Коллаборационизм означает активное сотрудничество отдельных граждан оккупированной страны с оккупационным режимом. Во все времена в демократических странах это явление считалось позорным. Во Франции черной страницей вписано в историю имя Анри Петена, в Норвегии - Видкуна Квислинга, в России - Андрея Власова. И ни у кого не возникает желания ставить памятники предателям нации, называть в их честь улицы. Исключение в этом вопросе составляют страны Балтии, где власти уже давно пытаются обелить нацистских пособников, а по улицам городов периодически маршируют легионеры СС. Недавнее решение властей западно-украинского села Райлив переименовать улицу Мира в «воинов батальона "Нахтигаль"» вызвало шок во всем цивилизованном мире.

Попытки героизировать фашистских приспешников время от времени происходят и в Крыму. Они имеют свою специфику. В годы войны на полуострове не функционировали подразделения украинских националистов, однако имелись коллаборационисты из числа татар Крыма. Осенью 1941 года на территории оккупированного немцами Крыма началось создание крымско-татарских мусульманских комитетов - одной из форм прогерманских коллаборационистских организаций (1). В функции этих структур входило в том числе и оказание помощи нацистам в формировании крымско-татарских добровольческих соединений под крылом вермахта. Почвой для их появления послужил факт массового дезертирства татар, призванных в армию при отступлении вглубь полуострова подразделений 51-й армии. Вот что говорится об этом в докладной записке заместителя наркома госбезопасности СССР Б. З. Кобулова и заместителя наркома внутренних дел СССР И. А. Серова на имя Л. П. Берии от 22 апреля 1944 года: «...все призванные в Красную Армию составляли 90 тыс. чел., в том числе 20 тыс. крымских татар ... 20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении её из Крыма...»(2)

Если обратиться к немецким документам, то можно получить и более интересные данные по поводу того, сколько добровольцев из крымских татар удалось привлечь для службы в вермахте. По данным, которые приведены в справке Главного командования сухопутных войск Германии, «мероприятия по вербовке ... были проведены в 203 населённых пунктах и 5 лагерях. Были зачислены: а) в населённых пунктах - около 6000 добровольцев; б) в лагерях - около 4000 добровольцев. Всего - около 10 000 добровольцев. По данным татарского комитета, старосты деревень организовали ещё около 4000 человек для борьбы с партизанами. Кроме того, наготове около 5000 добровольцев для пополнения сформированных воинских частей. Таким образом, при численности населения около 200 000 человек татары выделили в распоряжение нашей армии около 20 000 человек»(3).

Авторитетным свидетельством настроений коллаборационистов можно считать воспоминания командующего 11-й немецкой армией Эриха фон Манштейна: «Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи. Ко мне прибыла татарская депутация, принёсшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар "Адольфа Эффенди"» (4). В оккупированном немцами Крыму с 1942 по 1944 годы издавалась газета «Азат Крым» («Освобождённый Крым»). Она «силой печатного слова» убеждала нацистов в лояльности соплеменников: «10 марта 1942 года. Великому Гитлеру - освободителю всех народов и религий! 2 тысячи татар дер. Коккозы и окрестностей собрались для молебна... в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву...» (5) Казалось бы, сегодня государственным мужам следовало бы учитывать уроки истории и заклеймить позором тех, кто сотрудничал с оккупантами, выдавал захватчикам партизан, их продовольственные базы, тайники с оружием, участвовал в карательных экспедициях, массовых казнях, охранял концентрационные лагеря, где содержались военнопленные и мирные граждане. Однако этого не произошло.

18 мая 2007 года при фактическом попустительстве местной и республиканской власти Крыма на территории комплекса «Зынджырлы медресе» Бахчисарайского историко-культурного заповедника произошло захоронение останков Эдиге Кырымала (Шинкевича), сообщника нацистов, входившего в состав Симферопольского мусульманского комитета, созданного при поддержке немецких оккупантов. В январе 1943 года он был признан гитлеровским руководством в качестве председателя Крымско-татарского национального центра. С ноября 1943 года работал в Крымско-татарском бюро при нацистском Министерстве оккупированных восточных областей, занимавшемся ограблением этих территорий. После войны нашел прибежище в Западной Германии, работал в мюнхенском Институте по изучению культуры и истории СССР, поддерживаемом американцами и являвшемся филиалом так называемого американского комитета по освобождению от большевизма. Представители нелегального «меджлиса» фактически признали тогда факт того, что у них не было никаких документов на захоронение Кырымала, однако высказали уверенность в том, что оно будет «узаконено постфактум». Помимо таких вызывающих акций прославление коллаборационистов ведется и методом «тихой сапы» за деньги крымских налогоплательщиков. Так, в заявлении эксперта-консультанта Постоянной комиссии Верховного Совета Автономной Республики Крым по культуре О. Л. Родивилова на имя прокурора АРК С.В. Молицкого, председателя Постоянной комиссии ВС АРК С.П. Цекова, Министра культуры АРК А.А. Плакиды говорится следующее: «Суть дела: при изучении информации о недавно захороненном в Крыму, на ЮБК, турецком писателе, бывшем коллаборационисте (командире взвода, инструкторе Туркестанского легиона, впоследствии - Восточно-тюркского соединения СС) Дженгизе Дагджи, мною, на сайте Крымского республиканского учреждения "Крымско-татарская библиотека им.И.Гаспринского", входящего в систему Министерства культуры АРК, обнаружена размещенная там работником библиотеки статья Ю. Кандыма (перепечатка из ресурса "Оджак", 2001 года, №3) в которой четко и недвусмысленно просматривается разжигание межнациональной розни! Так, автор статьи, со ссылкой на турецкий источник, некоего "турецкого критика и литературоведа И. Косакаплана", утверждает, что Д. Дагджи "всего лишь рассказывает нам... об экспансионистской политике русских..." "Отсюда вытекает мысль, что Дженгиз Дагджи, как истинный патриот Крыма, истинный сын своего народа, не может поступать иначе", - утверждает затем автор статьи.

Таким вот "чудесным образом" поддерживается "патриотизм" в учреждении культуры АРК» (6). Дженгиз Дагджи позиционируется на сайте библиотеки только как крымско-татарский писатель. Однако биография этого «деятеля» куда более «разнообразна» и «многогранна». Он сам писал о своей службе в частях гитлеровского вермахта и СС. Профессор Рефат Аппазов в статье, посвященной книге Дженгиза Дагджи, обращает внимание на то, что «в книге много недосказанного, не объяснённого до конца. Например, с трудом верится в то, что человек, служивший в частях немецкой армии, не участвовал ни в каких операциях - во всяком случае, об этом ничего не сказано» (7). После войны Дагджи очутился в Лондоне, где и умер 22 сентября 2011 года. Как и Кырымал, он был похоронен в Крыму. 2 октября состоялась церемония похорон, на которой помимо меджлисовцев присутствовал министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоголу.

Тенденции последнего времени показывают, что крымская власть продолжает занимать примиренческую позицию как в вопросе существования и деятельности нелегального «меджлиса», так и по фактам захоронения, прославления и героизации коллаборационистов. Если данная позиция не изменится, то власть рискует «примерить» на себя весьма сомнительные «лавры» прибалтийских любителей легионеров СС. Потакание прославлению коллаборационистов - это оскорбление памяти солдат и офицеров Советской армии, крымских партизан и подпольщиков, погибших в боях и замученных нацистами и их приспешниками.

Виктор Афанасьев

Источник: odnarodyna.com.ua

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ