Не дай Бог Вам, господа, почувствовать на собственной шкуре эстонское гостеприимство, если Ваш родной язык русский. Львовские националисты - юноши с тяжелым детством в сравнении с эстонскими "коллегами". К примеру, депутат парламента Эстонской Республики от Центристской партии Михаил Стальнухин был очень недоволен тем, что член правления Союза российских граждан Нарвы Владимир Калинкин позволил себе сказать, что Нарвская городская управа в 2005 году признала мусором Георгиевские ленточки — символ Победы в Великой Отечественной войне.

Калинкин исказил действительность, разместив на своём интернет-блоге провокационную информацию, считает Стальнухин. Депутат от ЦПЭ вспоминает, что в 2005 году, когда именно он возглавлял Нарвскую горуправу, Георгиевских ленточек не было, были другие, однако автор статьи в блоге сделал в корне неверные выводы, приплёл туда зачем-то несогласие Михаила Стальнухина с тем, что Советская армия избавила Европу от фашистов. Сам Стальнухин сообщает, что на статью Калинкина не обращает внимания, однако если кто-то осмелится заявить, что он, Стальнухин, не признаёт заслуги Советской армии в победе над фашизмом, то готов нанести удар в лицо такому невежде, если, конечно, дотянется рука. Эстонского депутата задевает вопрос победы над немецко-фашистскими захватчиками, поскольку оба его деда активно воевали на фронте в период Великой Отечественной войны.

Даже угождающая эстонским властям русскоязычная интеллигенция была в шоке, узнав, что в коалиционном соглашении пришедших после мартовских парламентских выборов к власти двух проамериканских партий – Реформистской и IRL – в разделе нацменьшинств не упоминается самое крупное в стране – русское.

Оно составляет четверть населения Эстонии. На все остальные этнические меньшинства, вместе взятые, приходится меньше 7%.

Объяснили так: русские и русскоязычные жители, кроме староверов, не считаются коренными меньшинствами, то есть жившими в Эстонии в течение веков.

Никакой законной основы для этого нет. Более того, староверы – это незначительная часть от 70 тысяч т.н. старожильческих русских (предки которых жили в Эстонии еще до 1940 года). Наконец, русских и русскоязычных, которые имеют сегодня эстонское гражданство, насчитывается уже около 170 тысяч. То есть 100 тысяч послевоенных жителей, принявших эстонское подданство, лишено правительством права считать себя русскими.

И такое происходит в XXI веке! Удивительно: русского меньшинства в Эстонии нет, но его дискриминация признается правозащитниками, а также в Евросоюзе и ООН.

В интервью интернет-порталу rus.Delfi депутат Рийгикогу (парламента), член Реформистской партии художник Райво Ярви, кстати, ярый сторонник варварской расправы над «Бронзовым солдатом» в апреле 2007 года, заявил, что новые депутаты парламента – члены поддерживаемой русскоязычным населением оппозиционной Центристской партии, это – «люди, которые не являются патриотами Эстонии».

Ему вторит товарищ по партии, парламентарий и юрист Игорь Грязин: «Центристам-новичкам придется мириться с тем, что они – не бесконтрольные господа».

Рупор русофобии от партии IRL в парламенте председатель комиссии по международным делам Марко Михкельсон возмутился тем, что избранный в парламент русскоязычный центрист Михаил Кылварт согласился стать вице-мэром Таллина, хотя в прошлом году побывал в международном молодежном лагере «Селигер», а это по Михкельсону «не место для уважающих демократию политиков и молодежи». Что это? Охота на ведьм?

Но любовь к Эстонии вовсе не равнозначна признанию эстонской элитой её собственной провинциально-хуторской ментальности или моноэтнизму государства и общества. Как видно, эстонской элите невдомек, что можно оставаться патриотом и считать Эстонию своей (пусть и второй после России) родиной, быть европейцем, имея при этом иной взгляд на мироустройство и, надо же, оставаясь русским.

Именно русскость раздражает националистов и всех мастей ксенофобов. И показательно, как иезуитски с ней борется власть. Сначала она смотрела «сквозь пальцы» на то, как, не очень выбирая средства, Центристская партия в своих интересах многие годы разрушала самостоятельную русскую политику (выжила-таки русские партии из парламента). А теперь, когда эта партия обязана вхождением во власть (особенно успешно в местную), прежде всего, русскому электорату, то есть «обрусела», эта же власть применяет в отношении центристов еще более мерзкие методы. Цель – не выбирая средств, вытеснить эту, хотя и во многом лишь имитирующую защиту интересов русских Центристскую партию с политического поля страны. Разумеется, из-за ее русскости.

В Эстонии озадачены тем, что перед завершением 1 сентября этого года пятилетнего перехода русскоязычных гимназий на эстонский язык обучения русское общество вдруг воспротивилось этой навязанной реформе. Ее подоплека и цель очевидны – эстонизация образования для русских с последующей их ассимиляцией.

Власть и общество хорошо знают, что русские хотят учить эстонский язык, владеть им. Кстати, даже в «страшное» советское время эстонцы учились, и в высших учебных заведениях Эстонии тоже, на родном, эстонском языке. Разговоры о русификации – миф.

Да, в советское время много внимания уделялось преподаванию русского языка. Но годами демагогически упрекая местных русских в незнании эстонского языка, Эстонское государство сознательно, в течение 20 лет, не обеспечивало обучение эстонскому языку! При этом русское и русскоязычное население еще и попрекают за лень и шовинизм, объявляют активистов «рукой Москвы», а русских – «оккупантами», «колонистами».

В газете «Ээсти Пяэвалехт» («Eesti P?evaleht») в своей со спесивым заголовком статье «Какого русского мы хотим?» известный в Эстонии писатель Андрус Кивиряхк пишет: «Но хотим ли мы и в Эстонии видеть подобных русских, успешных на работе и говорящих на эстонском, но у которых в комнатах и машинах на видном месте российский триколор и Георгиевская ленточка? Граждан Эстонии, которые на самом деле живут в русском культурном пространстве и вдохновенно продвигают русское дело, неважно, что мы под этим подразумеваем. Очевидно, не очень. Такие соседи показались бы нам немного подозрительными».

И далее: «Но представим проживающих в Эстонии русских, для которых слово «родина» означает именно Эстонию, а не Россию, которые не знают больше настоящего русского языка и не проявляют ни малейшего интереса к политике Кремля. У них друзья эстонцы, эстонские супруги, и дети – эстонцы. Не правда ли, именно таких русских мы и желаем видеть рядом с собой, мы были бы им рады. Следовательно, достижение именно такого результата и должно стать нашей целью? Это называется ассимиляцией? Это слово с плохим привкусом? Жаль, но не имя портит человека».

Даже известная объективным подходом к межнациональным проблемам социолог Ирис Петтай подпевает писателю на интернет-портале mnenie.ee Вот ее слова: «Эстонцы хотят видеть рядом, прежде всего, тех, с кем жить безопасно и спокойно, кому можно доверять, а также тех, с кем можно общаться на эстонском языке».

Простите, а кого-то вообще волнует позиция русских, какими они хотят видеть эстонцев? Социолог глух: «В среде русских уже давно идёт процесс естественной «эстонификации», она неизбежна, она усилится, но речь будет идти только о личном выборе и доброй воле».

И опять лицемерие. В превращенной в полицейское государство стране сегодня любой инакомыслящий становится не только объектом слежки. Его самого, его родственников и знакомых, а также их работодателей подвергают разным методам воздействия.

Да и в целом «добрая воля», на деле не совпадающая с идеологией и планами правящей коалиции, в жизни оборачивается добровольно-принудительным, то есть вынужденным. Пример – «добровольное» определение родителями-неэстонцами своих детей в детсады и школы с обучением эстонскому языку методом языкового погружения. Очень похожим обманом узников концлагерей гнали в крематорий, объявляя, что их отправляют в баню?

Впрочем, чему удивляться? В Конституции записано: Эстония – национальное государство (rahvusriik). Парадокс, страна-то на самом деле многонациональная.

Нет, русские по определению превращены в людей второго сорта. Много писано-переписано о социально-экономическом и общественно-политическом неравенстве русских и русскоязычных Эстонии. А потому напрашивается некая смутная, но аналогия с гитлеровским планом «Ost» – программой колонизации «восточных» земель: хороших эстонцев немцы собирались ассимилировать, а «плохие» должны были стать приказчиками для рабов-славян, обслуживающих арийцев. Кстати, «очень плохих» должны были сослать на Новую Землю.

Есть и другие сходства. Вслед за гитлеровской Германией довоенная Эстония считалась чуть ли не второй страной в мире по достижениям в области евгеники. Доморощенные светила советовали эстонским богачам-нуворишам облагораживать генотип нации путем браков с эмигрировавшими после 1917 года в Эстонию образованными и культурными русскими эмигрантками, особенно дворянками.

Или такая цитата из только что увидевшей свет книги «Дважды независимые». Ее написал политик и члена Союза журналистов Эстонии Тийт Маде, известный тем, что уже 15 лет назад разъяснял ультра-националистам, что местные русские пригодятся как обслуга. И вот его уже нынешнее напутствие молодежи: «Эта книга – помощник всех, кому важны… упорство в борьбе за право на самоопределение и против восточного оккупанта…»

И такие «упорные» получают в Эстонии всяческую поддержку. После размещения в Интернете ролика, в котором член добровольного Cоюза обороны (Kaitseliit) Юри Бём распевал песню «Клятва верности Отечеству» и в которой призывал убивать оккупантов, он был-таки исключен из этой военизированной массовой организации. Но русофоб подал в суд, который признал исключение незаконным. Союз обороны с судом спорить не стал.

Короче, враги страны – антифашисты, но никак не эстонские скинхеды или объявленные «борцами за независимость Эстонии» ветераны, воевавшие на стороне Гитлера.

Но ведь Эстония провозгласила себя правовым, демократическим государством, вступив в Евросоюз, обязалась чтить гуманизм, права человека, равноправие, значит, в том числе и этническое. Но всего этого как не было 20 лет назад, так нет и сегодня. Не прекращается кликушество по поводу ушедших в прошлое русификации в царское время и мнимой оккупации – в советское.

Ответ надо искать, прежде всего, в истории Эстонии. Ее многострадальный народ веками был под властью самых разных иноземцев. А стремительное становление государства в последние сто лет сопровождалось проявлением комплексов неполноценности и поиском врага как оправдание этих комплексов.

Болезненное подчеркивание во всем национального начала объяснимо страхом потерять его в силу молодости эстонской нации и запоздалым в силу исторических причин формированием государственности. Отсюда и отсутствие опыта, традиций, и потешный местный реваншизм, успешно отвлекающий обывателя от его жизненных неурядиц: во всем, оказывается, виноваты русские и Россия.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ