Языковой вопрос вновь может оказаться темой спекуляций. На этот раз со стороны ультраправых, неугомонно напоминающих о том, что героями Украины были только национал-фашисты, а древнее украинского языка - только средства общения Инков с Майя.

Кот Матроскин был философом еще почище Гегеля. Он совершенно резонно заявлял, что для того, чтобы продать что-то ненужное, сначала надо купить что-то ненужное...

Если продолжить эту мысль в духе бородатых последователей старика Гегеля, то вполне можно прийти к выводу, что для того, чтобы ругать всякого рода слуг народа, их надо сначала нанять (кормим-то всю эту братию мы), то бишь избрать.

Где-то в глубине души теплится надежда, что хоть кто-то из этих наемников политического труда свои «минимальные зарплаты» отрабатывает не за страх, а за совесть. Но эти «кто-то» чаще всего остаются неидентифицированными ввиду то ли их природной скромности, то ли крайней степени виртуальности. Большинство украинских парламентариев напоминают персонажей хоть и анекдотической, но совершенно реальной истории об американских физиках-теоретиках, которые в 60-х годах прошлого века, желая получить от своих отечественных нардепов деньги на совершенно непонятные для непосвященных и внешне скучные исследования, представили конгрессменам занимающее целую стену суперустройство, будто сошедшее с экрана фантастического фильма. На панелях этого «пульта управления космолетом», за которым с крайне сосредоточенным видом сидели несколько операторов в белых халатах и что-то непрерывно переключали и регулировали, мигали россыпи разноцветных лампочек, на дисплеях мелькали какие-то цифры, схемы и синусоиды. Все это к тому же гудело, жужжало и пикало. Американские парламентарии ничего не поняли, но были впечатлены и дали денег. Причем даже больше, чем просили физики! На самом же деле все это было не более, чем впечатляющей бутафорией. Главное функцией суперящика было именно мигать, гудеть, ничего не измерять и поражать воображение.

Основы рекламы и пиара наши разноцветные политические кнопкодавы усвоили на отлично. Дабы показать свою значимость и крайнюю полезность, а также подтвердить, что они не зря ежемесячно получают суммы, на которые среднестатистическая украинская семья может безбедно существовать год, они начинают называть презираемый ими электорат и налогоплательщиков украинским народом и изобретать очередные законы. А законов этих за 20 лет независимости от здравого смысла и независимости народа от властей предержащих накопилось, наверно, больше, чем судебных прецедентов, на которых основано так называемое островное законодательство, с момента создания Британской империи. Той самой, которая «рулит». А для хранения британских законов требуется шкаф весьма немалых размеров. На этой благодатной почве несметного количества украинских законов, постановлений, указов и распоряжений со вкусом пасется упитанное стадо судей, чиновников, юристов и прочих правозащитников. А как без них, если чуть ли не ежедневно плодовитые нардепы и кабминовцы выдают какой-нибудь новый закон или подзаконный акт? И не беда, что он может противоречить какому-нибудь другому, рожденному ранее закону или даже Конституции. Конституционному суду ведь тоже работа нужна. А верховенство права – это всего лишь сказочка для обывателей и юристов-первокурсников. Главное же в «конвейерном производстве законодательной продукции» – не обидеть маячащий за спиной бизнес (тогда тот тоже не обидит взаимно), а для души протолкнуть что-нибудь патриотично-идеологическое, даже если это что-нибудь пребывает на грани шизофренического бреда. Основа пиара – это вовсе не то, что ты говоришь, а то, с каким видом ты это делаешь. Нужно, как упомянутый «космический ящик», мигать, гудеть и пищать, надувать щеки и всем своим видом демонстрировать важность, умность и убежденность. Кстати, этим приемом пользуются не только профессиональные политики, но и профессиональные мошенники. И тех и других мне в своей бурной жизни пришлось видеть немало. Отличить одних от других порой бывало очень непросто.

Впрочем, чтобы не быть голословным, приведу совсем свежие примеры.

Не успели с облегчением вздохнуть луганские областные депутаты, которым суд таки позволил говорить и писать на русском языке, как 18 августа нунсовец Вячеслав Кириленко по какому-то странному совпадению уже в который раз разродился проектом закона о запрете сужения сферы применения украинского языка. В который раз – потому что аналогичный законопроект с тем же самым названием он подавал на рассмотрение в марте 2010 года. Тогда это как-то странно почти совпало с заявлениями луганчан о желании вести деловодство на родном для многих жителей области русском языке. А еще тогда законодательную инициативу Вячеслава Кириленко вежливо, но с треском прокатили эксперты, и даже председатель профильного комитета по вопросам культуры и духовности (даже такой есть!) Владимир Яворивский за него не заступился. И вот Кириленко, видимо, считая, что и эксперты, и собратья-комитетчики страдают прогрессирующим склерозом и о его законодательном творчестве забыли, решился на новую попытку. Ей богу, лучше бы потраченное время на переписывание законопроекта он на что-то полезное употребил. Забор покрасил, что ли, или бабушку из числа электората через дорогу перевел. Но у народных избранников свои причуды, причем хорошо оплачиваемые из бюджета страны.

Итак, что же беспокоит Вячеслава Кириленко?

Он утверждает, что государство в целом, органы власти и должностные лица не только не осуществляют необходимых действий для того, чтобы обеспечивать всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни, но и нередко действуют противоположным образом, сужая сферу функционирования украинского языка. Речь идет «об угрозе вытеснения украинского языка из отдельных территорий и сфер общественной жизни, в том числе через решения и действия органов госвласти и местного самоуправления». Так указано в пояснительной записке. Видимо, совсем лишили покоя народного избранника мятежные луганчане, наглым образом решившие, что Конституция и закон Украины «О языках» на них распространяются тоже, и даже право выбора дают, забывая, что «эти разрушительные процессы угрожают национальной идентичности украинского народа и самому существованию Украины как независимого государства». Кроме этого Вячеслав Кириленко утверждает, что «по данным всеукраинской переписи 2001 года, украинский язык является родным для 67 % граждан Украины, а все другие языки, вместе взятые, – для 33 % граждан». То, что это не стыкуется с данными всемирно признанного и весьма авторитетного института Гэллапа, приводящего совсем другие цифры, а именно то, что русский язык является родным для 83 % населения Украины, Кириленко не смущает. Не смущают его и права 33 % иноязычных граждан, указанных в переписи населения. Главное для него то, что если законопроект станет законом, все потуги и луганчан, и запорожцев, и одесситов, и крымчан, вознамерившихся в общественной жизни использовать понятный им язык, пойдут прахом ввиду их полной незаконности. Что может быть приятнее для сердца народного избранника, радеющего о благе его избравших?

А теперь об еще одном странном совпадении. Президент Виктор Янукович об обещанном им придании русскому языку статуса второго государственного до сих пор глубокомысленно молчит. Впрочем, может быть, недосуг ему говорить об этом. Занят другими, более важными делами. Тем более что есть у него для озвучивания всяких мелочей говорящие головы из Администрации Президента и даже целое Главное управление по гуманитарным и общественно-политическим вопросам, возглавляемое советником Президента Украины Анной Герман. Но, судя по заявлению, сделанному ею 19 августа, то есть на следующий день после кириленковской законодательной инициативы, Анну Герман беспокоят вовсе не неисполненные предвыборные обещания ее патрона. «Я беспокоюсь за будущее украинского языка, – сказала она. – Потому что вижу, что не только эти два года, но и за последние 20 лет сфера его применения постоянно сужается. Люди, которые владеют газетами, телеканалами, заводами и фабриками, в своих семьях, как правило, пользуются не украинским языком. Нет моды на украинский». И невдомек ей, что все это – прямое следствие проводимой все эти годы принудительной политики украинизации и игнорирования того, что языки развиваются по своим собственным правилам, не подвластным администрированию. И даже десяток законов, подобных предлагаемому Кириленко, ситуацию не изменят, а наоборот, только усугубят. Людям свойственен дух противоречия. Еще никому и никогда не удалось никого загнать в рай палкой. Кто посоветует это советнику Президента?

А вот еще одна законодательная инициатива, которая носит название «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно зарубежных украинцев». Национальной идеей, а также «усилением системности в работе государственных органов» с соответствующими общественными организациями, в частности с Украинским всемирным координационным советом, Обществом связей с украинцами за пределами Украины, Всемирным конгрессом украинцев, Европейским конгрессом украинцев, на этот раз озаботился не кто иной, как премьер-министр Николай Азаров. Смысл законопроекта в том, что зарубежные украинцы, а также проживающие за рубежом граждане, родившиеся на территории Украины, будут иметь те же права, что и граждане Украины. Для этого необходимо предоставить свидетельство или документы, подтверждающие украинское этническое происхождение, или то, что претендент на статус зарубежного украинца имеет происхождение с территории Украины. Ограничением могут служить лишь противоречащие интересам национальной безопасности действия претендента, предоставленные им неправдивые данные, фальшивые документы или нарушение порядка оформления или выдачи ему соответствующего удостоверения.

Вроде бы прошел согласование этот законопроект, направленный на международное сотрудничество, усиление, углубление, активизацию и прочее, в самых различных ведомствах, включая Минюст, одобрен ими. Но есть в нем один интересный подводный камень, который этому самому международному сотрудничеству может очень лихо нагадить. Это статья о правовой защите и награждении зарубежных украинцев. В частности, там указано, что «за выдающиеся заслуги перед Украиной зарубежные украинцы могут быть награждены государственными наградами Украины в порядке, установленном законодательством Украины».

В чем подвох, который не увидел или не захотел увидеть Минюст?

Давайте вспомним гневную резолюцию ООН по поводу присвоения звания Героя Украины Степану Бандере. Это к вопросу о международном сотрудничестве. Не добавила позитива Украине на международной арене и официальная героизация Романа Шухевича.

Основанием для решения суда о лишении их геройского статуса стало то, что они никогда не были гражданами современной Украины. Тем не менее, они родились на территории нынешней Украины – во Львовской и Ивано-Франковской областях, и вряд ли у кого-либо возникнет сомнение в их украинском этническом происхождении. Все это дает законное основание придать им посмертно статус зарубежных украинцев, а в дальнейшем не менее законно обвешать с ног до головы государственными наградами современной Украины. Главное, чтобы нашелся желающий это сделать. С учетом того, что нынешний Президент Украины не проявил никакой инициативы по отмене геройских званий «провидныкам», а до самого последнего момента выжидал, каким будет решение суда, уверенности в том, что, пойдя навстречу прогрессивным и демократичным иностранным украинцам с торонтщины или чикагщины, он не «огероит» их вновь уже лично, нет. Нет уверенности и в том, что Бандера и Шухевич не получат статус зарубежных украинцев. Закон – он ведь как дышло. Особенно, если это украинский закон.

Впрочем, придерживаясь законодательной хронологии, вернемся снова к языковому вопросу. Нельзя сказать, что украинский политикум совсем уж без внимания оставил «законодательные страдания» Вячеслава Кириленко. В пику нему «заслуженный бандероборец Украины» Вадим Колесниченко 26 августа зарегистрировал в Верховной Раде законопроект о запрете сужения уже не украинского языка, а региональных языков или языков национальных меньшинств. И его название, и содержание – практически зеркальное отражение того, что предлагает Кириленко. Но вот аргументация о необходимости принятия такого закона выглядит значительно убедительнее. Колесниченко, в отличие от умозрительных аргументов своего оппонента, обиженного луганчанами, приводит факты. Среди них – закрытые за 20 лет независимости 3 тысяч школ, в которых преподавание велось на национальных языках, и в качестве примера Киев, где сейчас из 519 школ только 7 являются русскоязычными, что означает, что на русском языке могут обучаться только 3 % киевских школьников. А еще он приводит выводы Совета Европы, на который принято дежурно кивать у наиболее свидомой части граждан Украины. В этих выводах недвусмысленно указано, что «защита и содействие государственному языку во всех сферах общественной жизни не должны проводиться в ущерб использованию региональных языков и языков меньшинств в общественной и частной жизни». Только в этот раз «профессиональные украинцы» почему-то европейское мнение стойко игнорируют, нарушая свои же традиции. Впрочем, точно так же нарушили они их, «возмущаясь ооновским возмущением» по поводу героизации Бандеры. Вполне вероятно, что точно так же зайдутся они в истерическом «праведном гневе» по поводу того, что, как указывает Колесниченко, отношение в Украине к русскому языку и языкам национальных меньшинств вполне подпадает под то, что ЮНЕСКО называет этноцидом, то есть политикой уничтожения этнической и национальной идентичности, насильственного перемещения из одной языковой группы к другой.

Но это не единственная законодательная инициатива Вадима Колесниченко. В этот же день совместно со своим коллегой Сергеем Киваловым он внес на рассмотрение Верховной Рады ещё один законопроект, который стал настоящим ударом ниже пояса их политическим оппонентам, всерьез полагающим, что патриотом Украины может считаться только тот, кто носит вышиванку и говорит исключительно на украинском языке. Это закон Украины «Об основах государственной языковой политики». В соответствии с ним, а также с предусмотренными многочисленными изменениями в законах Украины, так или иначе затрагивающих вопросы функционирования языков в стране, названные в законопроекте региональными языками и языками национальных меньшинств русский, белорусский, болгарский, армянский, гагаузский, идиш, крымско-татарский, молдавский, немецкий, новогреческий, польский, ромский, румынский, словацкий, венгерский, русинский, караимский и крымчакский языки должны получить на ограниченных территориях равные права с государственным украинским во всех сферах общественной, культурной, политической и административной деятельности, кроме вопросов армии и флота.

Предложенный регионалами Киваловым и Колесниченко вариант урегулирования языковых разногласий в стране имеет солидное обоснование, тщательно проработан и, казалось бы, должен раз и навсегда снять все вопросы и недоразумения, связанные с использованием языков. Надо полагать, что именно его имел в виду Виктор Янукович, не так давно заявивший, что будут созданы все условия для развития всех языков с учетом особенностей каждого региона, и люди будут разговаривать на том языке, который им нравится. Но если присмотреться пристально, то не является ли этот законопроект лишь полумерой по отношению к наиболее распространенному в Украине, как ни крути и ни играй с цифрами и процентами, русскому языку? Удовлетворит ли такой закон полностью надежды и чаяния русскоязычного населения Украины?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ