14 октября в самостийной Украине состоялся «праздник»: особо «щирые» товарищи отметили годовщину создания УПА… Вот только чего празднуют свидомые? Начну с того, что, не будучи большим специалистом в истории укрофашизма, я слегка удивился – что это за дата такая? Почему 14 октября? Какого года-то? Так когда же появилась УПА?

После некоторых поисков в Интернете нашел вполне националистический украинский сайт, на котором прочитал:

«14 октября 1942 года была создана организация УПА (Украинская повстанческая армия) и основана она была не Степаном Бандерой и не Романом Шухевичем, которых так не любят российские «историки», а Сергием Качинським».

В 1942 году, значит… Уже интересно…

Тут вся фишка в том, что мне, русскому националисту, известно нечто другое – что УПА появилась гораздо раньше – в конце лета 1941 года. Создал и возглавил ее Василий Бульба-Боровец, который начал в это время формировать в Полесье отряды местной «милиция». Эту «милицию», впрочем, правильнее было бы называть полицией, поскольку он с первых дней немецкой оккупации постарался наладить с немцами «хорошие» отношения. Нацисты тогда любили «экспериментировать» с формами оккупации (примерно к тому же времени относится и создание т.н. «Локотской республики» на границе нынешних Брянской и Курской областей) и потому не стали возражать против такого союза. Немцы даже согласились с переименованием бульбовской «милиции» в «Полесскую Сечь», а за Василием Бульбой-Боровцом признали титул «казачьего атамана».



Так появилась УПА-1

Однако сами условия Полесья (большая часть которого и до 1939 года входила в состав СССР и потому не испытывала того влияния ОУН, которое имелось на Львовщине и вообще в Галиции) и «прелести» оккупационного режима очень скоро привели к тому, что бульбовские «казаки» начали переходить на сторону советских партизан. Тогда же часть отрядов УПА-1 по собственной инициативе захватили власть в нескольких селах, разрушив при этом несколько немецких хозяйственных объектов и уничтожив несколько сот немцев (по некоторым оценкам – от 700 до 800 человек). На этом фоне Василий Бульба-Боровец даже провел ряд переговоров с советскими партизанами, заключив с ними своеобразный пакт о ни нападении.

Не бог весть какой вклад в борьбу с нацизмом, но все-таки…

ОУН против УПА

Однако и эти «вольности» для Василия Бульбы-Боровца и УПА-1 даром не прошли…

В первую очередь конечно, противостояние базировалось на личной неприязни «казачьего атамана» и соратником Степана Бандеры Николаем Лебедем. В своей книге мемуаров «Армия без государства» он писал что «бандеровцы добивались от нас, чтобы мы официально признавали их «власть» и подчинялись политической линии их партии».

Политическая же линия ОУН определилась очень скоро: весной 1942 года, когда отдельные подразделения «Полесской Сечи», вступали в эпизодические стычки с немцами, руководство ОУН, которой руководил тогда Николай Лебедь, издала антипартизанскую листовку, в которой акции УПА-1 называла диверсией. С каждым месяцем напряжение между бандеровцами и бульбовцами нарастало – и в начале осени 1942 года «разногласия» переросли в открытую войну между ОУН и УПА-1.

Да-да, господа свидомые, именно так!

Вы, разумеется мне, «москалю», не поверите, но от свидетельств «своего»-то – Василия Бульбы-Боровца куда денетесь?

Читаем уже упоминавшуюся «Армию без державы» (издана в Виннипеге в 1981 году и переиздана во Львове в 1993 году):

«События развивались неистовым темпом. С каждым днем увеличивался массовый террор лебедевской атаманщины против своего собственного народа. Всех, кто не разделял мысли Лебедя и его программы, какой бы бездарной она не была, подавляли разными, очень страшными репрессиями, их объявляли «предателями украинской нации», «саботажниками украинского государственного порядка» и за это наказывали шомполами и расстрелами».


«Наши ряды постоянно несли боевые потери в руководящих кадрах. Отступая, например, с боями от преследования нашей штабной группы под охраной отдела поручика Мухи, перед двумя кременецкими батальонами бандеровцев, под командой «Нечуса», что принимали участие в окружении нашего штаба 19.8.1943 года, мы имели очень много убитых и раненных казаков».

«Второй характерной особенностью событий того фатального дня было то, что мы в поспешности нагрузили всех убитых наших товарищей на одну телегу и начали немедленно форсировать Случ, на ее левый берег, нас с той стороны речки взяли под сильный пулеметный огонь «свои», бандеровцы».


Однако противоборство между ОУН и УПА, складывалось совсем не в пользу Василия Бульбы-Боровца. 5-6 тысячам его «казаков» приходилось противостоять четко структурированной, фанатичной и безжалостной силе, за спиной которой стояла поддержка немецких властей. К тому же ОУН пошла на хитрость создав 14 октября 1942 года параллельную структуру с таким же названием - УПА. Наконец в сентябре 1943 года штабная группа Василия Бульбы-Боровца была окружена бандеровцами, после непродолжительной стычки часть бульбовцев сложила оружие. Это была фактически смерть старой, «боровецкой» УПА-1, теперь осталась только параллельная, «бандеровская» УПА-2.

Вот создание этой откровенно прогитлеровской «повстанческой армии» и отмечают нынешние укронацисты...

Освободительная борьба… которую немцы не заметили

Разумеется, нынешние свидомиты все еще стесняются столь оригинальных обстоятельств возникновения оуновской УПА-2… И потому много и со вкусом рассказывают о том, как героически боролись бандеровцы «против Иосифа Сталина и Адольфу Гитлера»…

Цитирую по уже упоминавшемся националистическому сайту:

«В апреле 1943 года повстанцами уже контролировалась почти вся сельская местность Волыни и Подолья. В мае немцы начинают масштабные наступательные операции против УПА; летом против повстанцев брошена артиллерия, танки и самолеты. Однако активность УПА не прекращается, а возрастает: 295 атак на немецкие опорные пункты в июле, 391 в августе, 682 акции саботажа на железной дороге в июле, 1034 в августе; 119 атак на хозяйственные объекты в июле, 151 в августе. Активизируется УПА также на Житомирщине и Киевщине, в чернобыльских лесах, в Галичине. Немцы отвечают масштабными репрессиями: в одной лишь Галичине осенью 1943 года немцами было казнено свыше полутора тысяч членов ОУН и УПА. За голову проводника ОУН(б) Николая Лебедя гестапо назначило награду в 50 тысяч немецких марок».

Особенно умиляет пассаж про «сельскую местность Волыни и Подолья» - теперь уже только разве что аффтарам таких сайтов неведомо, что как раз в апреле 1943 года отряды ОУН-УПА начали (при полной поддержке нацистов!) т.н. «Волынскую резню», в ходе которой уничтожили от 60 до 200 тысяч поляков, живших на Волыни до войны… Вот такое было «установление контроля над сельской местностью» - и уж на что благоволили варшавские братья Качиньские оранжевым наследникам ОУН в Киеве – а и они назвали-таки сей «подвиг» УПА-2 «геноцидом». И – никуда не денешься! – правильно назвали. Против фактов не попрешь…

Если только они действительно факты, а не выдумки, вроде сотен атак на немецкие опорные пункты…

Тут ведь вопрос простой – если бы таковые были, то хоть какие-то потери немцы бы в них понесли? И как-то эти потери зафиксировали в сводках-отчетах? Однако ничего подобного в немецких источниках не обнаружилось.

Когда председатель Союза советских офицеров Крыма Сергей Никулин послал запросы в немецкие архивы, то ответы получил очень краткие:

«Мы разыскивали информацию в находящейся в распоряжении у нас литературе, но к сожалению, не нашли никаких сообщений о потерях Вермахта из-за национально-украинских организаций Степана Бандеры и от ОУН-УПА» (это ответ из Исследовательского учреждения военной истории в Потсдаме).

«В нашем институте не имеется материалов о потерях Вермахта, нанесенных ему подпольными группами УПА в Западной Украине. Приблизительно летом 1943 года войска УПА начинали атаковать тыловые учреждения Вермахта, взяли немецких пленных и убили нескольких солдат, хотя в большинстве случаев немецких пленных отпустили» (это письмо из Военно-исторического научно-исследовательского института (Мюнхен).

При всей немецкой аккуратности мюнхенские историки так и не смогли сказать, сколько же нацистов германских стали жертвами нациков украинских. Сдается мне, что это потому, что таковых просто не было…

И уж совсем смешно выглядит на этом фоне такой пассаж современных почитателей УПА-2:

«В 1943 году ОУН и УПА окончательно потеряв веру в возможность договориться с Германией, начинают активное военное противостояние с немцами одновременно продалжая воевать с красными партизанами».


Господа свидомые! Ну не выставляйте же хоть сами себя на посмешище!

Вот только один из документов - разведотдел войск СС и полиции Украины докладывает 30 июня 1943 года о массовых нападениях отрядов УПА на польские деревни, столкновениях с советскими партизанами в районе Людвинополь-Березно. Но вот о военных действиях против фашистов в этом донесении говорится следующее: «Нападения на немецкие подразделения - редкость, вообще не было ни одного (!) случая, когда были бы ранены служащие немецкой полиции и военнослужащие вермахта...»

Что и не удивительно…

Вот что вспоминает член Центрального Провода ОУН Михаил Степаняк (Серый):


«...в 1943 году были изданы официальные приказы по УПА, запрещающие нарушать немецкие коммуникации, уничтожать немецкие склады оружия и продовольствия, нападать на немецкие подразделения даже в том случае, если они обессилены и отступают...»

А что до «потери веры в возможность договориться с Германией»… Вы же сами любите рассказывать о том, как геройски Степан Бандера сидел в концлагере Заксенхаузене… вместе с экс-премьером Франции Леоном Блюмом, бывшим канцлером Австрии Куртом Шушнигом и... экс-главой УПА-1 Василием Бульбой-Боровцом.

Да-да, после того как Николай Лебедь с Романом Шухевичем извели «Полесскую сечь» под корень, этот «атаман» оказался в тех же апартаментах, что и Степан Бандера: они сидели в 77 и 73-ей камерах бункера «Целебау»… Но сидели не слишком долго: уже летом 1944 года нацисты обоих отпустили. По глупости – не иначе, ведь как раз в это время Степан Бандера будто бы твердо решил «бороться на два фронта».

Однако вот как выглядела эта борьба на деле:

«На протяжении марта-апреля 1944 года я лично через своего подчиненного лейтенанта Винтерассена направил из Львова в Черный лес три раза по две грузовые машины с оружием. Там было всего 15 тонн различного оружия. Одновременно с тем, что я поставлял УПА оружие, отделения второго отдела при первой бронетанковой и 17-й армиях также получили указания о снабжении УПА оружием, и эту задачу выполняли систематически, направляя оружие в большом количестве» (из воспоминаний начальника 2-го отдела штаба оккупационных войск генерал-губернаторства гауптмана Юзефа Лазарек).

«…были приняты конкретные решения о сотрудничестве в разведке и тактике в борьбе с большевистскими бандами. Командир УПА получил оружие и боеприпасы...» (из рапорта офицера СД Неринга губернатору Галиции от 2.04.1944 года о встрече в районе Камянки с местным руководителем УПА по кличке «Орел»).

«Организация подрывной работы может быть выполнена только при помощи Украинской Повстанческой Армии. В районах, занятых русскими, УПА - единственный союзник. Поэтому укрепление УПА, снабжение ее оружием и обучение определенного количества людей отвечают интересам немецкой армии» (стенограмма выступления начальника абверкоманды-202 подполковника Зелингера на совещания руководителей абверкоманд 101-й, 202-й и 305-й армейских групп «Юг» во Львове 19 апреля 1944 года).

Вот так выглядела «освободительная борьба» по-бандеровски…

Скажи мне, кто твой друг…

В общем, если что и поражает стороннего наблюдателя в нынешнем бандеровском шабаше, то это именно его, скажем так, несвоевременность . Ладно бы свидомые считали историю УПА от «сичевиков» Василия Бульбы-Боровца – те хоть как-то хоть когда-то с немцами воевали… Но ликовать по поводу создания УПА-2 (то есть нацистской провокации, направленной на полное уничтожение «самостийности» украинского национализма и окончательное превращение его в гитлеровскую агентуру) – это что-то уж совсем за гранью здравого смысла…

Впрочем, здравый смысл и укронацизм – суть вещи изначально несовместимые…


ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ