Очередной свидомый абсурд окружающей нас действительности. "Патриотический" зуд докатился уже и до ритуального бизнеса: Тарас Шевченко стараниями дельцов превращается в символ ритуального рынка. Действительно, прав был Ющенко, когда произносил роковую вещую фразу: "Путь к могиле Шевченко – дорога в будущее Украины".

Вообще-то, образ Тараса Шевченко, хоть и по-разному, эксплуатировался всегда. Например, литературовед Михаил Назаренко собрал в книге «Демоны родной речи» народные легенды о Тарасе Шевченко. В этой книге Кобзарь обнаруживает неожиданное сходство с некоторыми персонажами восточнославянской демонологии.

Ревизия привычных образов Шевченко, Чехова и Гоголя: на Каневщине считается, что сходить на могилу к Шевченко — хорошее средство от радикулита, а травы, растущие на Тарасовой горе, имеют целебную силу.

— Скажите, какие самые страшные народные предания о Шевченко?

— Ну, скажем, по некоторым рассказам, Шевченко не умер, а сидит под горой с огромным железным крестом на груди. Время от времени он выезжает на белом коне посмотреть, как живёт Украина, не обижают ли. Когда же Украина станет свободной, то гора рухнет в Днепр, а душа Тараса наконец обретёт покой.

Этот образ, кстати, чрезвычайно близок к самому знаменитому стихотворению Шевченко: «Як умру, то поховайте…»

— А как там на Каневщине, в окрестностях могилы Шевченко, ленточки на деревьях не висят?

— Сейчас не висят, кажется, а раньше такое могло быть. До революции на Каневщине считалось, что сходить на могилу к Шевченко — хорошее средство от радикулита, а травы, растущие на Тарасовой горе, имеют целебную силу.

— А какие черты личности и стороны творчества Шевченко в народ не пошли?

— Прежде всего, конечно, не нашли отклика его тексты со сложной структурой, построенные на цитатах и аллюзиях. Оно и понятно.

Кроме того, народ освободил душу Шевченко от внутренних противоречий, которые при сопоставлении его текстов и биографии очень хорошо просматриваются.

Например, в украинских стихах Шевченко бранит Богдана Хмельницкого, в русскоязычной прозе — хвалит, хотя и не без иронии. В стихах проклинает тех, кто раскапывает старые курганы, однако сам при этом работает в археографической комиссии и, как человек образованный, прекрасно понимает, в чём смысл этих раскопок.

Не была воспринята народом специфическая религиозность Шевченко, который ставил преданность Украине выше Бога. Совершенно не получила развитие такая пронзительная и оригинальная метафора Шевченко «Украина — покрытка».

— Что это значит?

— Так на Украине называли девушку, которая потеряла свою честь. Родина-мать у Шевченко двойственна: она одновременно и покрытка, которая повелась не с теми и брошена умирать на дороге, и вместе с тем почти Богоматерь.

С другой стороны, и Богородица в поэме «Мария» — тоже покрытка, причём для автора это вовсе не кощунство.

— Есть ли что-то сходное между народным отношением к Шевченко на Украине и народным отношением к Пушкину в России?

— На Украине некоторые рассказы о Пушкине и Шевченко просто совпадают. Это явно один и тот же фольклорный материал, привязанный к разным культовым фигурам.

Во-первых, оба они дают остроумные отповеди представителям власти. Во-вторых, оба не умерли, а где-то ходят и скрываются (в России это, разумеется, рассказывали и о Льве Толстом).

Шевченко, например, ушёл то ли в Англию, то ли в Австрию и прячется от царя и помещиков. Или же: Шевченко прикован железной цепью к сибирской сосне, а когда цепь проржавеет и упадёт, вернётся на Украину.

— Не вызывает ли нареканий смелость, с которой вы ворошите прах классика?

— Всегда существует некая очень упрощённая схема из официальных речей, которая всех удовлетворяет, потому что не противоречит ничьим убеждениям, вынесенным из устаревших учебников.

Понятно, что эта схема чрезвычайно примитивизирует реальную картину. И понятно, что любой человек, который действительно интересуется вопросом, может легко найти всё то, о чём я говорил, в специальной литературе.

Но вот надеяться на то, что изменятся массовые представления о Шевченко или о других писателях, увы, не приходится. Неслучайно, когда вышла книга Григория Грабовича, одного из лучших современных шевченковедов, под названием «Шевченко, которого не знаем», появилась гневная статья-отповедь, которая называлась «Шевченко, которого не знаем и знать не хотим».

К сожалению, всё так. Шевченко, который выходит за рамки хрестоматии, знать не хотят.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ