В марте исполнилось 80 лет со дня одной из самой жуткой трагедии ВОВ – сожжения деревни Хатыни. В советской истории принято говорить, что это преступление совершили немцы. На самом деле Хатынь уничтожили русские и украинские каратели из бригады Дирлевангера. Командовал операцией хауптштурмфюрер СС Григорий Васюра. Последний каратель из этой бригады – Катрюк – живёт в Канаде.

На фоне даже самых отъявленных зверств нацистов в годы Второй мировой «опыт» бригады Оскара Дирлевангера отличался особой жестокостью. Участник Первой Мировой, доктор экономических наук в 1934 году был осуждён нацистами за педофилию и направлен в концлагерь. В 1936 году он попросился оттуда искупить преступление «кровью испанцев». В Испании он получил три награды, а также три ранения.

В 1940 он попадается на очередном преступлении – педофилии, и его старый друг Бергер (советник Гиммлера и старый гителеровский боевик), чтобы спасти Дирлевангера, предложил руководству создать бригаду СС из «разложившихся элементов».

Оскар ДирлевангерБригада начинает формироваться в 1940 году, её основу составляют осуждённые браконьеры. Браконьер в глазах Дирлевангера был идеальным членом его команды – хорошо знал лес, метко стрелял. Однако уже к концу 1940 года она начинает пополняться сначала анархистами и осуждёнными за изнасилования и прочие сексуальные преступления, а в 1941 году – и пациентами психиатрических клиник, в основном также страдавшими сексуальными расстройствами (эксгибиционисты, публично онанировавшие и т.п.).

Наконец, в 1943 году в бригаду влились кастрированные гомосексуалисты.

К январю 1942-го он набрал 200 человек, и с ними отбыл в Белоруссию. Его отряд неформально так и назывался «бригада браконьеров».

На месте Дирлевангер убедился, что 200 человек для полномасштабных операций против партизан ему не хватит. И он начал набор в бригаду советских коллаборационистов. Дирлевангер предпочитал брать самых отпетых людей – зарекомендовавших себя особо жестоким поведением в отношении своих товарищей в лагере для военнопленных, отсидевших в сталинском ГУЛАГе, членов семей «лишенцев» (попов, белогвардейцев и т.д.)

Уже в сентябре бригада Дирлевангера насчитывала: немецкую роту (150 человек) и немецкий мотоциклетный взвод (40 человек); 3 русских роты (450 человек), артиллерийский взвод (40 человек, половина немцы – половина русские). К концу 1943 года его бригада разрослась до 2000 человек, из которых 400 человек были немцы, около 1000 – русские, остальные украинцы, белорусы и латгальцы.

Первое «боевое крещение» бригада прошла 16 июня 1942 года, когда дотла была сожжена деревня Борки. Точнее, деревню сожгла его русская рота, за геройский вклад в операцию медалями были награждены 6 человек.

Жестокость бригады Дирлевангера брала оторопь даже у его начальства из СС. Так, после окончания антипартизанской операции «Фрида» (с 4 по 10 ноября 1942 года), в ходе которой было убито более 3000 гражданских лиц (из которых половина евреи) уполномоченный рейхсфюрера СС по борьбе с бандитизмом высказал мнение, что ликвидация партизан – не повод убивать мирное население. В качестве «наказания» Дирлевангер был отправлен в отпуск (с 28 декабря 1942 по 20 февраля 1943).

Согласно немецким документам, с лета 1942 года по август 1943 года бригада Дирлевангера ликвидировала 15 тыс. «бандитов с оружием в руках», собственные потери части за этот период составили 92 человека убитыми, 218 ранеными и 8 пропавшими без вести. За это же время бригада уничтожила 123 населённых пункта на территории Минской, Могилёвской, Витебской областей, а также расстреляла и сожгла заживо около 20 тыс. мирных жителей.

Самым «знаменитым» стало сожжение деревни Хатынь. История этой трагедии такова.

В первые дни войны связист Григорий Васюра добровольно перешёл на сторону немцев, окончил школу пропагандистов и пошёл работать в полицию оккупированного Киева, где через некоторое время и возглавил карательный батальон. Бойцов батальона, отличившегося особой жестокостью ещё в Бабьем Яру, немецкое командование в декабре 1942 года отправило в Белоруссию для борьбы с партизанами.

22 марта 1943 года в 40 км от Минска партизаны обстреляли легковую машину, в которой ехал гауптман Ганс Вёльке. Он был чемпионом по толканию ядра Олимпиады 1936 года (и первым немцем, олимпийским чемпионом по лёгкой атлетике). Его смерть, а также ещё двух немцев, всполошила оккупационные власти.

Неподалёку находился 118-й украинский полицейский батальон, состоявший примерно в равной пропорции из русских и украинцев. Ему от немцев поступил приказ наказать за убийство Вёльке партизан. Начальником его штаба был хауптштурмфюрер СС (капитан) Васюра. Командовал батальоном некий Смовский. Но Смовский по болезни не смог участвовать в операции, и командование взял на себя Васюра.

Полицаи быстро собрались на акцию, но идти в лес и ловить партизан им было лень, и они сначала расстреляли без разбору 27 жителей деревни Козыри. Но этого коллаборационистам показалось мало. Они вошли в деревню Хатынь, согнали её жителей в огромный сарай и, обложив его соломой, подожгли.

Когда под напором обезумевших людей дверь сарая рухнула, они принялись расстреливать выбегавших. Сам Васюра, вооружённый пистолетом и пистолетом-пулемётом, принял посильное участие в расстреле. В итоге было убито 152 человека, четверым удалось выжить (благодаря им всему миру и стало известно об этой трагедии).

В общей сложности, как считается, 118-й украинский полицейский батальон принял участие не менее, чем в 12 подобных карательных акциях.

После войны Васюра попал в «компетентные органы». Ему дали 25 лет (в 1952 году), но отсидел он только 3 года, выйдя из лагеря по амнистии 1955 года (в честь 10-летия Победы, по ней были освобождены практически все коллаборационисты).

Васюра вернулся к себе в Киевскую область, где стал заместителем директора совхоза. Более того, он выбил себе справку, что его осудили за то, что он попал в плен. Это позволило ему официально стать ветераном ВОВ и, соответственно, получать юбилейные медали, встречаться со школьниками, получать продуктовые наборы и т.д.

Сгубило Васюру то, что в 1985 году, на 40-летие Победы, он стал требовать себе орден Великой Отечественной войны. Тогда какой-то мелкий служащий в архивах военкомата обнаружил, что Васюра до сих пор числится пропавшим без вести. Стали копать и докопались. Повезло, что в то время обнаружили ещё одного ветерана ВОВ – некого Мелешко, который командовал одной из рот 118 карательного полицейского батальона. Этого Мелешко начали допрашивать в Минске, и он сдал Васюру, с которым они переписывались после войны.

На суд над Васюрой вызвали 26 свидетелей – карателей из его батальона. Их привезли в Минск со всего СССР. Каждый из них к тому времени уже отбыл своё наказание за помощь немцам (максимальный срок, который отсидел в сталинских лагерях один каратель из числа этих 26-ти – 8 лет).

Суд над Васюрой продолжался 1,5 месяца, на суде присутствовал только один журналист – от газеты «Известия». В итоге он сделал репортаж о Васюре, но газета его печатать не стала «по политическим соображениям».

Единственное отрадно, что Васюру всё же расстреляли.

Перед этим судебный процесс над частью бригады Дирлевангера состоялся в Минске в 1978 году. Судили самых жестоких карателей – Федоренко, Гольченко, Вертельникова, Гонтаря, Функа, Медведева, Яковлева, Лаппо, Осьмакова, Сульженко, Трофимова, Воробья, Колбасина, Муравьёва. Как уже говорилось выше, они получили незначительные сроки (как «добавку» к тому, что было им присуждено после окончания ВОВ – фактически их судили дважды за одно и то же преступление, этим и объясняется мягкость приговора). Вот часть выступлений этих карателей в свою защиту:

«26 лет после войны я честно трудился, приносил пользу людям. Прошу 1/2 вклада оставить жене».

«За время службы в ГФП я, бесспорно, убил человек пять. Был награжден немецкой медалью, но я её сразу же выбросил».

«Граждане судьи! Я выходец из рабочей семьи, рано начал свою трудовую деятельность… Прошу учесть раскаяние и сохранить мне жизнь».

«После прихода Советской Армии я воевал против немцев, 20 лет трудился. Не имел замечаний, а наоборот, 6 грамот, избирался членом избирательной комиссии».

«Перед судом сейчас стоит другой Гольченко, искренне раскаянный, глубоко осознавший всю тяжесть совершённых мной преступлений, идеи мои только большой труд на благо народа».

«Прошу учесть мой преклонный возраст и медаль «За трудовую доблесть». Мне также было присвоено: «член бригады комтруда».

«В приговоре сказано, что я награждён четырьмя немецкими наградами, а у меня их было три…»

«Я не виноват, виновата война. Не было бы войны – не попал бы я в плен и не сидел бы теперь на скамье подсудимых».

(Обратите внимание, что коллаборациониста Пирога судили по Указу от 19.04.43, который гласил «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях…». По ней Пирог получил 20 лет, но реально отсидел всего 10 лет)

«А наши вожди-сослуживцы, командиры ни один не сидел за злодеяния против советских граждан, были на воле до 1968 г. Спасибо нашим советским следственным органам за чуткость: не дали им тоже избежать от советского правосуда».

«Однако я хочу сказать, что мы сейчас не те, какими были 30 лет назад, и поэтому встает такой вопрос: каких же людей вы будете приговаривать – тех, которые были 30 лет тому назад, или тех, которые в течение более 25-ти лет честно трудились на благо всего нашего народа, которые в настоящее время имеют детей и даже внуков?!»

«Процесс моего перевоспитания начался задолго до ареста. Поэтому я не нуждаюсь в столь длительном тюремном заключении».

«Прошу учесть также, что моя жена всю войну была на фронте…»

До сих пор остаётся жив последний каратель Хатыни – 91-летний Владимир Катрюк. Он живёт в Канаде, под Монреалем, занимается пчеловодством. Сдался в плен французам в апреле 1945 года (на тот момент воевал в 36-й дивизии СС), недолго пробыл в фильтрационном лагере, пожил во Франции, в 1951-м выехал в Канаду.

Вот описание зверств, проводимых Катрюком в составе бригады Дирлевангера:

Стоявший в оцеплении рядовой С.Мышак видел, как Катрюк участвовал в сборе жителей деревни Хатынь: «Находясь в оцеплении в 30-50 метрах от села в центральной его части, я хорошо слышал крики и плач женщин, детей. Хорошо видел, что по селу ходили полицейские 118 батальона Солоп Сергей, Филиппов, Катрюк.

Наконец, все жители собраны; Катрюк помогает своим соратникам заталкивать жертвы в сарай, а потом вместе с офицерами становится напротив ворот сарая. Из показаний О. Кнапа: «Я хорошо видел, как Лукович поджёг факелом сарай, вернее, его соломенную крышу. Сарай загорелся. Люди в сарае стали кричать, плакать. Крики горевших и задыхающихся от дыма людей были страшные. Их невозможно было слышать. От них становилось жутко.

Я не мог переносить этого, поэтому ни одного выстрела по сараю не сделал. В основном по сараю стреляли из стоящего против ворот станкового пулемета и из автоматов Васюра, Мелешко, Лакуста, Слижук, Ильчук, Катрюк, Пасечник, Кмит, Панкив, Лукович, Филиппов.

Хатынское убийство было не единственным преступлением, в котором участвовал Катрюк. Например, в мае 1943 года 118-й батальон участвует в карательной операции в Бегомльском районе. В деревне Вилейка часть нетрудоспособных жителей уничтожают. И вновь в этой акции принимает участие Катрюк. «Молодёжь сразу куда-то увели, – вспоминал военнослужащий 118-го батальона И.Козыченко. – Женщин с детьми загнали в отдельно стоявший в конце деревни сарай, расстреляли и сожгли в нём… Помню, что к месту расправы их конвоировали Мелешко, Лакуста, Лукович, Слижук, Катрюк».

Спустя несколько дней аналогичную картину Козыченко видит в деревне Осовы: «Когда мужчин, женщин, детей стали отводить от штаба, они начали кричать, почему только их гонят, староста тоже связан с партизанами… Присоединили старосту к другим арестованным гражданским лицам и погнали их к отдельно стоявшему в конце деревни сараю… Людей к сараю конвоировали Васюра, Мелешко, Лакуста, Слижук, Лукович,Катрюк, Кнап и другие полицейские первой роты… Помню, когда людей загнали в сарай, закрыли в нём, оцепили сарай полукругом и открыли по находившимся в сарае людям огонь со всех видов оружия». Стреляет по людям и Катрюк».

Источник: Блог "Толкователь"

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ