Revizor.ua вместе с интервью председателя Госархива Украины, Ольги Гинзбург, публикует недавнюю, по большому счёту, сенсационную архивную находку, которая до этого была неизвестна историкам и общественности. Это приказ Гитлера от ноября 1943 года об уничтожении всего боеспособного населения, отказывающегося эвакуироваться на запад, при отступлении немецких частей. На «бумажных носителях» этот документ будет опубликован историком и журналистом Мирославой Бердник в журнале «Архивы Украины».

– Ольга Петровна, уже давно стали привычными разговоры красно-сердечной и оранжевой оппозиции о том, что «коммунистка Гинзбург хочет уничтожить документы о преступлениях Советской власти». Вас это не задевает?

– Как может задевать клевета людей, к которым невозможно испытывать ни малейшего уважения? Все эти партийно-комсомольские карьеристы захлёбывались в свое время от просто неприличных по степени холуяжа славословий в адрес КПСС, а теперь с такой же активностью изощряются в проклятиях против коммунистов. Я уважаю людей, которые последовательно отстаивали свои убеждения десятки лет, пусть они мне и чужды, но ничего кроме брезгливости не могу испытывать к подобным флюгерам или бывшей агентуре КГБ, которой были просто переполнены перед крушением СССР все так называемые национально-демократические организации.

И если уж говорить о «преступлениях Советской власти», то её главную ошибку я вижу как раз в том, что она бездарно-формально относилась к подбору руководящей элиты, давала возможность делать карьеру людям не дела, а слова. Неспособные к конкретным делам, глубоко примитивные и без малейших зачатков нравственности, они двигались наверх благодаря болтовне. Потом, когда конъюнктура изменилась, они ничего не поменяли в поведении – просто начали топтать свои же бывшие святыни. После последних президентских выборов, когда болтунов отодвинули от власти, они просто стали захлебываться от ненависти.

А что касается бредовых обвинений по поводу «уничтожения архивов», то расскажу об одном историческом факте. Во время Февральской революции какие-то неизвестные люди повели толпы к зданию Департамента полиции и охранного отделения и под революционные крики начали жечь их архивы. Потом многие современники писали о том, что это были агенты охранки, которым во что бы то ни стало надо было уничтожить документы о своей работе на политическую полицию.

– Очень интересно. И что – архивы охранки тогда уничтожили?

– Нет. Поджигатели не знали, где именно в архивах находятся списки агентуры и другие компрометирующие их документы. Поэтому значительная часть бумаг уцелела и по ним можно было установить секретных сотрудников охранки.

Так, сейчас в нашем центральном историческом архиве находятся фонды Киевского охранного отделения и губернских жандармских управлений. Списков агентуры там нет, но, анализируя ряд документов можно с достаточно точностью её вычислить. Именно этим, занимались чекисты, которые длительное время после революции работали в архивах, в том числе украинских, чтобы вычислить старую агентуру своих предшественников.

Кстати, в известной книге чекиста-перебежчика Александра Орлова «Тайная история сталинских преступлений» содержится фрагмент, прямо касающийся архивов. По словам бывшего высокопоставленного сотрудника НКВД, один из чекистов случайно обнаружил в 1936 году в фонде Департамента полиции папку с документами о сотрудничестве Сталина с охранкой и передал её наркому внутренних дел УССР Балицкому, который потом показал его командующему Киевским военным округом Якиру, а тот другим военным и ими было принято решение осуществить переворот. Не буду дальше пересказывать, но на основе этого Орловым даётся объяснение террору 1937 году.

Так вот, выдумывая это, Орлов просто не знал подробностей архивной работы, иначе сочинил бы что-то более правдоподобное. Сотрудники ГПУ во всех архивах подробнейшим образом изучали буквально каждую страничку жандармских фондов и фондов охранных отделений. Эта работа была полностью закончена в начале 30-х годов и все эти документы находились на строгом учете в НКВД. Поэтому «случайно обнаружить» целую папку с агентурным делом в 1936 году было невозможно по определению.

– Считаете, что на многих оппозиционеров из национал-демократов могут всплыть документы об их сексотском прошлом?

– Не знаю – вопрос не ко мне. Куда и к кому перешли в 1991 году многие документы КГБ (официально якобы уничтоженные), один Бог ведает. Разве что вспомню высказывание великого Булгакова о том, что «рукописи не горят».

В совершенно открытом доступе есть документы не менее интересные, чем интимные подробности работы наших национал-патриотов на органы. Достаточно посмотреть фонды КПУ, комсомола, некоторых творческих союзов – очень интересно почитать, что тогда писали или точнее сказать доносили нынешние «борцы с режимом».

Вам интересно – поработайте в архивах. Подобные документы не подпадают под закон о защите персональных данных и будут очень небезынтересны общественности.

– А вообще часто в архивах случаются сенсационные находки?

– Одной из своих главных задач я вижу не только в сохранении архивных документов, но и в создании исследователям всех необходимых возможностей для их всестороннего изучения. Более того, я считаю важным, чтобы с как можно большим массивом документов могли ознакомиться не только профессиональные исследователи, но и все желающие. Именно поэтому мы делаем всё возможное, чтобы оцифровать и выложить в интернет максимальное количество архивных фондов. Единственным ограничением здесь является исключительно закон – нельзя публиковать секретные документы и документы, подпадающие под норму закона о защите персональных данных.

Что касается остального – чем больше документов мы сможем опубликовать, тем лучше. Конечно, и речи не может быть о каком-либо их идеологическом отборе.

Да, оцифровка требует значительных средств, в отношении некоторых ветхих и древних документов есть и технические трудности, но мы последовательно идём по этому пути. Как пример, я могу привести полностью оцифрованный нами и выложенный в сеть трофейный фонд Розенберга. Сейчас без этих документов уже невозможно никакое серьёзное исследование о нацистской оккупационной политике в Европе и в целом человеконенавистнической идеологии гитлеризма и недаром много иностранных исследователей благодарят нас за обнародование этих документов.

Хочу особо подчеркнуть. История – это не застывшая раз и навсегда схема. Каждый ранее неизвестный архивный документ добавляет что-то в наше понимание исторических процессов. Иногда это как будто очень незначительный штрих, но для истории мелочей не бывает.

Вот недавно в историческом архиве неожиданную находку нам подарил один стандартный документ, подобных которому в фондах немало. Обычная дарственная грамота монастырю на землю, датированная XV веком. Обратили внимание, что цвет её бумаги немного отличается от остальных. И, действительно проведённый анализ бумаги показал, что это подделка, которая примерно на 100-150 моложе. Но подделка абсолютно безупречная, внешне они ничем не отличается от оригинальных документов – и только спустя несколько веков благодаря изменению цвета бумаги мы выявили фальшивку. Вроде бы просто курьёз, но он очень много даёт нам для понимания нравов эпохи.

Иногда действительно случаются и находки, которые действительно можно назвать сенсационными.

Я только сегодня как главный редактор научного журнала «Архивы Украины» подписала к печати очередной номер. В нём известная исследователь Мирослава Бердник публикует новые документы НКГБ периода Великой Отечественной войны, среди которых взятый житомирскими партизанами у убитого немецкого офицера приказ Гитлера от ноября 1943 года, приказывающий при отступлении уничтожать все боеспособное украинское население. Вот его текст: «Последние события на Украине показали, что получить какую-либо помощь от украинского населения в борьбе с большевизмом мы не можем. Даже украинская полиция начала саботировать. А посему приказываю при отступлении всех боеспособных мужчин, отказавшихся эвакуироваться, уничтожать, предварительно использовав их, как живую силу, для нужд военных необходимостей».

И что-то мне кажется, что никто из профессиональных спекулянтов на теме великого голода 1932-1933 годов не станет в данном случае кричать о геноциде украинского народа. Постараются просто «не заметить». Объект для их негодования неподходящий...

Вот можете опубликовать эти документы, а всё остальное сможете прочесть в журнале на нашем сайте – пусть пока сохранится интрига относительно других публикуемых документов органов госбезопасности, в которых есть и другие интереснейшие данные.

И также, что касается архивных находок, то я иногда ощущаю архивы живым существом. Чем больше уделяешь им искреннего внимания и заботы, чем больше отдаёшь им всего себя, тем чаще они отвечают благодарностью.

– И сразу в связи с этим вопрос по поводу документа, который с завидной регулярностью публикуется в СМИ и на который очень любят ссылаться, как на ещё одно доказательство «преступлений коммунизма». Речь идёт о приказе маршала Жукова, который якобы приказал в 1943 году депортировать всех украинцев. Даже приводят его архивный номер.

– Этот пример хорошо демонстрирует уровень интеллекта одних и нравственности других. Действительно подобный документ содержится в фондах Центрального государственного архива общественных организаций. Только это ни что иное, как немецкая пропагандистская листовка, в которой и напечатан «приказ Жукова». Думается, Геббельс был бы очень польщён узнав, что его пропаганда находит потребителей спустя десятилетия после краха Третьего рейха.

Нисколько не сомневаюсь, что и далее «приказ Жукова» будет использоваться СМИ и политиками определённого толка. Когда речь заходит о чьей-то политической целесообразности, то историческая истина становится ненужной.

К сожалению, подобное более чем вольное обращение с архивными источниками стало для некоторых правилом. Кроме упомянутой вами фальшивки ходят и другие. Скажем, сообщение наркома внутренних дел УССР Рясного о борьбе с ОУН-УПА. В подлинный текст документа одним из использовавших его историков при публикации в своей монографии была внесена авторская фраза-комментарий о якобы комплектации спецгрупп из агентов, отличившихся в «убийстве населения, которое сочувствовало ОУН-УПА». А потом этот документ уже начал активно перепечатываться без указания, что данная фраза является авторским комментарием!

И самое печальное, что подобными подтасовками ещё два года назад некоторые, с позволения сказать, «исследователи» занимались на государственных должностях за бюджетное финансирование. Вроде тех псевдоисториков в штатском, которые отметились распространением исторических фальшивок и теперь бьются в припадках бешенства из-за принятых парламентом в первом чтении изменений в законодательство об архивах.

Я понимаю, что их особенно вывело из себя. Изменения в архивное законодательство делают его абсолютно прозрачным, соответствующим лучшим мировым стандартам. В частности, стали совершенно чёткими критерии изъятия документов из Национального архивного фонда – это допускается только по отношению к документам дублетным, пришедших в полную негодность, не имеющих исторической и культурной ценности. Причём всё это должны решать специальные экспертные комиссии.

Категорически запрещается любое изъятие документов по идеологическим и политическим мотивам, а также всех документов до 1946 года.

Таким образом, уже никому не удастся «подчистить» в необходимом ключе историю.

– У вас ещё есть куда складывать документы? Меня очень впечатлили показанные вами многие километры архивных хранилищ с бесконечными рядами папок.

– К сожалению, сейчас изыскиваем буквально последние возможности для размещения – пополнения идут постоянно и в больших объёмах. Особенно много фондов пришлось принять архиву высших органов государственной власти после проведённой административной реформы, в ходе которой был ликвидирован целый ряд ведомств.

Но мы надеемся вскоре открыть новый комплекс государственных архивов, который станет одним из наиболее совершенных в мире – документам там будут обеспечены идеальные условия хранения. С его вводом в эксплуатацию проблема сохранения архивов будет решена для Украины практически навсегда.

Даже за время стройки был сделан большой прогресс в развитии носителей информации и чем дальше, тем менее они будут занимать места – тенденция к миниатюризации уже не изменится.

Не менее важно, что с каждым годом количество бумажных документов будет всё более уменьшаться – вот-вот закончится полный переход органов государственной власти на электронный документооборот.

Надеюсь, что первую очередь комплекса откроет президент в этом году.

– Ольга Петровна, не думаете вновь вернуться от государственной к привычной вам политической деятельности? В частности, не хотите вернуться в парламент?

– Я всю жизнь руководствовалась принципом жить не для себя, а для людей. И пусть над этим хихикают, но я чувствую себя счастливой. Я не слишком люблю творчество Солженицына, но его слова «жить не по лжи» полностью соответствуют моему внутреннему самоощущению.

Исходя из этого принципа, буду действовать и в дальнейшем. Пока я не готова ответить на ваш вопрос. Единственное, что могу сказать – у меня ещё очень много не сделанного в архивах...

Источник: Revizor.ua

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ