Возмездие

Вернемся снова к тем трагическим событиям в Польше, о которых повествует Ян Герхард. Несмотря на предпринимаемые попытки Степана Бандеры навесить крылышки «демократии» на его кровавых опричников и замести следы их преступлений, но было уже поздно. Решительные действия тогдашнего польского правительства и его вооруженных сил, ускорили час возмездия над вояками ОУН-УПА. К сожалению, радость побед омрачалась и утратой лучших сынов польского народа.

Продолжение. Начало:

http://antifashist.com/time-line/19788-zalpy-iz-proshlogo-priznaki-ss-i-dejstvitelnost-chast-1.html

http://antifashist.com/time-line/19789-zalpy-iz-proshlogo-priznaki-ss-i-dejstvitelnost-chast-2.html

http://antifashist.com/time-line/19805-zalpy-iz-proshlogo-prizraki-ss-i-dejstvitelnost-chast-3.html

… Куренные и сотенные, как и их зарубежные главари, ошиблись, полагая , что зима поможет им пересидеть в норах и набраться сил для начала весенне-летней военной кампании. Зима 1947 г. наоборот оказалась союзницей польских войск. Фортуна отвернулась от УПА. Правительство все сделало для того, чтобы облегчить войскам выполнение их задач. Солдаты уже не вязли в глубоких снежных сугробах, которые в прошлом году затрудняли действия целых частей. Войска перешли на лыжи, с соответствующей экипировкой личного состава. Бандеровцам передвигаться практически было невозможно. На снегу оставались следы, по которым войска могли организовать быстрое преследование и, как следствие, выявлять местонахождение бункеров. В лагерях «Рена», «Байды», «Беркута», «Железняка» замаячил страшный призрак: голод. Благодаря выявлению и уничтожению в летне-осенней кампании войск бункеров и складов, продовольственная база бандитов была подорвана. Количество заселенных людьми сел в прошлом году значительно уменьшилось, многие села были сожжены бандеровцами.

Куренным фактически негде было брать продовольствия. Иссякли последние его запасы. Одновременно с голодом вспыхнули болезни. Сыпной тиф косил вояк ОУН УПА и в лесах и в сельских бункерах, где умирали и бандиты и крестьяне, заразившиеся от них. Войсковые операции, голод и болезни подорвали силы и дух бандеровских групп. Положение с каждым днем становилось для них все более катастрофическим. Маневренным группам погранвойск из Тисны удалось южнее Магурычного обнаружить лагеря «Гриня» и «Стаха».Во взаимодействии с войсковой артиллерией удалось вбить клин в боевой порядок бандеровцев и по очереди уничтожать группы бандитов. В одном из таких боев были убиты сотенные «Днепр» и «Стах».

…Зима подходила к концу. Скудные запасы продовольствия иссякли. Это побуждало оуновцев, пренебрегая грозившей им опасностью, вылезать из своих нор в поисках еды.

…Верхушка националистов как за рубежом, так и в Польше не хотела принимать во внимание тяжелое положение подчиненных им подручных палачей. Так, командующим группы «Сан» Орестом по указанию центра был издан жесткий приказ, который обязывал сотни перейти к активным наступательным действиям. Главари ОУН полагали, что это могло поднять боевой дух бандеровцев. Боевые действия польских вооруженных сил, голод, морозы, тиф и другие болезни сильно потрепали ряды вояк УПА. Курени не имели даже и половины личного состава. Самочувствие бандеровцев было упадническим. Тем не менее, по настоянию центра курени готовились к новым боям. Было очевидным, что главари и сам С.Бандера, слабо представляли реальную обстановку, сложившуюся, к началу 1947 года; не владеют точной информацией о материальном и моральном состоянии вояк ОУН-УПА. Они оценивали обстановку в Бещадах по карте и были заинтересованы в том, чтобы в «Закерзонском крае» обстановка была постоянно напряженной, чтобы продолжались боевые действия бандитов в этом регионе, вдалбливая в мозги головорезов мысли о том, что их действия станут составной частью ожидаемой ими мировой войны.

С наступлением весны бандеровцы приступили к своей излюбленной тактике разбойных нападений из засад на дорогах. Правительство Польши и его силовые ведомства прекрасно понимали и отдавали себе отчет, насколько много сил и средств отнимают бандитские формирования украинских фашистов, действовавших на востоке и юге страны. Это парализовывало работы по восстановлению народного хозяйства, подрывало веру населения в способность властей навести порядок в государстве и положить конец гибели населения после окончания мировой войны.

Ведшиеся боевые действия ОУН-УПА не давали возможности сократить армию, которая по количественному составу ложилась тяжёлым бременем на разрушенную экономику и бюджет страны. Исходя из этого, правительство и министерство обороны поручили генералу Каролю Сверчевскому (погиб от рук бандеровцев, о чем будет рассказано ниже) во взаимодействии с внутренними войсками возглавить операцию по окончательной ликвидации в 1947г. бандформирований ОУН-УПА на территории Польши.

Началась реализация масштабной операции оперативной группы «Висла». Шестая, седьмая, восьмая и девятая пехотные дивизии, комбинированные полки из четвертой и двенадцатой дивизий, оперативные соединения, состоящие из народной милиции, сапёрные и автомобильные полки, авиационная эскадра – все эти силы были брошены против бандитов. В Бещадах действовали также первая дивизия имени Костюшко и дивизия внутренних войск. Операцией руководил штаб, в состав которого входили люди, приобретшие опыт в борьбе с бандитами.

Воинские подразделения тщательно обыскивали каждый квадратный километр на местности. Обнаружены банды в районах Радзеевой, Яблонек, Тисны, Балигрода, Кривого, Гульского, Творильни и во многих других населённых пунктах. Целиком подлежали выселению те населённые пункты, где были вырыты подземные бункера и сёла, предоставлявшие убежища бандитам. Выселялось население и из других районов, где активно действовали банды ОУН-УПА. Поезда, доставлявшие войска, загружались в обратный путь жителями из эвакуированных районов. Это позволило одним ударом ликвидировать материальную базу бандитов – сёла, поставлявшие им продовольствие и предоставлявшие убежища. Курени «Рена», «Байды», «Железняка» и «Беркута» таяли, как снег весной. Смертельные удары были нанесены по сотням «Гриня», «Бира», «Бурлака», «Ластивки», «Хроменки», «Крылача» и др.

Автор не напрасно подробно перечисляет количество бандитских куреней и сотен. Читатель вправе знать и убедиться, что на территории чужой страны действовали не мелкие банды уголовников, а зловещая фашистская террористическая структура оуновцев, наводившая ужас на население и причиняющая огромный вред экономике Польши. Бандеровцам было уже нечего терять. Они не тешили себя иллюзиями о снисхождении и о начале новой освободительной войны. Они стремились протоптать себе тропы на Запад, чтобы попасть в американскую зону оккупации Германии. Это была их последняя стратегическая цель. Груз многочисленных военных преступлений побуждал их любой ценой спасать свои шкуры. В смертельной агонии оуновские фашисты устраивали зверства и вандализм. Пылали, подожженные ими сёла на территориях Любачова, Грубешова, Томашова Любельского - на севере и до Сянки - на юге; от Криницы, Ясла и Кросно - на западе и до Пшемышля. Тысячи хозяйств, подожженных агонизирующими бандеровцами изчезали в огне, уничтожались исторические памятники и культурные ценности. Так заканчивала свои действия бандитская организация Степана Бандеры.

За короткий промежуток времени только в районе Бещад было уничтожено 75% личного состава куреней. Во время операции «Висла» от нанесённых ударов курени дробились на мелкие подразделения, которые рассыпались на малочисленные группы, пытавшиеся спастись бегством за границу.

…Железный кулак сжимался. Советские и Чехословацкие погранвойска основательно укрепили свои границы. Подразделения Чехословацкой армии уничтожали группы бандеровцев, пытавшихся пробиться через их территорию в западную Германию. С помощью захваченных документов органы госбезопасности выявляли местонахождение нескольких предводителей банд ОУН-УПА, среди которых был «Орест» - Ярослав Онышкевич, один из первых организаторов этой преступной организации. Охваченные страхом, как дикие звери, группами и в одиночку бандиты устремились к чехословацкой границе. На минном поле закончилась жизнь Ивана Мизерного - куренного «Рена», который по фатальному стечению обстоятельств, подорвался на том же минном поле, на которое загонял польских солдат на верную гибель.

Польское командование уведомило чехословацких пограничников о намерении перейти их границу остатками сотни «Хроменки» и «Гриня». Когда двигающиеся цепочкой бандиты вошли в зону огня, им приказали сдаться. Идущий впереди бандит вытащил гранату, из которой выдернул чеку. Автоматная очередь по нему и взрыв гранаты прогремели одновременно… Пленные бандеровцы опознали убитого. Это был их сотенный «Гринь» наиболее колоритная фигура фашиста-изверга. Ещё несколько дней подразделения чехословацких войск преследовали оуновцев, пытавшихся добраться до границы с Германией. «Бурлак» и «Хроменко» были убиты, и такая же участь постигла многих их подчинённых. Так свершилось возмездие над отпетыми гитлеро-бандеровскими бандитами, терроризировавшими народы.

В ходе проведения операции по ликвидации украинских бандформирований понесла тяжелые потери и Польша. Тысячи жен и детей, отцов и матерей не дождались своих мужей и детей, сложивших головы в боях с бандами ОУН, в то время, когда после разгрома гитлеризма на земле воцарился мир. Особой болью отозвалась в сердце польского народа гибель выдающегося борца с фашизмом героя- интернационалиста генерала «Вальтера» -Кароля Сверчевского, снискавшего своими подвигами восхищение и любовь у народа и соратников по оружию из многих стран мира, воевавших с Гитлером и Франко в Испании.

Хотелось бы подробнее остановиться на воспоминаниях Яна Герхарда об этом замечательном человеке и обстоятельствах его гибели от бандеровских пуль. Мало кто из нынешнего поколения знает об этой легендарной личности, значительная часть жизни которой была посвящена борьбе с фашизмом.

Из энциклопедического словаря: «Сверчевский Кароль (1897-1947), заместитель министра национальной обороны народной Польши с 1946г, генерал. Участник Октябрьской революции в России. В период национально-революционной войны в Испании 1936-39, командир интернациональной дивизии (генерал Вальтер). Участвовал в организации Войска Польского (1943), командовал его 2-й армией (1944-45). Убит националистами».

Его богатый военный опыт лёг в разработку тактики войск при ликвидации вооруженных банд ОУН-УПА в Польше. Ян Герхард, знающий не со слов, а из личных наблюдений и рассказов соратников боевого генерала, раскрывает богатство души этого прекрасного человека, которому были присущи любовь к людям, скромность и храбрость. С теплотой автор описывает его человеческие достоинства. Одевался как всегда очень скромно, на мундире, сшитом из жесткого солдатского сукна, не было никаких орденских колодок.

В темных глазах его светились энергия и юмор, движения его были словно у молодого - живыми, бодрыми. За последние 30 лет он принимал участие во многих сражениях. В большинстве боёв, ему приходилось командовать десятками тысяч солдат, что накладывало на него огромное чувство ответственности за их судьбы и жизни. Не всегда его ждали награды и высокие чины. Было время, когда ему приходилось отвергать необоснованные обвинения в свой адрес, но он всегда выходил победителем, отстаивая элементарные понятия чести и достоинства. Ему претили чувство показной привлекательности. Его героические дела гармонично сочетались с его увлечениями искусством, литературой. Даже во время боевых действий он выкраивал время для посещения библиотек, мог преодолеть десятки километров ради того, чтобы посмотреть редкую картину. У большей части тех, кто ближе знал генерала Вальтера и у огромной массы солдат, его личность вызывала восхищение. Люди, видевшие его в повседневной жизни, утверждали, что это интереснейшая личность наших времён, чистейший и бескорыстный душой человек.

В отличие от других генералов, склонных к статистической оценке потерь личного состава, генерал Вальтер при планировании операции в первую очередь исходил из того, как сложатся судьбы его подчинённых. Даже западная пресса, далёкая от симпатий к коммунизму, описывая события в Испании и подвиги генерала, отзывалась о нем с теплотой и сердечностью.

…Перед началом операции «Висла» генерал Сверчевский лично хотел выехать на место предстоящих активных действий войск, изучить обстановку побывать в армейской среде, выслушать мнения от командиров до солдат.

Встречавшим его командирам частей он заявил, что приехал не с целью инспектировать, а выслушать доводы и предложения относительно предстоящей операции. Отказавшись от завтрака, он предложил немедленно выехать в Балигрод. Его «Опель» сопровождали два «Доджа» и «ЗИС» с солдатами. По дороге он решил заехать в Тисну, где находилась маневренная группа погранвойск. Сопровождавшие его офицеры отговаривали не ехать туда из-за плохого состояния дороги, на которой бандеровцы устраивают засады. Тем не менее, это не изменило намерений генерала. Он только пересел «Додж». Автомашины приближались к Быстрой. Недалеко от моста с горы с крутым спуском раздалась стрельба. Проскочить мост без предварительной проверки нельзя, т.к. бандеровцы могли его заминировать . Бандиты не раз так поступали, организуя засады. Несколько пуль прошили «Додж». Генерал вместе с офицерами выскочили к подножию горы в направлении позиций бандитов.

В засаде приняла участие банда «Гриня» и вояки из бывшей сотни «Стаха», насчитывающей 180 стрильцив. Со стороны же поляков было всего 30 человек, без учёта солдат с отставшего из-за поломки второго «Доджа».

Полковник Серпинский умоляюще-приказным тоном призывал генерала лечь или перебежать к подножию склона. Вместе с майором Гродзицким он попытался перебежать, но огонь бандитов пригвоздил их к земле. На повторный окрик Серпинского генерал не прореагировал. Он стоял один на шоссе среди оставленных машин, продолжая наблюдать за вершиной горы, откуда вёлся бандой огонь. Поручик Осецкий вскочил с пистолетом в сторону генерала, но тут же упал, сраженный бандитскими пулями. Командир батареи Калень, не спускал глаз с генерала, видел как вокруг того сыплются пули. Он определил место, откуда ведётся пулемётный огонь по генералу. Зажав в руках гранату, он начал подползать к пулемёту, но заметивший его автоматчик прошил его очередью.

Сверчевский, отдавая команды растянуть дистанцию между стрелками, продолжал стоять на шоссе… Потом он расстегнул плащ и мундир и стал что-то разглядывать на своей груди. Капитан Тишевский, сам раненый в ногу, подполз к генералу и спросил, не ранен ли он, но тот ответил, что его просто легко задело и просил, чтобы им не занимались. Застегнув мундир, он перешёл на левую сторону шоссе. Предвидя возможное окружение, он дал команду оставить у подножия прикрытие, а остальным переходить за ручей. Подходя к небольшим зарослям орешника у ручья, он неожиданно дернулся и стал оседать. Тишевский припал к нему, генерал открытым ртом тяжело хватал воздух. Лицо его побелело. Глаза были закрыты… Через несколько минут из-за поворота выехал отставший «Додж» с остальными солдатами. Огонь неожиданно умолк. Бандиты приняли подъехавшую машину, как подходившую колонну войск и спешно стали уходить. Кароль Сверчевский уже этого не видел. Это был его последний бой, который произошел в Бешадах… Последний бой и последняя дорога генерала Вальтера. Так погибла выдающаяся личность от рук фашистов, борьбе с которыми он отдал бóльшую часть своей жизни во имя грядущих поколений.

Борьба с фашистскими бандами ОУН-УПА не должна уйти в беспамятство, – говорит со страниц своей книги Ян Герхард. Растет молодое поколение, наверняка не знающее о тех событиях. Бешадскими тропами путешествуют туристы. Ежегодно молодые лыжники пробегают трассой «Генерала Вальтера». Находят в горах заросшие буйной растительностью следы сожженных сёл. Проходят по местам, где гремели выстрелы и лилась кровь. Находят могилы неизвестных солдат, благодаря которым силуэты виселиц на горе Галич больше не омрачают прекрасные пейзажи. Хочется, чтобы все они знали, что происходило в Бешадах… Эти мысли и побудили Яна Герхарда написать книгу «Зарева в Бешадах».

Окончание в части 5.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ