В последние годы тема фашизма не столь уж часто встречается в достойной литературе. Т.е., она встречается, но лишь поверхностно затрагивается, а зря... Возможно, воспитывайся Брейвик на правильных книгах - не произошло бы главной трагедии 2011. Впрочем, израильские писатели пытаются наверстать упущенное европейцами и временами у них это неплохо получается.

Еврей с нашивкой в виде звезды Давида, милосердная монахиня, умирающий нацист… Все эти люди — персонажи написанной Симоном Визенталем повести «Подсолнух», которая, на мой взгляд, должна входить в школьную программу в странах всего мира, поскольку вызывает у читателей важные мысли, касающиеся этических ценностей и общечеловеческой морали.

Главный герой повести — сам автор, еврейский узник Освенцима, который каждую секунду может погибнуть от рук нацистов, — становится свидетелем того, как умирает смертельно раненый солдат СС. Перед смертью эсэсовец просит прощения у героя повести за то, что ему пришлось принять участие в преступлениях против еврейского народа.

Вот что говорит солдат: «В окне второго этажа дома я увидел мужчину с ребенком на руках. Одежда мужчины была охвачена огнем. Рядом с ним стояла женщина, скорее всего мать малыша. Закрыв рукой глаза сына, этот человек выпрыгнул из окна…Спустя мгновенье за ними последовала и мать. А затем из окон начали падать горящие тела… И мы начали стрелять».

В Симоне умирающий нацист видел весь еврейский народ. Он захотел покаяться перед евреем, чтобы облегчить страдания своей души, попросить прощения. Он просит — нет, даже умоляет — дать знак о том, что прощен; но тщетно — перед смертью он так и не услышал слов утешения. В то время и сам молодой Симон мог в любую минуту умереть от рук товарищей этого нациста. И он молчал.

Это молчание преследовало Симона на протяжении всей жизни. Свою повесть автор заканчивает следующими словами: «Вы, только что прочитавшие об этом печальном и даже трагичном эпизоде моей жизни, могли бы на мгновение поменяться со мной местами и спросить себя “А что бы сделал я?”».

Позднее этот вопрос был задан 53-м авторитетным мыслителям из сфер религии и науки (в первом издании их было 32), и ответы этих людей составили вторую часть книги.

А какой ответ на этот вопрос дает Тора? Что говорит книга, содержащая в себе всю мудрость Творца и повествующая о морали и этике с точки зрения Создателя нашего мира? Проще говоря, если бы этот вопрос был задан Б-гу, каким бы был Его ответ?

Проверка на этику

Интересен факт, что во второй части книги «Подсолнух», собравшей ответы мировых мыслителей, все без исключения представители христианства (впрочем, как и представители других религий) сказали, что, по их мнению, Симон совершил ошибку, не простив умирающего нациста. Те же, кто исповедовали иудаизм, поддержали автора.

Возникло предположение, согласно которому такая статистика берет начало не в слабости, присущей природе человека, в силу которой человеку всегда свойственно защищать и оправдывать «своего» (ведь иудеи согласились с Симоном, а христиане — нет), а в том, что эти религии изначально предполагают разные взгляды на наш мир и на место человека в нем.

В этом смысле принципы иудаизма кардинально расходятся с нормами других религий, предлагая уникальную систему ценностей и особую этическую систему.

Непростительный грех

В Торе упомянуто только одно поколение, которое за совершенные им грехи заслужило наказание (полное уничтожение) и получившее это наказание в виде Всемирного потопа. Ни до, ни после мир не видел такого греха, поскольку было уничтожено все поколение Потопа, которое не было достойно прощения.

Насколько это непостижимо? Ведь Б-г, которому мы служим, всегда готов принять раскаяние и простить грехи, не правда ли? И Он является источником прощения…

Противостояние

Ответ на этот вопрос заключается в четком понимании причин, по которым поколение Потопа было истреблено. Почему именно его Всевышний счел самым безнадежным и погрязшим в грехе? Есть ли в иудаизме такой грех, который не заслуживает прощения?

В Мидраше сказано: грехи людей против Б-га прощаются в Судный день (Йом Кипур). Но грех человека против ближнего своего не считается искупленным и в Судный день до тех пор, пока он не будет прощен тем, против кого грешил. Странно, не правда ли? День Искупления имеет силу над грехами, совершенными против Б-га, но теряет ее, когда речь заходит о наших прегрешениях против людей!

Если бы мы измеряли тяжесть греха, неужели все не было бы иначе? Неужели обида, нанесенная обычному человеку, одному из творений Б-га, была бы серьезнее прегрешения против Б-га — Творца и Владыки Вселенной?

Все очень просто. В Судный день Всевышний прощает все грехи, но Он не в силах простить грехи, совершенные не против Него. Он не может простить грехи, совершенные человеком по отношению к другому человеку, не потому, что не хочет этого, а потому, что именно таким образом Он устроил наш мир, в котором у Него нет «полномочий» принимать решения за сотворенных им.

Он даровал обиженной стороне ту силу, которой намеренно лишил Себя. И исправить ситуацию может только тот, кто является пострадавшей стороной. Только тот, кто страдал и по отношению к кому была совершена несправедливость, наделен властью прощения — если на то будет его воля.

Грешники поколения Потопа совершали преступления не столько против Б-га, сколько против своих ближних. Они грабили и обманывали друг друга. Своим образом жизни они прославляли мошенничество и ложь. Их общество было обречено. В их жизни была одна цель — уничтожить друг друга, и не было у них большей радости, чем несчастье ближнего. А до такого уровня люди не опускались ни до, ни после поколения Потопа.

Тем не менее, какими бы порочными ни были люди этого поколения, они все же испытывали угрызения совести. Временами некоторые из них даже пытались решить проблемы, в которых погрязло все общество. Но большинство и слышать не хотело о необходимости изменений. Те, кто искали прощения, были отвергнуты обществом. А когда за прощением приходили уже к ним, они тоже отвечали пренебрежением.

В конце концов, несмотря на попытки отдельных людей что-то изменить, результат был тем же: всеобщая ненависть, взаимные оскорбления и вражда. Не сумев получить прощения друг у друга, люди поколения Потопа подписали себе приговор: им не осталось места в мире, где мораль, взаимное уважение и порядочность были жизненно необходимыми вещами.

Ибо Всевышний не мог простить тех, кто не добился прощения у людей.

Категорическое НЕТ

Вернемся к вопросу о том, какой ответ дала бы Тора на вопрос, заданный Симоном Визенталем. Это не вопрос морали, на который можно дать однозначный ответ, хотя он и близок к тому; это вопрос факта, связанный именно с тем, способен ли один человека простить другого.

Таким образом настоящий вопрос, который не был услышан многими респондентами, заключался не в том, должен ли был Симон простить умирающего солдата, но в том, мог ли он в принципе дать свое прощение. Он мог бы сказать так: «Я бы хотел простить его (особенно учитывая все обстоятельства), но я просто не был на это способен».

Поэтому в основе ответа, который был бы дан на этот вопрос Торой, лежит история уничтоженного поколения Потопа, искавшего прощения у Б-га за грехи, совершенные его представителями друг против друга: однозначное НЕТ. Право прощать преступников есть только у того, против кого они действовали. Любой, кто берет на себя смелость говорить от лица жертвы без ее на то согласия, ничем не лучше обычного вора.

Какой извлечь урок?

Эта простая, но непривычная мысль указывает на то, какой силой наделил человека Всевышний. Он, единственный из всех творений Б-га, может как совершать поступки, так и избавлять от чувства вины за содеянное без участия Всевышнего. Творец даровал нам власть прощать грехи, совершенные против нас, не имея полномочий оказывать влияние на наши решения. Это, несомненно, большая честь и, конечно, огромная ответственность.

И эту честь Создатель счел возможным оказать именно человеку. Давайте же сделаем так, чтобы Он гордился нами.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ