Может ли носить звание ученого историк, сознательно искажающий историческую правду на потребу нынешним интегральным националистам? Можно ли назвать политика с человеческим лицом, сеющего в массах человеконенавистнические инстинкты? И вообще, заслуживают ли уважения и доверия те, из власть предержащих, кто, оболванивая общественность националистической демагогией, призывает к примирению с фашистскими палачами?

Продолжение. Начало

http://antifashist.com/time-line/19788-zalpy-iz-proshlogo-priznaki-ss-i-dejstvitelnost-chast-1.html

http://antifashist.com/time-line/19789-zalpy-iz-proshlogo-priznaki-ss-i-dejstvitelnost-chast-2.html

После прочтения главы книги польского автора о леденящей душу сцене расправы бандеровских головорезов над пленными польскими воинами невольно возникают ассоциации с эпатажами «национально- свидомого» президента В. Ющенко, который вопреки человеческой морали и здравого смысла, решился духовно и идейно возродить призрак фашистского зверя Р. Шухевича, являвшегося на ту пору командующим бандформированиями бандеровцев. Именно того «Чупринки- Шухевича», который еще в преддверии войны заявлял, что, прежде всего нужно покончить с «поляками и жидами». Не удивительно, что вышколенные под командованием Чупринки в составе батальона «Нахтигаль» и других карательных подразделений оуновские опричники превзошли и немецких палачей. В ту пору даже гестаповцы, познавшие все тонкости экзекуции над человеком, с ужасом и отвращением писали о чрезмерной ( по их меркам) жестокости украинских наци. Именно на своей земле по отношению к своему народу бандеровщина во всей полноте проявила человеконенавистнические постулаты донцовского декалога, в принципы которого были заложены задолго до появления «Майн кампф» Гитлера.

Я не ставлю своей целью давать подробный анализ истории зарождения этих бандитских постулатов, поскольку читатель об этом может узнать из источников, на которые будет делаться ссылка в нижеследующем изложении данного материала. Приводимые факты зверских преступлений бандитов ОУН-УПА на территории Польши дают наиболее яркое подтверждение воплощения кровавых принципов декалога украинских фашистов на практике.

Сегодня же здоровым, трезвомыслящим силам Украины нужно акцентировать свое внимание на очевидном уже для всего мира факте, свидетельствующем о том, что не высохшая от крови эстафетная палка бандеровщины подхвачена украинским неофашизмом, водрузившим этот зловещий символ в высшем органе власти страны - Верховной Раде.

Что этому предшествовало - говорилось немало, но достаточно сослаться на одну из многочисленных деталей причин возрождения фашизма, чтобы понять, кто обильно унавоживал почву, чтобы метастазы нацизма дотянулись до наиболее важных частей государственного механизма. Речь идет о мало освещенном в СМИ событии. В одном из сел на Ивано-Франковщине в августе 2010 г. был открыт памятник автору «заповедей» интегрального национализма С. Ленкавскому при стечении галицких ветеранов ОУН-УПА, местных властей и священнослужителей. Заметьте, легально, на глазах центральной власти, и пальцем не шелохнувшей, чтобы пресечь расползание фашистской идеологии по стране!?

Нынешние псевдоисторики и конформисты, да и новоиспеченные украинские неофашисты, всячески изворачиваются и подстраиваются под стоящую на позициях радикального национализма политическую элиту, пытаясь вопреки исторической логике изобразить родившийся фашизм как некое новое демократическое явление в поствоенной Европе. Последняя же и особенно Польша, безразлично взирают на то, как украинский национализм из кожи вон лезет в стремлении доказать, что именно ему принадлежит приоритет, а не Гитлеру в зарождении фашизма. Неспроста властная элита стала вытягивать на свет божии и популяризировать Петлюру, родоначальника кровавых еврейских погромов, тактику которых позднее переняли и усовершенствовали Гитлер и Гиммлер. Так что впору украинским националистам хоть бери и судись , обвиняя Гитлера, «Мойн кампф» которого вырос на дрожжах донцовского интегрального национализма.

По всей видимости, президент Ющенко полагал, что его инициативу могут перехватить неонацисты в Германии, канонизировав нацистских преступников, поэтому поспешил канонизировать и увековечить «мощи» убийц Бандеры и Шухевича.

Ни один политолог, какой бы он ни придерживался политической ориентации и симпатии, до сего дня не осмеливается поставить диагноз обществу, которое методично оболванивается и зомбируется националистическими мефистофелями, в результате чего болезненное состояние нынешних поколений вылилось в синдром управляемой памяти.

Манипулирование информационными технологиями этих мефистофелей направлено, прежде всего, на то, чтобы процесс распада общественного сознания приобрел необратимый характер. Утраченный иммунитет и неспособность различать добро от зла и соответствующий им симптом равнодушия, говорят о том, что до конечной цели галицких демократов загнать народ , которому уготована роль безмолвного стада, в отстойник для забоя- не так далеко. На цивилизованном языке это называется фашистским геноцидом.

Неспроста культ предательства с дьявольской методичностью навязывается всеми телеканалами, как ритм метронома вбивается в уши слушателей радио, пестрит на страницах большинства газет и журналов. И как ни печально, немалая заслуга в расползании националистического угара по стране принадлежит вчерашним коммунистическим функционерам, внесшим неоценимый вклад в раздувание антикоммунизма, но со специфической окраской, оправдывающей предательство тех, кто ныне стоит у руля власти.

Больное общество, к всеобщему стыду, стало пренебрегать давно известной миру истиной, что человек, легко изменивший одному делу и идее, с такой же легкостью изменит и другой идее, предаст друзей и соратников.

Вот почему каждый, ощущающий себя гражданином и патриотом Украины, должен, прежде всего, спросить у самого себя: можно ли простить этих предателей, возродивших бандеровских извергов, на руках которых не высохшая кровь сотен тысяч, украинцев, русских, белорусов, поляков, евреев, расстрелянных, сожженных заживо этими недочеловеками?! Эти мысли пронизывают всю книгу Яна Герхарда.

За стремления донести правду украинцам отдал свою жизнь историк Виталий Масловский. Его работы насыщенные историческими фактами изобличающими преступления украинских националистов, словно по следу, ведут читателя в Польшу, где кровавый почерк бандеровцев не претерпел изменений. Тот же звериный облик, те же донцовские и нацистские догматы, воплощавшиеся в Украине, перекочевали на польские земли.

…В 1946 году бандиты ОУН-УПА имели ещё достаточно сил, чтобы безнаказанно творить террор и бесчинства, особенно в районах, не контролируемых войсками. Запуганное террорами население, устремилось к границам СССР в надежде найти там кров и защиту. Для оуновцев это означало, что из-под их ног уходит почва, позволявшая грабить население, пополнять продовольственные запасы. Каждый житель Бещад даже на словах, выражавший желание выехать в СССР, приговаривался к смерти.

Под Творильней сотня “Бира” из засады расстреляла колонну окрестных жителей, направляющуюся в сторону границы. Крики, стоны людей, рев скота заглушали автоматные очереди. Спокойно без дрожи в голосе отдавал команду своим подручным палачам, бывший священник, сотенный “Бир”. С наступлением теплого времени банды УПА активизировали свою деятельность на железнодорожном транспорте, стремясь парализовать коммуникации как стратегического, так и хозяйственного назначения. Сотня “Стаха” под Врублином захватила пассажирский поезд, идущий из Кракова. Словно саранча, в мундирах разных армий с эмблемами тризуба, свора бандеровцев начала грабеж. С одного из вагонов бандиты вывели милиционера и партийного работника. Милиционеру приказали снять мундир, а партийному работнику съесть партийный билет. Когда оба отказались выполнить приказ – их повалили на землю и стали избивать ногами. Но и после этого они отказались выполнить прихоть извергов. Обеих хладнокровно застрелил лично сотенный “Стах”, а ещё четырех людей расстреляли другие бандиты.

…Командование вооруженных сил Польши пришло к выводу, что необходимо менять тактику преследования и ведения боя с оуновцами. Подразделения внутренних войск и пограничников, стали практиковать рейды в ночное время, менять маршруты, не задерживаясь в населенных пунктах, где имелись осведомители бандеровцев. Это позволило в короткое время нанести ряд чувствительных ударов по куреням вояк УПА. Это вселяло надежды местному населению на защиту от набегов и грабежей. Бандитам стало трудно взимать контрибуции с селян.

…Бандиты также приняли решение переходить к новой фазе действий, к чему их обязывала директива группы “Сан”. Вот что гласила эта письменная директива.

“Все лагеря, состоящие из шалашей или лесных домов должны исчезнуть. Их надлежит заменить подземными бункерами, тщательно замаскированными. Место лагеря не должно быть заметным для неприятеля, даже если он в нем находится. Бункеры строить под землей с двумя отделениями. Каждое тщательно маскировать. Если противник зайдет в одно, не должен найти другое… В селах, оставленных жителями приспособить под бункеры под полами, в колодцах…Прилагаем эскизы и чертежи”.

В другой директиве бандеровцев, перехваченной органами госбезопасности, предписывалось не ослаблять карательных действий против местного населения. Так, то приказу “Рена” сотне “Бира” была поручена карательная операция в одном из сел, где жители выражали недовольство действиями оуновцев. В окруженном тесным кольцом бандеровцев селе головорезы развязали кровавую оргию.

В течение нескольких часов село перестало существовать. Жителей мужского пола каратели заперли в одном сарае, а женщин – в другом. Первых расстреляли из автоматов прямо через стены. Стреляли до тех пор, пока не умолкли стоны умирающих. После этого бандиты обложили сарай соломой и подожгли. В отношении женщин бывший священник “Бир” приказал провести так называемую “селекцию”. Молодых женщин вытащили из сарая, а пожилых и детей повторно замкнули и расстреляли таким же образом, как и мужчин. Женщин и девушек разобрали по нескольким домам, где над ними совершали акты насилия. Немец, штабсартц Кемперер цинично это назвал “пятнадцатиминутной сексуальной гигиеной”. Выстрелы из пистолетов и автоматов ставили крест на завершении этой “гигиены”.

С диким восторгом из копны соломы они извлекли, нащупав штыками какую-то старушку с маленьким ребенком, прятавшихся там от бандеровцев. Ребенка тут же, раскачав, бросили в огонь догорающего сарая… Честно исполнил “христианский” долг слуга божий, экс-священник “Бир”. В числе расстрелянных оказался даже сельский проводник ОУН. Это соответствовало предписанию: проводник им уже не был нужен, раз село перестало существовать, а лишних свидетелей не было смысла оставлять в живых. Коль зашла речь о мерзком персонаже – экс-священнике, сотенном “Бире”, хотелось бы заострить внимание читателей на том, какую роль играла греко – католическая церковь в деятельности ОУН-УПА, ставшая неразрывным звеном в воинственном украинском национализме…

А пока вернёмся к не столь давним событиям, произошедшим на Украине. 14 октября 2005 г., Киев. Получившие благословение отцов Греко-католической церкви, съехавшиеся из западных областей Украины экс-эссесовцы в фашистско бандеровских регалиях, намеревались провести шествие по центральным улицам столицы. В колонне неонацистов почётное место отводилось священникам, шедшими в ногу с недобитыми выродками ОУН-УПА. Противниками национал-фашизма были выставлены заслоны на пути фашистов. Чем закончилась стычка с бандеровцами, освещалось в СМИ. Подобное совершалось в последующие годы и в Харькове. И опять впереди толпы недобитых бандитов шествовали в рясах « святые отцы» под хоругвями греко-католической церкви.

Теперь уже не секрет, что в западных областях местные власти и униатская церковь сделали всё, чтобы фашистский шабаш вылился в торжество идей интегрального национализма. С участием «слуг божьих» и по сей день не проходит ни один фашистский шабаш во всех городах Галичины, что свидетельствует о срастании униатства с радикальным национализмом, оголяющего корни альянса католицизма с фашизмом времён митрополита А. Шептицкого.

Роли клерикалов в деятельности ОУП-УПА отводится много страниц в трудах В.Масловского и книге В.Полищука «Горькая правда : преступления ОУН-УПА (исповедь украинца)”.

Гражданин Канады В.Полищук, уроженец Волыни, отмечает, что он не коммунист и не националист. За грехи отца-петлюровца в 1940 г. он сам был репрессирован. Его книга, как подчёркивает В.Масловский, это поистине поражающая исповедь честного украинца, которому стыдно за преступления тех, кого в прошлом и настоящем называли и продолжают называть „щирими українцями, національно свідомими”, хотя у них руки в крови поляков, евреев, русских и украинцев. В.Полищук подчеркивает, что стыдно и за Украину, земля которой родила таких преступников, стыдно и перед польским народом, которому причинено столько неимоверного горя.

Говоря, в частности, о вкладе клерикалов в воплощение в практику десяти заповедей украинского национализма (декалог), В. Полищук подчёркивает, что «между итальянским фашизмом и украинским национализмом только та разница, что итальянский фашизм не поддерживала католическая церковь, в то время как в Галичине, произошло почти полное сращивание униатской церкви с ОУН, среди известных деятелей которой многие происходили из семей священников (С.Бандера, Я.Стецько), а некоторые даже были священниками (о. Иван Гриньох). Отсюда и проистекает, ставшая традицией у оуновцев церемония присяги не на кресте, не на Библии, а на револьвере, что означало смерть за “измену организации”,- пишет В. Полищук. Хорошо, и даже образно перекликается утверждение упомянутого автора с описываемой Яном Герхардом церемонией водружения на рождестве в селе Миклове вояками ОУН-УПА „креста победы”.

…Сброд из оуновцев, немцев, французов из бывшего легиона Петэна, бельгийцев из “СС-Валония”, венгров из полиции Шалаши и румын, составлявших одну треть личного состава бандитских групп был выстроен по случаю указанной торжественной акции. Это действо прибыли освещать нелегально проникшие из Западной Германии английские журналисты Джон Картисс и Дерен Робинсон. Над строем развевался флаг с тризубом и неслась песня Ивана Мазепы:

Nechaj wiczna bude slawa.

Ze prez szabli majem prawa!

Как марш звучали слова: “…скоро миллионы будут маршировать под знаком тризуба, который будет развеваться на просторах от Дуная до Волги и Каспийского моря…” Со ступенек сооруженного алтаря к собравшимся обратился капеллан куреня “Рена” Малотый, в проповеди которого речь шла о наступлении скорой победы, о великой миссии, выпавшей на долю Бандеры, о западных союзниках, поддерживающих УПА. Дальше, как показывали арестованные бандиты и захваченные документы, происходило следующее. Капеллан принял из рук старосты деревянное блюдо, на котором лежали бутылка и бумажный свиток. Развернув его (содержание подлинника воспроизводится) Малотый стал читать:

“Дано в Миклове, года господнего 1945, в день Святого Вечера через войско раба Божьего Ореста, куреней “Рена”, сотни “Гриня” несгибаемых рыцарей в борьбе против сил пекла. Этим актом стрельцы великой Украинской Повстанческой армии обещают быть верными до конца великому делу. Обещают отдать свою кровь и жизнь во имя этого дела, клянутся выполнять слепо и беспрекословно приказ своих командиров…Аж до победного конца. И поэтому сейчас мы предаем земле нашей святой этот акт, чтобы на все времена он остался свидетельством их верности и преданности. Одновременно этот документ святой будет подтверждением того, что эти события происходили на земле, в которой навсегда погребены большевистская Польша и Россия. Так будет и здесь и везде, от Дуная до Каспийского моря, от Черного моря до Припяти. Помоги нам Боже. Аминь.”

Главари курений и сотен по очереди подходили к алтарю и оставляли свои подписи на прочитанном ксёндзом тексте. Гусиные перья, специально подготовленные для этого случая, окунали в бутылку, наполненную кровью зарезанного ягненка. Малотый свернул эту бумагу в свиток, затолкал его в бутылку. Неся ее на подносе, обошел ряды бандитов, которые целовали её, склонив головы. Вернувшись на алтарь, капеллан опустил эту бутылку в яму, вырытую возле звонницы, а двоё бандеровцев укрыли ее желто-блакитным флагом со знаком тризуба. Завершилась эта церемония водружением на этом месте огромного березового креста. Заканчивалась эта фашистская вакханалия возгласами: Бандера! Бандера! Бандера! Подобные акты “закапывания Польши” вояками УПА проводились и в других местах, где также освещались священниками. После прочтения «Зарева в Бещадах» Яна Герхарда мне представилась возможность на конкретных фактах и примерах убедиться, с какой «оккупацией» Украины и на чьей территории воевали бандеровцы, подразделения которых с хорошо отлаженной структурой руководства боевыми действиями, включая активное использование неотъемлемой для этих банд зловещей надстройки. Каковой являлась СБ – «Служба безпеки». Но об этом речь пойдет несколько ниже. Описываемый Герхардом обряд закапывания бандеровцами Польши довольно образно иллюстрирует филетизм – срастание клерикалов с радикальным национализмом, что характерно для украинского интегрального национализма.

Практически во всех более-менее крупных соединениях ОУН-УПА принимали участие духовные защитники бандитов – полевые капелланы, наставлявшие и благословляющие «славетных сынив» на убийство мирных жителей, сопровождаемые жестокими пытками, насилием, разбоем и грабежом. В основном все причисленные к сотням и куреням «святые отцы» с оружием в руках брали участие в боевых и карательных операциях бандитов. Об этой стороне не говоря о коллаборационистской направленности униатства во главе с А. Шептицким, нынешние фальсификаторы истории и адепты ОУН «стыдливо» замалчивают.

Вне всяких сомнений, введенный институт капелланства в системе Министерства обороны Украины, будет достойно воплощать его директиву о воспитании армейской молодежи в духе «боевых» традиций «славетных воякив» ОУН-УПА.

Возвращаясь к упомянутой церемонии непростительным было бы не упомянуть о том, в какую идейную оболочку нынешний национализм нарядил Украину. Речь идее, прежде всего, о символах государства и его гимне. По логике вещей эти атрибуты должны отражать не только лицо страны, но и преемственность ее наилучших исторических традиций, которые характеризуют их и определяют цель державы. Энциклопедическое толкование и разъясняет как, для чего гимн является торжественной хвалебной песней в честь богов и героев, что эта песня приносится как символ государственного и классового единства.

Каковы исторические традиции раскрывает современный гимн, к каким корням уходят его слова «… вид Сяну до Дону» - нетрудно догадаться, если бандеровцы этим песнопением сопровождали «закапывание» Польши, увенчав эту церемонию желто-голубым флагом с тризубом.

Не здесь ли, как впрочем, и по другим описываемым в книге событиям, нужно искать ответ на вопрос: почему поляки не любят украинцев?

Мне, кстати, в 1995 году на границе пришлось быть свидетелем, когда польский пограничник по внутренней связи громко прокричал своему коллеге: «Юрек, здесь можно полвагона «тризубов» высадить!» Так поляки называют пассажиров с украинскими паспортами, обложка которых увенчана тризубом, напоминающим его содружество со свастикой. Ведь именно под этим символом в сочетании со значком SS «Галичина» бандеровцы топили в крови местное население в Польше, учинили массовую резню поляков на Украине. Печать с тризубом на немецких «аусвайсах» отправляла на каторжные работы в Германию сотни тысяч граждан Украины, ставилась на приговорах оккупационных судов, отправляя на тот свет миллионы людей.

Тризуб и нынешний государственный флаг осеняли дикие еврейские погромы Петлюрой, предательство Украины гетманом Скоропадским. В тесной увязке с фашистской свастикой эти символы сопутствовали клятве на верность Гитлеру 30 июня 1941 года на площади перед оперным театром во Львове.Под той символикой сегодня по Украине маршируют недобитые вояки ОУН-УПА, разжигается межнациональнуя рознь, совершаются акты вандализма. А это, к сожалению, уже не косвенное, а прямое подтверждение того, что правящая элита в стране взяла прямой курс на фашизацию государственного устройства с вытекающими отсюда трагическими последствиями.

Неизвестно прочтет ли данную публикацию харьковский «служитель божий», освещавший место для предполагаемого памятника фашистам, но те, из церковнослужителей, кто ознакомится с ней, может сделают соответствующие выводы о том, кто и во имя чего втянул церковь в далеко небезопасные политические игрища.

Как и в годы фашистской оккупации в Галичине “Меч и крест” – символизировали фашистско-националистическое движение, так и сегодня, как предостерегает В.Масловский, “образовывается мощный альянс с националистами, так называемый “филетизм” (клерикальный национализм), как симбиоз этих двух явлений. Николай Конрад (1876-1941), священник, профессор философии и социологии, видный клерикальный националист, идеализировавший идеи Донцова наилучшим образом раскрывает суть альянса церкви с фашизмом: “Чин до чину, хоч би це був огонь, землетрус, чи страшний суд, хоч би він окупався сльозами і кров’ю мільйонів” Не эти ли разоблачения, послужили причиной подлого убийства В.Масловского?

…К исходу 1946, началу 1947 г. в сотнях бандеровцев, как свидетельствует Ян Герхард, почти треть личного состава составляли иностранцы, значительное число которых составляли немцы. Это были в основном эсесовцы и каратели. При отступлении войск вермахта они составляли замыкающие эшелоны, поэтому часто отсекались от основных подразделений, оставаясь в тылу наступающих войск. Попавших в поле зрения банд-формирований ОУН-УПА солдат и офицеров вермахта и эсесовцев бандеровцы разубеждали пробиваться через фронт к своим частям. С точки зрения оуновцев это было логично: военнослужащих вермахта ждали лагеря военнопленных, а бывших эсесовцев, трибуналы, судящие их как военных преступников.

Для оторванных от своей родины, лишенным газет и радио немцам и другим иностранцам, будущее представлялось темным, как дремучий лес. Они брезговали всей душой бандеровцами, но не хватало мужества выразить это открыто. Это могло им дорого стоить, так как многие из них знали, не по словам, а на деле, с какими жестокими и коварными «союзниками» они имеют дело. Попадавшие в плен польской армии немцы, пытаясь выторговать право на жизнь, с поспешностью давали показания о дислокации бандитских бункеров, о базах продовольствия и вооружения и намечаемом строительстве объектов базирования бандгрупп. Полученная информация в совокупности с измененной тактикой борьбы с бандами позволила польским вооруженным силам нанести ряд чувствительных ударов по украинским националистам.

Наступившая осень 1946 г. принесла также и трагические плоды … Много солдат и офицеров польских войск полегли уже после окончания мировой войны, что ещё больше усиливало горечь родных, близких, товарищей по оружию. Власть Балигрода специально для погибших в боях с ОУН_УПА воинов выделила аллею, где на скромных братских могилах поставили временный березовый крест, на котором была сделана в стихах надпись:

“Прохожий! Посмотри на этот крест,

Который польские солдаты вознесли ввысь,

Преследуя фашистов через горы и скалы,

Во имя тебя, Польша, во имя твоей славы…”

В осенние дни 1946 г. правительством Польши была обнародована амнистия, которая распространялась только на уголовный бандитизм. Амнистии не подлежали бандформирования ОУН-УПА, которые объявлялись военной преступной организацией в духе вынесенного Нюрнбергским трибуналом приговора объявлявшего фашистские формирования преступными. Этот шаг польского правительства вызвал животный страх у оуновцев, и опасения Главного Совета, возглавляемого Бандерой, что их бандформированиям в Польше скоро наступит конец. Опасения действительно оказались не напрасными. Народ Польши все больше и больше убеждался в том, что ОУН-УПА на самом деле является фашистской организацией доказавшей не только зверствами свою фашистскую суть, но и то, что в её рядах находилось много эсесовцев и пособников Гитлера из других стран.

Обвинения в том, что воины ОУН-УПА являются фашистами, можно было ещё как-то опровергнуть, оседлав излюбленного конька- „антикоммунизм”. Хуже обстояло дело с немцами, нашедшими прибежище под знаком тризуба, что вынудило ОУН под давлением фактов выкручиваться и доказывать обратное. Говорить и доказывать, что немцев в УПА нет – бесполезно, ибо такие доводы исключались, так как легко опровергались. За рубежом слишком много имеется журналистов, которые документально могут подтвердить факт об участии бывших эсесовцев в УПА… Отпустить их в Германию означало бы окончательно подорвать репутацию ОУН-УПА в глазах народов: отпущенные немцы наверняка расскажут прессе и общественности , чем занимается УПА… Мало того, они могут привести документальные факты, что вообще недопустимо… Тем более, что такие свидетельства могут представлять сами эсесовцы фюрера… А это полная компрометация.

Главари ОУН долго не останавливались на размышлениях и колебаниях. В таких делах они имели огромный опыт.Приняли решение и постановили: немцы и другие иностранцы, находившиеся в рядах УПА должны исчезнуть, должны пропасть так, чтобы исключить возможность доказательств, что они составляли значительный процент личного состава в куренях… Все следы пребывания там иностранцев должны быть уничтожены…И тогда никто не сможет утверждать, что украинское националистическое движение является фашистским и собирает под своим знаменем бывших гитлеровцев.

С директивой Степана Бандеры его курьер ”Голодомор” ознакомил краевой провод во главе со “Стягом” и „Орестом” , а также главарей группы „Сан”. Ими было принято, разработанное в деталях решение, что все немцы и иностранцы подлежат ликвидации. Эта “операция” должна быть проведена одновременно во всех куренях и сотнях с соблюдением строжайшей конспирации, с привлечением к этой акции наиболее преданных стрильцив.

Для их ликвидации придумывались правдоподобные предлоги и обвинения в тяжких преступлениях, например такие: намерение совершить групповое дезертирство, саботаж приказов, разглашение и передача противнику секретной информации…В целях конспирации, согласно директивы центра ОУН запрещались какие-либо письменные указания и инструкции, а тем более приказов. Вынесение решений и их исполнение , начиная от высшего командования и кончая низшими звеньями выполняются только на основании устных распоряжений.

Связники центра, доводя эту директиву куренным и сотенным, обосновывали решение принятое Степаном Бандерой, как “демократическое направление”, придающее УПА характер демократической организации, где недопустимо пребывание гитлеровцев. Эти же курьеры доставили из центра заранее изготовленные там красочные листовки, в которых писалось о том, как ОУН-УПА ликвидирует на территории своих действий бывших гитлеровцев и военных преступников разных национальностей, скрывающихся в Карпатах. Ловко было придумано! Ещё ликвидация не началась, а статьи и листовки уже появились … Что значит школа гитлеровских палачей и провокаторов! Ликвидация своих же, немецких соратников по духу и оружию, происходила в соответствии с чётко разработанным планом. С немецкой пунктуальностью! В сотне «Гриня» процесс бандеровской «демократизации» прошел очень гладко. Эсесовца Хайнца расстреляли перед строем, обвинив его в воровстве у своих коллег, хотя тот клялся что за всю свою жизнь ничего не украл. Француз Рено из Лиона получил пулю в лоб якобы за заражение других венерической болезнью. Восьмерых немцев повесили, обвинив их в подготовке к дезертирству. На тот свет «Гринь» лично отправил своих 14 иностранных подельников. В сотне «Стаха» были повешены 8 немцев. Показательные казни 20 бывших эсесовцев в своей сотне устроил экс-клирик «Бир».

Зимой 1947г. жителям районов, примыкающих к горе Галич и её склонам, представилась жуткая картина. Живописная местность омрачалась бандеровскими виселицами. На трупах, снимаемых с виселиц, были привязаны картонные таблички с надписями, гласящими, что они были казнены ОУН-УПА, как фашистские преступники. Пленные бандеровцы среди казненных опознавали бывших своих верных и преданных до последних дней стрильцив УПА-немцев и других иностранцев. Вот таким, довольно оригинальным и простым способом, ОУН-УПА превратилась в «демократическую организацию». Дабы избежать в дальнейшем каких-либо дополнительных нареканий и недоразумений, теперь уже в письменной форме, устанавливался запрет на ношение отличительных знаков «СС Галичина», фашистской свастики, гитлеровских орденов и медалей. Отпетые «поборники демократии» обязали даже изменить псевдонимы «Резуну» и «Гайдамаке», которые резали слух и ассоциировались с кровавыми деяниями. Нарушителей указанных приказов и предписаний предавали избиениям шомполами, подвешивали за ноги, опускали в ледяную воду. Зато нынешняя Украина демонстрирует мировой общественности трепетное почитание «героических подвигов» резунов и гайдамак.

В бандеровско-эсесовской униформе c регалиями, орденами, медалями и символикой «СС Галичина» - сегодня уже на глазах украинской и мировой общественности можно увидеть престарелых бандитов, марширующих в колоннах созданного ими детища УНА-УНСО. В руки оболваненной молодежи всучивают оуновские штандарты, натаскивают её навыкам приветствия на нацистский манер.

…«Диву даёшься! Разве встретишь где-нибудь в Европе памятники фашистам, улицы и площади имени Геббельса, Розенберга, Гитлера, Муссолини, Морраса или Франко? Нет. А во Львове есть и «Клуб им. Д. Донцова, и улица имени Донцова и продолжаются в среде новых националистов традиции Донцова. Одним словом, сегодня в националистической Галичине донцовщина ярко процветает», - пишет В.Масловский. В «Заревах в Бещадах» Яну Герхарду на фактическом материале удалось показать читателю, какие принципы исповедовал украинский фашизм на территории другого, суверенного государства. Там, во всей полноте, раскрылась человеконенавистническое нутро украинского интегрального национализма, поборник которого М.Сциборский ещё в 1935г. в своей книге «Нациократия» писал, что «…фашизм - это, прежде всего национализм…» Пожалуй, можно с ним согласиться, когда он, словно глядя на нынешнюю Украину, пишет: «Их (фашистов) идеи, науку и опыт обязана использовать украинская нация в процессе своей «державницкої розбудови”. Использование этих ценностей до полного национального будущего является одной из «задач украинского национализма..»

«…Палають вогні... йдуть ряди, гримлять ряди й купаються в крові, гартуються в огні. Вогонь і кров, життя та воля, смерть палахкотить у їх грудях... Чуєш крик-Зіг Хайль! Зіг Хайль! Зіг Хайль!”, приводит в своей книге В.Масловский призывный клич одного из националистических авторов тех времен. Сегодня подобные жесты и призывы «Смерть ворогам», сопровождают все тягныбоковские факельные шествия. Причем, безнаказанные... А как же иначе? Власть разрешает эти сборища - власть и охраняет. На этом зловещем фоне поглощения фашизмом всего государственного механизма Украины, грозящего перешагнуть за ее границы, довольно странной выглядит позиция официальных властей Польши, которые заявили о том, что их страна выступает в роли адвоката Украины, забывая о том, что выпестованный ею же в 20-30-х годах XX века украинский интегральный национализм принес и самим полякам неисчислимые бедствия. Тогда это объяснялось антисоветским и антикоммунистическим курсом правящей верхушки Польши против СССР. Задумывается ли над этим власть Украины, что и при нынешнем раскладе политических систем в мире, ей уготована роль агрессивной пешки в том же, восточном направлении?

Продолжение в части 4.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ