Кровавая бойня в Норвегии, казалось бы, должна остудить пыл ультраправых в Европе... Но пока что отреагировала лишь скромная Мальта. Законопроект о легализации разводов принят в Республике Мальта.

Ранее расторжение браков в этом островном государстве было под запретом. Парламент Мальты одобрил законопроект по результатам проведенного в мае этого года референдума, на котором 53% жителей государства проголосовали за легализацию разводов. Принятие законопроекта стало поражением правящей Националистической партии, которая была категорически против легализации разводов, отмечает The Guardian. По сути дела, националистов с ультраправыми идеями поддерживают ныне не более 20% населения Мальты.

В то же время, возрождение крайне правых - не простое возвращение в 30-е годы, - пишет обозреватель Бернар Гетта. - Кто эти националисты? Эта новая общность состоит из рабочих и служащих, столкнувшихся с недостатком рабочих мест, из избирателей левых, переметнувшихся на сторону крайне правых во имя антикапитализма, из феминисток, борющихся с исламом, из голландских гомосексуалистов, создавших антимусульманскую партию.

Пятая часть европейцев, голосующая за националистов, и гораздо более многочисленная масса тех, кто более не шокирован такими результатами, - все они движимы ностальгией по золотому веку Западной Европы, тремя послевоенными десятилетиями, когда восстановление вело в будущее, которое обещало быть еще лучше. Именно в этом утраченном раю сформировалась европейская социальная модель и экономическая уверенность, в которой выросло поколение бэби-бумеров".

Призрак национализма бродит и по остальной Европе. Если в 20 веке ультраправые националисты считались маргиналами и политическими карликами, то в 21 веке они становятся реальной политической силой, с которой, поневоле, приходится считаться.

Под нажимом ультраправой партии «Список Фортейна» в феврале 2004 г. коалиционному правительству Нидерландов пришлось принять самый строгий в ЕС Закон о беженцах. Было максимально ужесточено рассмотрение просьб о предоставлении политического убежища, из страны выслали около 26 тыс. беженцев, а для остальных, ожидающих решения о разрешении на жительство, были построены специальные депортационные центры, весьма напоминающие концлагеря.

Особо вольготно ультраправые чувствуют себя в соседней Бельгии, где согласно опросам, их поддерживают около 59% жителей Фландрии. Несмотря на то, что в СМИ просочились сведения о том, что радикальная правая партия «Влаамс блок» активно связана с откровенно профашистской организацией «Сент-Маартенфондс», созданной в прошлом веке бывшими членами СС, воевавшими на Восточном фронте, граждане Бельгии уверены, что она должна принимать участие в деятельности регионального правительства.

Только международный бойкот не позволил ныне покойному Йоргу Хайдеру стать канцлером Австрии в 2000 году, однако это не помешало созданной им партии «Альянс» занять треть мест в парламенте, получив поддержку 29% голосов избирателей.

Неуклонно растут ряды националистов в Германии, Великобритании и других странах ЕС. На выборах в ландтаг в 2004 году праворадикальная партия Немецкий народный союз в Бранденбурге получила 5% голосов электората, в Саксонии аналогичная по ориентации

Национал-демократическая партия получила поддержку свыше 9% избирателей. Обе партии находятся в открытой оппозиции правительству.

Причины этого практически одинаковы для всех стран — спад в экономике из-за экономического и финансового кризиса и демографический провал. Высокие налоги уже не компенсируются наличием социальных благ, таких как здравоохранение, образование, пенсии и прочее. Существует противоречие между снижением рождаемости в среде коренных европейцев, ожиданием сохранения высокого социального уровня жизни, с одной стороны, и ростом антииммигрантских настроений с другой стороны.

Граждане выступают против расширения Евросоюза, их раздражает засилье выходцев с Ближнего Востока и Африки, уже грозящее Франции и Германии потерей национальной идентичности и создающее криминогенную ситуацию в некогда спокойной Европе. Например, в Германии проживает до 80% всех живущих в Европе турок, во Франции — 86% тунисцев, 61% алжирцев и 61% всех марокканцев Европы. Скопление мигрантов, очень часто нелегальных, привело к созданию буквально, анклавов внутри этих стран.

Жизнь в этих анклавах протекает по законам бывшей «родины», часто далёким от конституционных норм ЕС. Контроль правоохранительных органов над такими районами компактного проживания мигрантов невозможен. А отсюда и высокий уровень преступности. По отчётам полиции, значительная часть правонарушений регистрируется в районах, где проживают иммигранты. Закономерно, что такое положение вызывает недовольство коренных жителей европейских стран и рост конфликтов, в которых перемешаны экономические, культурные и национальные противоречия.

Люди теряют уверенность в своем будущем и будущем своих детей. Растет недоверие к правящим партиям, в которых видят виновников всех бед и которые не могут решить проблему с мигрантами.

Глобализация, являющаяся комплексным и всеохватывающим процессом, кардинально меняет многие стороны жизни рядовых граждан и не все готовы к этим изменениям. Стремление сохранить свою национальную культуру и ценности неизбежно будет сталкиваться с проникновением наднациональных культурных элементов, с культурной деформацией общества, и порождать новые конфликты на национальной почве.

Можно сказать, что одно из важнейших следствий глобализации — рост национализма, который может стать взрывоопасным, учитывая общую тенденцию ухудшения иммиграционной ситуации в Европе. Ситуацию обостряет неконтролируемый рост мигрантов из стран Магриба после, спровоцированной самой Европой, череды свержений ставших неугодными лидеров. Об этом свидетельствуют и последние действия французского правительства, вынужденного перекрыть железнодорожное сообщение с Италией, являющейся транзитной страной на их пути.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ