Для многих солдат и офицеров польской армии окончание Второй мировой войны 9 мая 1945 года не принесло долгожданной встречи с родными и близкими. Истосковавшаяся по крестьянам земля продолжала порастать сорняками. Разрушенные заводы с ржавеющими станками ждали каменщиков и рабочих для станков, школы и больницы испытывали недостаток в специалистах, которые в военной форме и с оружием в руках оставались еще в рядах армии.

Продолжение. Начало публикации - http://antifashist.com/time-line/19788-zalpy-iz-proshlogo-priznaki-ss-i-dejstvitelnost-chast-1.html

Леса Польши были наводнены разными бандами, продолжавшими и грабить мирное население, наносить ущерб народному хозяйству страны. Это были раздробленные стаи бандитов из недобитых эсесовцев, оторванные от своих частей и не успевших сбежать в Германию. Но особую опасность для разрушенной войной Польши представляли вооруженные до зубов немецким оружием банды вояк ОУН-УПА, которые, отступая с фашистами в 1944 г. остались на значительной части востока и юго-востока страны. В то время это были подразделения с четкой военной структурой, включая вспомогательные службы. Бандитские формирования ОУН-УПА обладали большой маневренностью, умело использовали тактику боев как на открытой, так и на пересеченной местности, имели отлаженную разведслужбу и службу безопасности, позволявшие через сеть агентов получать оперативную информацию.

На борьбу с бандами бандеровцев был направлен автор книги «Зарева в Бещадах» польский писатель Ян Герхард, который в 1945-1947 годах был офицером одного из полков, воевавших против банд УПА. Подразделение, в котором он служил, действовало в районе Леско-Балигруд-Тисна. Благодаря этому он и стал свидетелем той трагедии, которая разыгрывалась в Бещадах. Описанные автором персонажи бандеровцев на основе многочисленных показаний пленных, в т. ч. и документов, попавших в руки польской службы безопасности, псевдонимы и фамилии бандитов являются реальными. Автор ограничился освещением фактов, с которыми он сталкивался лично и касающихся только района Бещад, хотя бои происходили на значительно большей территории, где действовали украинские банды.

Из краткого очерка тех событий, публикуемого ниже, можно сделать вывод, что писатель располагал достаточной базой информации, позволившей ему с достоверностью донести до читателей правду о зверсвах оуновцев на территории Польши.

В Польше, которую бандеровцы называли Закерзонским краем (от т.н. «линии Керзона»), действовали подразделения ОУН-УПА «Запад» (с декабря 1945 г.). Те подразделения входили в состав «Округа №6», делившегося на «Лемко» (повяты: Пшемышльский, Саноцкий, Леский, Новосандецкий); «Бастион»; «Данылив» (западная часть повята Томашува, Любельского, повяты: Влодавский, Грубешувский и Бялоподлясский).

В подокруге «Лемко» действовали сотни «Бира», «Бродыча», «Бурлака», «Хроменки», «Гриня», «Крылача», «Ластивки» и «Стаха». Подокруг «Бастион» имел в распоряжении сотни «Брыля», «Калиновича», «Крука», «Шумка» и «Тучи». Каждая сотня насчитывала от 80 до 100 стрельцов, делившихся на взводы и дружины. Сотни объединялись в курени-батальоны. В состав куреня входили 3-4 сотни. Во главе округов было командование, состоящее из командира, начальника штаба, т.н. «политвыховныки», выполнявшие функции безопасности. Курени и сотни имели в составе группы жандармерии.

Политической организацией ОУН в «Закерзонском крае» руководил «Краевой провод», в котором заседали краевой проводник, войсковой командир УПА, руководивший организационными, пропагандистскими, хозяйственными вопросами и службой безопасности.

В 1945 г. подразделения ОУН-УПА, действовавшие на территории Польши, оставались сосредоточенными в т.н. группе «Сан». Во главе ее становится Ярослав Онышкевич, один из организаторов «армии» в 1943 г. Он имел несколько псевдонимов, но наиболее известным был «Орест». Краевым проводником был Ярослав Старух – «Стяг», а проводником службы безопасности был Петр Федорив – «Дальныч».

Нынешние фальсификаторы истории, обеливающие фашистские формирования ОУН-УПА, забывают о том, что и в архивах Польши находится достаточно материалов, свидетельствующих о том, что там зверствовали не мелкие разрозненные группки «славетных стрильцив», а полноценные воинские структуры.

Как действия ОУН-УПА, так и вооруженных сил Польши можно поделить на три периода. В первом (лето 1944-весна 1946 гг.) банды действовали почти в открытую, господствовали на больших пространствах, фактически не скрывались, жили в лесных шалашах, группировались, безбоязненно спускались в населенные пункты.

Во втором периоде (лето 1946-весна 1947 гг.) оуновцы потерпели ряд тяжелых поражений, что вынудило их отойти назад в леса, что лишило их господства над административными районами. В этих условиях бандиты создали отлично оборудованную сеть подземных бункеров-схронов в лесах и селах, усовершенствовали конспирацию и террор. И, наконец, третий период начинается с весны 1947 г. и до конца этого года. Наступила окончательная ликвидация банд в известной операции «Висла».

С апреля по декабрь 1946 г. операцией против банд ОУН-УПА руководила оперативная группа «Жешув» (8 и 9 дивизии войска польского). Деятельность группы оказалась недостаточно эффективной при ликвидации банд. Поэтому 17 апреля 1947 г. после трагической смерти генерала Кароля Сверчевского (28 марта 1947 г.) под Яблонками, была задействована оперативная группа «Висла» под командованием генерала Моссора. Несколько армейских дивизий и дивизий внутренних войск окончательно разбили и уничтожили курени «Рена» (повяты Саноцкий и Лесский), «Железняка» (Пшемышльский и Любельский). К концу 1947 г. банды УПА и политические организации ОУН перестали существовать. Подразделения внутренних войск и гражданской милиции вылавливали недобитых бандитов до марта 1948 г., с тех пор в юго-восточных регионах Польши установился мир.

Главари УПА «Стяг» и «Дальныч» были арестованы. Большинство из них погибли. По данным разведки подорвался на минном поле командир куреня «Рен» - один из кровавейших бандитов, действовавших в Бещадах, организатор дикой экзекуции нескольких солдат 34 полка, обезглавленных по его приказу.

К сожалению, возможности газеты не позволяют дать на ее страницах полное изложение повествования книги Яна Герхарда «Зарева в Бещадах». Но, тем не менее, украинскому читателю представится возможность по ряду приведенных ниже фактов увидеть, куда привели кровавые следы отпетых головорезов, тянущиеся из многострадальной Украины. Будь в свое время изданной эта книга в Украине, многие соотечественники, и особенно «нацiонально свiдомi» обыватели из западных областей уже тогда наверняка бы восстановили в памяти события тех лет, за какие идеалы десятки тысяч их земляков бандеровцы бросали в колодцы, вешали и заживо сжигали.

Характеризуя тот период, В. Масловский в книге «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны» говорит: «Это не была война. Войной ее называют вчерашние и нынешние бандеровцы, а особенно националистические авторы, которые пишут об этом ужасном явлении. Это было жестокое и подлое братоубийство. Об этом еще сегодня могут рассказать старшие люди с Волыни и Галичины…».

Об этом может поведать и старшее поколение поляков, 250 тысяч которых в западной Украине перебили бандеровцы и продолжили свои зверские оргии на территории Польши. Об этом и пойдет рассказ из книги Яна Герхарда, фрагменты перевода которого предлагаю нашим читателям.

…Морозной ночью 1945 г. дежурные радиотелеграфисты командования отряда войск пограничной охраны тщетно пытались наладить связь с пограничниками, расположенными на границе. Из-за перепада высот в гористой местности коротковолновые радиостанции работали ненадежно, особенно в ночное время. Вдруг среди ночи старый аппарат Морзе застучал. Точки и тире на ленте носили отрывочный характер: Кросно просит… точка… убийцы, оружие… точка,… дыры в доме… точка,…. с двух часов находимся под обстрелом… точка, просим… точка. Но и эта связь прервалась. Молчали участки в Мокром, Кулашном. Удалось выйти на связь только с погрангруппой в Команчах: «…атака бандитов, значительное превосходство противника… точка, просим о помощи… точка».

Только к утру удалось восстановить порезанную бандитами связь с Краковом и Варшавой. Высшее руководство погранвойск теперь знало, что на Бещадском участке случилась беда, которая не обошла участки Ветлина и Воли Миховой, в небе над которыми были видны сильные зарева.

Вылетевшим для выяснения обстановки двум самолетам предстала ужасающая картина. По всей трассе полета они наблюдали одни пожары. Пылали заставы по всему периметру охраняемой границы. На опознавательные сигналы не одна застава не отвечала. В двух местах бандиты обстреляли самолеты, один из которых получил повреждения. Стало ясно, что в ту ночь 12 застав перестали существовать. Посланная туда группа застала только тлеющие угли и обугленные трупы пограничников.

Из документов «Смерша»

Сообщение по ВЧ-связи в НКВД СССР заместителю начальника ГУКР «Смерш» Н.Н. Селивановского о действии банд УПА на территории Польши

Принято по «ВЧ»

Из Варшавы

Москва, НКВД СССР – Товарищу Берия Л. П.

На записку по ВЧ от 9 . 9. 45 г.

Факты, изложенные Вами, в докладной записке т. Рясным по поводу действий банды УПА в Польше являются правдоподобными и для нас известными.

Сейчас в юго-восточной части Польши (Жешувское и Люблинское воеводства) населенные украинцами, действуют банды «УПА», «ОУН», «Лис», «Ягода», «Железняк», «Продайло», «Мачеха», «Юрба» - общей численностью до двух тысяч человек. В связи с усилением работы по переселению украинского населения из Польши в СССР, банды УПА и ОУН активизировали свою деятельность, направленную на срыв переселения, проводится агитация среди украинцев. Совершают нападения на военнослужащих и занимаются поджогом сел, из которых переселяются украинцы.

Так, например, в ночь на 6 сентября с. г. банда УПА численностью до 30 человек в селе Тисново Перемышльского уезда Жешувского уезда напали на батальон Войска Польского, занимающегося переселением украинцев. В результате убито шесть, ранено шесть военнослужащих батальона. Потери бандитов - 36 человек убитыми.

Во время боя в селе Тисново 472 дома сгорело, а население бандитами было уведено в лес. Из числа уведенных возвратились 300 человек.

В селе Чертеж Санокского уезда Жешувского воеводства все украинское население было подготовлено к выезду в СССР и в честь этого 26.08. 1945 года был организован прощальный вечер. В день выезда 28.08.45 года все население категорически отказалось выезжать. 02.09.45 года по этому же селу бандитами «УПА» были расклеены листовки с требованием выселения поляков, прибывших из СССР.

Руководство страны ежедневно получало информацию с мест о диком терроре, развязанном бандформированиями. Люди гибли в одиночку и группами. Погибали военные и гражданские. Выстрелы гремели и днем, и ночью, в лесах и горах, на дорогах и в транспорте. Особую тревогу вызывала у правительства обстановка в Белостоцком, Любельском и Жешувском воеводствах. Бещады и вообще Карпаты благодаря географическим условиям стали важной стратегической базой для бандитов.

Большой лесной массив Хрищата в то время являлся твердыней для сотен «Гриня» и «Стаха», как и околица Ветлинской полонины для сотни «Бира». Вся эта территория подчинялась главарю куреня «Рену», который чередовал свое пребывание в разных сотнях. Местные условия позволяли бандитам обеспечивать себя продовольствием и поддерживать связь с внешним миром. Умело выбранная территория на много километров была защищена лесом, что гарантировало их от внезапных нападений и наблюдений с воздуха.

Лагеря были оборудованы по лучшим образцам фортификации. Ходы сообщений и окопы сооружены на склонах гор. Три склада мин позволили им заминировать дороги и подходы к лагерям. Землянки, в которых жили сотни, были глубокие, просторные и хорошо отапливаемые.

По оперативной информации и показаниям пленных бандеровцев, близкие к Бандере главарь группы «Сан» - «Орест» и краевой проводник ОУН «Стяг» высоко оценивали вклад сотенного «Гриня» в оборудовании бандитского логова.

Исследуя следственные документы и оперативную информацию, Ян Герхард дает возможность читателям получить образное представление о «цвете» украинской нации, «боровшейся» за независимую Украину на территории Польши.

Прошлое многих главарей банд настолько спаялось с их настоящими деяниями, что лишало их каких-либо надежд и шансов получить снисхождение, не говоря о прощении властями, судом и людьми, ставшими их жертвами.

Судьба «Гриня» во многом складывалась из его наклонностей. В отличие от деревенских сверстников во время развлечений он мертвецки напивался, после чего принимал участие в традиционных деревенских драках, отличаясь крайней жестокостью. В одной из таких драк он раскромсал пополам топором голову своего отчима, отправив его на тот свет. За короткое пребывание в тюрьме, он встретился с украинскими националистами. Их идеалы нашли надежный приют в его голове, напичканной ненавистью. Он стал фашистом еще задолго до войны. В те времена он познакомился с «Реном», известным в то время под именем Ивана Мизерного, знаменитого тем, что был одним из соучастников покушения на министра внутренних дел Польши Перацкого. Заслуги «Гриня» были намного скромнее. И только с приходом немцев он нашел свое призвание. Он принимал участие во многих еврейских погромах, за что был удостоен назначением на службу в немецкую полицию, получив вскоре звание подофицера.

В 1944 г., когда стал очевидным крах Германии, его разыскал «Рен», поручив ему организовать сотню и вооружить ее оружием, оставленным немцами в районе Дрогобыча.

Потерпев ряд поражений от советских войск, бандеровцы перебежали в Польшу, в которой еще не была организована борьба с бандитизмом. Вся бандитская свора надеялась, что вот-вот будет развязана новая мировая война, которая, по их убеждению могла спасти их от неминуемой гибели.

Среди этих банд нашел убежище находившийся в активном розыске советскими и польскими властями «Игорь» - Згорлакевич, являвшийся районным проводником. Проживая в г. Турка, что под Стрыем, по поручению «Рена» организовывал сеть сторонников ОУН-УПА. Одновременно сотрудничая с гестапо, которому выдал двух раненных партизан, привезенных к нему как врачу для оказания помощи.

Список «славетних синів» можно и дальше продолжить. Преступные деяния руководимых ими сотен и, практически каждого «стрильця», ставит их в ряд военных преступников.

Список злодеяний обезумевших от легких побед вояк ОУН-УПА пополнялся. Казалось, что между сотнями было настоящее соревнование: кто больше сожжет, убьет и уничтожит.

Курень «Рена» действовал на юге от Санока, его сотня «Гриня» сожгла Габковице и Тисково; сотня «Бира» оставила одни пожарища в Савковчике, Творильне и Кривом; сотня «Стаха» дотла сожгла Лишне.

Курень «Байды» опустошал населенные пункты между Саноком и Пшемышлем: сотня «Ластивки» убивала и жгла в окрестностях Бирчи; сотня «Крылача» творила то же самое под Дыновом; сотня «Хроменки» - под Пшемышлем. Курени «Беркута» и «Железняка» неистовствовали в Грубешовском, Томашовском и Любачевском районах.

Всюду лилась кровь. Человеческие жизни не имели никакой ценности, и жизни людей зачастую зависели от минутной фантазии бандитов. Власть в тех районах практически была парализована. Жизнь замирала. Снег быстро засыпал пожарища опустошенных сел, от которых только на карте оставались названия.

Правительство Польши всерьез было обеспокоено преступной деятельностью бандеровцев, которые не только творили зверства над мирным населением, но и парализовывали на значительной территории восстановление фабрик и заводов, транспортных магистралей. В подтверждение этого читателю небезынтересно будет ознакомиться с текстом обращения властей к населению.

«К населению Жешувского воеводства!

Война против банд УПА, затронувшая некоторые районы Жешува, Пшемышля, Бжозова, Кросно и Санока вошла в решающую фазу. Правительство Народной Польши сосредоточило соответствующие силы и средства, чтобы поставить крест на бандитизме. Всех жителей районов, в которых действуют банды, призываем к сотрудничеству с властями и оказанию им активной помощи. Это в интересах населения. Бандиты, убивающие лояльных к властям людей, грабящие их имущество, облагающие незаконными контрибуциями, сжигающие села и города, препятствуют повороту к мирной жизни и нормализации обстановки в стране.

Жители Жешувского воеводства! Не давайте себя терроризировать бандитам УПА. Не верьте их лживой пропаганде. Приступайте к восстановлению военной разрухи, к работе на вашей земле и за станками, война не окончена и бандитские вылазки скоро будут пресечены, всех пособников банд УПА ожидает уголовная ответственность. Бандиты, схваченные с оружием в руках, будут отвечать перед полевыми судами. Все убийства, и поджоги будут караться смертной карой».

«Да! Это была настоящая война», привнесенная на территорию другой страны сбежавшими из СССР фашистскими формированиями ОУН-УПА. Загнанный в угол зверь втройне озлоблен и агрессивен, понимая, что его ждет расплата. Оуновцы, руководимые из-за рубежа Степаном Бандерой, словно эстафету перехватили от своих преступных подельников, действовавших в Украине, кровавые методы расплаты над людьми, вызывающие ужас даже у профессиональных убийц.

Одной из зловещих фигур и действующих на территории Польши банд ОУН-УПА был шеф Службы безопасности куреня “Рена” – “Беркут”. Еженедельно он вешал строптивых, высказывавшихся отрицательно об УПА, лично расстреливал тех, кто противился поставлять бандитам скот и продовольствие, сжигая их дома и хозяйства. В лучшем случае приказывал непокорных сечь до крови, до потери сознания, а то и до смерти. Подобные кары применялись его карательной службой и по отношению стрильцив УПА, проявивших недисциплинированность и колебания.

Жителей сел, выражавших желание переселиться в СССР, карали ещё беспощадней. Не было такого морального и физического зверства, которого бы «Беркут» не знал и не применил на практике. Эту школу он и его подручные прошли в дивизии СС “Галичина”.

Когда подразделение польской армии разгромило лагерь в котором базировались жандармерия “Беркута”, в бункере были найдены очень важные документы, проливавшие свет на злодеяния бандеровцев. Среди убитых с блестящим на груди знаком СС “Галичина” был главарь этой зловещей службы.

В свое время автор имел доступ и возможность ознакомиться с рядом архивных материалов «абвера», гестапо, оперативными и уголовными делами на изменников Родины, активных пособников немецких оккупантов, а также бандеровцев.

В этой связи читателям представляется почти полное изложение архивного документа, проливающего свет на карательно-репрессивный орган бандеровцев – «Службу Безпеки».

С одной стороны профессионалу и дотошному читателю это поможет сделать вывод о том, что создание такой структуры (скопированной один к одному с гестапо и СД) говорит о том, что ОУН планировало, не без опоры на гитлеровскую Германию, создание государственного устройства по фашистскому образцу, вполне соответствующего принципам интегрального национализма. С другой стороны те, кто еще навешивает ярлыки национальных героев на украинских фашистов, возможно, задумаются: на чьих и на каких традициях они собираются воспитывать грядущие поколения и чем это может закончиться для будущей Украины.

Более раннее изучение архивных материалов о злодеяниях бандеровцев еще задолго до публикации данных материалов позволяло в целом иметь представление о том, какие отморозки возглавляли Службу Безпеки. Практически в каждом курене и сотне был этот зловещий орган, наводивший ужас не только на население, но и на самих бандитов. Бандеровские эсбешники не только переняли у немцев арсенал гестаповских пыток и издевательств, но и намного усовершенствовали его, что приводило в ужас самих гестаповцев. Об этом, в частности, упоминается в ряде эпизодов, приводимых Я. Герхардом.

Вспарывание животов у беременных женщин, обезглавливание жертв, изощренные убийства младенцев – вот далеко не полный перечень преступлений тех, кого сегодня на Украине удостаивают званиями героев нации.

Читателю небезынтересно будет узнать и о том, что ОУН задолго до своего конца, следуя директивам Бандеры и приютивших его на западе бывших союзников СССР, через упомянутую Службу безпеки разрабатывала мобилизационный план, согласно которому эта служба проводила массовую вербовку агентуры, которая внедрялась в органы советской власти с перспективой ее использования в благоприятной для противника момент.

Вряд ли кто-либо из аналитиков, политологов станет отрицать, что экспансия западно-украинских националистов во все жизненно-важные органы власти Украины, не есть результатом воплощения в жизнь директив зарубежной организации ОУН и ЦРУ.

…Документы, а позднее и свидетельства очевидцев-пленных бандитов пролили свет на неслыханное зверство бандитов над пленными польскими офицерами и солдатами.

Агенты-информаторы проводника “Игоря” сообщили последнему о движении пехотного подразделения в направлении бандеровских лагерей. К утру агентурная информация была уже в руках “Гриня”, в сотне которого в это время находился куренной “Рен”. Последний разослал приказ сотням “Бира” и “Стаха” взять в окружение воинское подразделение. Бандиты имели фактически четырехкратный перевес.

При спуске польского подразделения в долину бандеровцы замкнули кольцо окружения. В завязавшемся бою несколько десятков солдат пытались прорваться к расположенному у подножия селу. Но перед ними оказалось минное поле. Бандеровцы перестали вести огонь, сбегая толпой вниз.

Несколько солдат уже подорвались на минах. Остальные в растерянности остановились. Бандиты выкрикивали, чтобы те возвращались или шли вперед по минному полю. Многие из них, предпочтя смерть плену, пошли вперёд по минному полю. Все они скрылись в чёрном дыму, прогрохотавших взрывов. Оставшихся, с законченными боеприпасами поляков при подходе к минному полю бандеровцы взяли в плен.

…Было их четырнадцать: три офицера и одиннадцать солдат. Единственные, кто уцелел в этой трагедии под Смольником. Уцелели только для того, чтобы погибнуть другой смертью.

В морозную ночь их, раздетых до нижнего белья, бросили в сарай без окон. Среди ночи оуновцы стали обливать их ледяной водой. Одним из вошедших палачей был куренной “Рен”, который стал избивать ногами лежащих, а потом приказал проводнику “Игорю” зачитать приговор, который гласил, что полевой суд Украинской повстанческой армии приговаривает их всех к смертной казни.

…Пленники стояли на снегу, перебирая пальцами босых ног, с которых развязали проволоку, чтобы они могли сами идти к месту экзекуции. Сотня “Гриня” выстроилась полукругом, в центре которого стоял пень с вбитым в него топором.

“Рен”, выйдя перед строем, объявил свое решение о том, что исполнение казни поручается молодым воякам ОУН-УПА, которые ещё недостаточно проявили себя в бою. Они должны скрепить кровью верность нашим богатырским боевикам и быть достойными их. Они должны доказать, что их рука не дрогнет, занося топор над вражеской головой. Они должны помнить, что только тот может быть солдатом УПА, кто лично убил врага.

Система и метод таких экзекуций не были новыми. Руководство ОУН-УПА считало, что ничто так тесно не повязывает бандитов, как непосредственно выполненные кровавые убийства. Пролитая кровь, согласно канонов Гитлера, не только повязывала их одной судьбой, но и закаляла дух. Убийство всеми вместе и каждым лично являлось фактором, сплачивающим бандеровцев единой целью. И “Рен” постоянно практиковал это перед своими опричниками во время расправы, над жертвами ОУН-УПА.

Подхорунжий Вольский, подбадривая своих друзей, первым подошел к пню, но палачи оттащили его в сторону, так как “Рен” приказал офицеров казнить в последнюю очередь. Потерявшего сознание солдата бандиты поволокли к месту казни и отрубили голову. Такая трагическая участь постигла остальных. Сотенный “Гринь” в это время собственноручно пристрелил лежавшего без сознания подпоручика Ясинского, потом хладнокровно расстрелял из пистолета поручика Вербицкого и подхорунжего Вольского.

Пойманный позднее польской контрразведкой районный проводник “Игорь” не отпирался на допросах и в подробностях рассказывал, как о вышеизложенном ужасном эпизоде, так и о других зверствах, чинимых бандеровцами на польской земле.

Листая страницы повествования Яна Герхарда, перечисляющего один за другим правдивые факты о зверствах украинских фашистов, читатель погружается словно в летопись кошмарных событий, перекочевавших с Украины в Польшу, Словакию, Чехословакию и Югославию, где эти гитлеровские последыши продолжали нести народам неисчислимые страдания.

Невольно возникает вопрос, а вправе ли мы называть людьми тех, кто сегодня вешает ярлыки “героев-освободителей” на оуновскую нечисть, кровью породнившуюся с фашизмом.

Авторский перевод с польского языка. Продолжение следует в части 3.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ