референдума, хотя законодательство страны прямо запрещает вмешиваться конституционному суду в решения центральной избирательной комиссии Латвии.

Как заявил глава президентской Комиссии по конституционному праву Эгил Левитс, он не хочет быть на месте судей, однако «теория конституции говорит о том, что Сатверсме (конституция) имеет определенное ядро, которое нельзя так просто менять. Это ядро содержит в себе принцип демократического государства, принцип правового государства, принцип социально ответственного государства и принцип национального государства. Латвия основана как национальное государство в результате самоопределения латышского народа.

Если отмена референдума произойдет, это станет прямым нарушением конституции.

Между тем недавно в Латвии стартовал сбор подписей за проведение еще одного референдума. На сей раз – об автоматическом предоставлении всем негражданам гражданства Латвии. Спикер сейма уже заявила по этому поводу, что »вместе с предстоящим в феврале референдумом о статусе русского языка эта акция расценивается как попытка разрушить основы государства и неуважение к нему».

По сути дела цели интеграционной политики правящей коалиции Латвии выдал евродепутат от партии «Единство», входящей в эту коалицию. В Интервью латвийскому изданию журнала Playboy он заявил:

«Нам нужно, чтобы русские, которые здесь растут, выросли латышами. Да, конечно, это политически еретическая мысль. Нам надо понять, что интеграция ведёт к ассимиляции. Такой и должна быть наша цель – ассимилировать их детей».

Консолидация русской общины в желании бороться за свои права, нежелание власти понять чаяния 40% жителей Латвии и ее призывы к латышам, распространяемые в том числе через социальные сети, объединиться «против врагов латвийской государственности» неминуемо приведут к обострению межэтнического противостояния уже в ближайшем будущем.

Фактически, идеи мононационального государства и насильственной ассимиляции национальных меньшинств являются сегодня приоритетными во властных структурах таких стран как Латвия и Эстония. А их законы о гражданстве, фактически уничтожившие в начале 90-х годов всеобщее избирательное право, стали основой для дискриминации представителей не титульных национальностей как в экономической, так в политической и социальной областях.

Таким образом, очевидно, что и по численности, и по уровню радикализма праворадикальные партии Западной Европы не идут ни в какое сравнение со своими восточноевропейскими коллегами. Следовательно, в ближайшие годы именно там следует ждать всплесков этнической напряженности и противостояния.

Особенную опасность ситуация представляет в тех странах, где с праворадикалами практически солидаризуются партии, имеющие большинство в парламентах своих стран. Именно там наибольшее число сторонников ультраправых и национал-радикалов, именно там они чувствуют себя наиболее безнаказанно. Сегодня такими странами являются все страны Балтии и Молдавия, чье правительство поддерживает антирусские настроения и проводит политику ревизии итогов Второй мировой войны.

Отдельно стоит сказать об Украине, где правящая Партия регионов может разыгрывать опасную карту по использованию национал-радикалов для уменьшения влияния своих основных конкурентов – партии БЮТ.

В чем опасность?

Уже сегодня можно утверждать, что деятельность праворадикальных групп за последнее десятилетие, особенно в новых странах ЕС, стала вызовом европейским ценностям – величайшему достижению Европы. В действительности, вся деятельность радикалов – это вызов, злоупотребление этими ценностями: принципом политических свобод и принципом свободы слова, принципом толерантности и религиозной терпимости.

В этом противостоянии традиционная Европа уязвима.

Во-первых, разные страны ЕС толкуют содержание европейских ценностей по разному, часто прикрывая красивой фразой о демократии нежелание решать наболевшие внутренние проблемы, формально относясь к рекомендациям ЕС и Совета Европы, присоединяясь под нажимом европейских партнеров к основополагающим европейским документам, но выхолащивая из них всю суть специальными оговорками. В этом собственно и проявляется кризис европейской объединительной идеи.

Во-вторых, как ни парадоксально, праворадикалы в своих программных документах смело говорят о тех наболевших проблемах, о которых по причинам политкорректности или в стремлении избежать ответственности за не решаемые годами вопросы, предпочитают не говорить традиционные партии, из-за этого утрачивающие свою популярность.

Как заявил депутат Европарламента от «Фламандского интереса» Ф. Клайс: «Все традиционные партии политкорректны. Они становятся все более и более похожими друг на друга. Центристы и левые уже фактически слились. Избиратели не видят различий. Эти партии предпочитают не замечать проблем больших европейских городов, таких как иммиграция, рост экстремизма и преступность, в то время как национальные партии, в частности Фламандский блок, обращаются именно к этим проблемам».

Этот справедливо не только для стран ЕС, но и для стран СНГ, прежде всего для Украины и России, где в ближайшие месяцы и годы будет решаться вопрос – удастся ли им преодолеть зависимость от праворадикальных настроений, и сохранить при этом приверженность курсу демократии, или нет.

Если на Украине процесс пока еще находится под контролем властей, то в России положение куда критичнее, поскольку там, в результате протестных акций оппозиции, национал-радикалам удалось войти в руководство антипутинского движения.

Допуск русских националистов к выборам в Госдуму несомненно приведет к созданию праворадикального представительства в российском парламенте и, как следствие, к доступу к общенациональным средствам массовой информации. Учитывая, что, по мнению экспертов, уже сегодня значительная часть населения РФ в той или иной степени одобряет идеи националистов, это может привести к непоправимым для страны последствиям.

Таким образом, праворадикальный вызов демократическим ценностям налицо сегодня на всем европейском пространстве. Сможет ли традиционная Европа в лице членов Евросоюза и другие страны – члены Совета Европы, заявившие о приверженности европейским ценностям преодолеть этот кризис покажет уже наступивший 2012 год.

Сайт Антифашист выражает отдельную благодарность Валерию Энгелю заместителю председателя Международного правозащитного движения «Мир без нацизма», за предоставленную информацию.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ