К началу Великой Отечественной в составе гитлеровских войск (прежде всего в армейской разведке) находились не более двух тысяч этнических украинцев. Из них 700 человек в составе двух батальонов "Нахтигаль" и "Роланд". Причем это были сторонники всех (ненавидевших друг друга) украинских националистов. Гитлеровцам были жизненно необходимы управляемые "враги". Организации, в которые бы попадали все потенциальные противники и борцы с Третьим Рейхом. Все недовольные и нелояльные.

Они и создавали в оккупированных странах подобные структуры. Тот же командующий польской Армией Крайовой процветал в Целенбау вместе с Бандерой и Бульбой до самого Варшавского восстания. Правда там Аковцы повели себя плохо (восстали) и генерала расстреляли. Зато бандеровцы повели себя правильно и их вожди были обласканы и отпущены на более длинный поводок.

История с «переходом ОУН на антинемецкие позиции» - один из ключевых мифов современных бандеровцев. Он обычно пускается в ход в ответ на обвинения ОУН(Б) в сотрудничестве с нацистскими спецслужбами. «Да, сотрудничали, - хором отвечают в ответ украинские политики и публицисты. – Но сотрудничали недолго. Вскоре после провозглашения "Акта..." 30 июня 1941 г. Недовольные немцы арестовали и Стецко, и Бандеру. И отправили их в концлагерь. После этого ОУН(Б) перешла на антинемецкие позиции и стала бороться с оккупантами». В украинской прессе даже называется точная дата ареста Бандеры – 5 июля 1941 года. Это версия официально-бандеровская. Забывают господа фантасты, что и на самом провозглашении Акта, и на всех этапах его подготовки и реализации присутствовали немецкие кураторы - офицеры абвера. Фамилию Коха я помню, а второго при желании тоже можно найти. Да и обеспечивавший массовку батальон "Нахтигаль" подчинялся германским офицерам.

30 июня 1941 года вошедшая вслед за передовыми немецкими войсками во Львов походная группа ОУН(Б) под руководством Ярослава Стецко провозгласила «возобновление Украинской державы». Надежды оуновцев просты: несколькими месяцами раньше, во время нападения Германии на Югославию, под германским контролем было создано «независимое государство Хорватия». Почему же теперь нацистам не признать столь же марионеточной «независимой Украины», во главе с лидерами ОУН(Б)?

Бандеровцы уже видели себя у власти и приступили к уничтожению «нежелательных элементов». Сформированная ОУН(Б) украинская полиция вместе с частями айнзатцгруппы «Б» устроили массовые еврейские погромы во Львове и Злочеве. Убиты были тысячи человек; начали разворачиваться также гонения на поляков. В донесение начальника полиции безопасности и СД от 18 августа 1941 года ситуация описывается следующим образом: «Украинская милиция не прекращает разорять, издеваться, убивать… Поляки приравнены к евреям и от них требуют носить повязки на руках. Во многих городах украинская милиция создала такие подразделения, как «Украинская служба безопасности», «Украинское гестапо» и т.п.»

Однако проблема была в том, что никакой «независимой Украины», пусть даже номинально, нацисты создавать не собирались. Украина должна была стать колонией Третьего Рейха. Согласно плану "Ост", сегодня уже известному и доступному всем желающим, на территории Украины должна была расселиться Высшая раса. В специально отстроенных новых городах. Старые подлежали уничтожению. а местные жители - уничтожены, отправлены на работы и часть оставлена "на подхвате".

Так что все шло по схеме. Бандере и Стецько дали две недели под стражей, подробно проинструктировали, что делать нельзя. Зводно, популярно объяснили Бандере, что 2,5 миллиона марок дали не ему лично на свои нужды. Посему денежки со своего счета в Швейцарии следует вернуть и положить на счет специально предназначенный на финансирование ОУН(б). За две недели деньги вернули и бандитов отпустили. Всё просто и гениально. Кстати, легко проверяемо.

Зато уже в августе 1941 года о прекращении сотрудничества с абвером Бандере сообщил курировавший его сотрудник диверсионного отдела «Абвер-II» Эрвин Штольце. «Когда я на встрече с Бандерой объявил ему о прекращении с ним связи, он очень болезненно реагировал на это, т.к. как считал, что его связь с нами рассматривается как признание его в качестве руководителя националистического движения», - рассказывал он впоследствии. Согласно показаниям Штольце, в качестве предлога для разрыва как раз был использован факт присвоения Бандерой полученных от Абвера денег. «Бандера в 1940 г., получив от «Абвера» большую сумму денег для финансирования созданного подполья в целях организации подрывной деятельности, пытался их присвоить и перевёл в один из швейцарских банков, откуда они нами были изъяты…»

Как видим, всё тот же кнут и пряник. При этом следует помнить, что "обещать не значит жениться". Сотрудничество разведки с Бандерой не прекращалось. Просто перешло от абвера к Скорцени и его орлам. В замке Фриденталь (о нем в другой раз) готовилась диверсионная элита. Туда из рядом расположенного Заксенхаузена поступал живой расходный материал, на котором тренировались. Оттуда, из Целенбау, наезжал в замок Бандера, наблюдать за подготовкой своих, украинских кадров.

Руководство ОУН(Б) свою роль прекрасно поняло. Хотя расставаться с теплым местом не желало и продолжало заявлять о поддержке нацистских властей. 1 августа 1941 года Ярослав Стецко призвал украинцев «помогать всюду Немецкой армии разбивать Москву и большевизм». Аналогичный призыв был издан им 6 августа.

Решение Стецко нашло полную поддержку у руководства ОУН(Б) на Западной Украине. В августе краевой проводник ОУН(Б) И. Климов «Легенда» издал инструкцию № 6, в которой, в частности, приказывалось:

«На всех домах, стенах, заборах и т.д. надписи: «Да здравствует Украинская самостийная соборная держава. Да здравствует Ярослав Стецко! Освободить Бандеру! Освободить Стецко! Не хотим, чтобы на Украину возвращались польские и жидовские господа и банкиры! Смерть москалям, полякам, жидам и прочим врагам Украины. Да здравствует Адольф Гитлер! Да здравствует Немецкая армия! Да здравствует наш Ортскомендант!».

Аналогичные материалы появились в контролируемой бандеровцами прессе. «Украинский народ знает, что Организация украинских националистов под руководством Степана Бандеры ведет несгибаемую героическую борьбу за его свободу и независимость, за землю и власть для него, за его свободную, счастливую, государственную жизнь без колхозов и помещиков, без москалей, жидов, поляков, комиссаров и их террора, - говорилось в одном из августовских номеров газеты «Кременецкие вести». – Украинский народ также знает, что освободиться из московско-жидовского ярма помогла ему Немецкая армия. Она громит красных московских захватчиков – и потому ОУН сотрудничает с Немецкой армией и помогает ей и призывает к этому всех украинцев». Москва, Польша, мадьяры, жиды - враги. О немцах ни слова. Таких воззваний сохранилось море. В том числе и в бандеровских газетках.

Немцев подобная лояльность не устраивала. Бандеровцы не пользовались поддержкой в Центральной, Восточной, Южной и Северной Украине. Не любили их в Закарпатье. Только Галиция, Западные области поддерживали Бандеру. А здесь им нужны были управляемые враги.

Но переходить на «антимецкие позиции» бандеровцы не собирались даже после провала акции с провозглашением «Украинской державы». Но тут бандеровцы сами подрубили сук, на котором недурно устроились. В своей борьбе за представительство интересов Германии на территории Украины они зашли слишком далеко. 30 августа в Житомире были убиты двое членов провода мельниковской фракции ОУН – Омельян Сенник и Николай Сциборский (автор Конституции Украины от ОУН).

Мельниковцы являлись официальными наследниками ОУН (в отличие от раскольника Бандеры) и курировались гестапо. В результате 13 сентября глава РСХА Гейдрих подписал директиву об аресте руководства ОУН(Б): «Члены группы Бандеры с некоторого времени развернули особую активность с целью добиться самостоятельного украинского государства всеми средствами. Они призывали в широко развернутой пропаганде жителей Галиции и украинское население в области операций не только против немецких распоряжений, но также и к устранению своих политических противников.

До сих пор убито свыше 10 членов руководимой Андреем Мельником организации украинских националистов. Среди убитых находятся известные в украинских националистических кругах одни из главных руководителей ОУН – Сенник и Сциборский, которые 30 августа на одной из улиц в Житомире были убиты из пистолетов одним из членов группы Бандеры. Можно предположить, что члены группы Бандеры для осуществления своих политических целей будут совершать другие террористические акты…

Предлагаю следующее:

а) Арестовать всех играющих какую-либо роль в движении Бандеры руководителей по подозрению в содействии убийству представителей движения Мельника. Чтобы обеспечить полный успех провести аресты в пределах государства, в генерал-губернаторстве и в районе операций одновременно, а именно в понедельник 15 сентября 1941 года утром…

б) Закрыть бюро и конторы движения Бандеры и между прочим бюро Украинской службы по вопросам прессы в Берлине по ул. Мекленбургишештрассе, 78, а также Украинское бюро в Вене по Ландштрассе-Гауптштрассе. Произвести тщательный обыск в бюро и квартирах руководителей движения Бандеры, которые будут арестованы».

Но даже арест, кстати "почетный арест" руководителей, ничего не изменил. В официальных документах ОУН, таких как «Инструкция к проведению в жизнь цельной деятельности ОУН» от сентября 1941 года и обращение краевого провода ОУН(Б) к украинским националистам от ноября 1941 года, нет ни одного антинемецкого лозунга. Более того – 9 декабря ОУН(Б) в меморандуме на имя А. Розенберга вновь предложила нацистам свои услуги. «Большевистская Москва оставила на Украине много тайных агентов, - говорилось в меморандуме. – Они, так же как и присланные позднее, стараются вызвать враждебные настроения к украинскому национальному делу и к Германии. Разоблачение и обезвреживание этих агентом является задачей большой важности. Без подробного знания местности, без связи с местным населением нельзя успешно решить это задачу в краткие сроки… Для решения этих задач необходимо создание сильной службы безопасности, которая привлечет местные и национально-сознательные и безупречные элементы, и будет сотрудничать с соответствующими немецкими структурами. Националисты с радостью примут участие в организации и работы такой службы безопасности».

Немцы же продолжали свою игру. 25 ноября 1941 года айнзатцкомандой «С-5» был отдан приказ о тайных расстрелах бандеровцев: «Все активисты бандеровского движения должны немедленно арестовываться и после тщательного допроса должны быть без шума ликвидированы под видом грабителей». Попали в лагерь и были убиты польскими заключенными братья Бандеры. Из организации успешно создавали украинское сопротивление. Одновременно для него готовились кадры. Будущий командующий УПА Шухевич со товарищи служил в сформированном из двух украинских новом 201 шуцманшафтбатальоне. В составе 201 дивизии СС тренировался, уничтожая партизан в Белоруссии и зачищая белорусские села. Именно в этом качестве немцы видели будущих "повстанцев".

Действия нацистских властей в буквальном смысле слова вынудили перейти ОУН(Б) на антинемецкие позиции. Однако на деле бороться с оккупантами ОУН(Б) все равно не стремилось. В приуроченном к первой годовщине «провозглашения Украинского государства» обращении ОУН(Б) от 30 июня 1942 года программа действий была сформулирована следующим образом: «Мы не ведем сегодня народ на баррикады, не идем в физический бой с новыми хозяевами Украины [нацистами] за завоевание территории. Нашим первым врагом является все-таки Москва…»

Как видим, за «переход ОУН на антинемецкме позиции» следует благодарить исключительно нацистское руководство. Оно буквально выпихало ОУН(Б) в подполье, не обращая внимания на громкие заверения в преданности.

1943 год покажет, что гитлеровцы были абсолютно правы. Бандеровцы сумеют с немецкой поддержкой разбить УПА Бульбы-Боровца (начавшего сотрудничать с партизанами), присвоить себе название УПА и начать великую польскую резню (Волынская резня). Но это уже совсем другая история.

Источник

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ