Богдан Осадчук, профессор истории Берлинского свободного университета и Украинского свободного университета в Мюнхене, знал и видел в лицо многие прошлой эпохи: Кубийовича, Бандеру, Хрущева, патриарха Мстислава. В свои восемьдесят восемь продолжает писать - нередко ядовито, скептически, однако всегда живо и интересно. Показательно, что он неоднократно призывал украинцев не только осудить коммунизм, но и признать волынскую резню - шаг, за который его не устают шельмовать современные украинские националисты. Уже более 50 лет подряд Богдан Осадчук живет в Берлине.

- Вы известный критик интегрального национализма. Но сегодня для многих активных украинцев национализм является весьма положительным понятием.

- Национализм имеет положительные стороны для наций недоразвитых, к которым относятся и украинцы. Достаточно взглянуть на политические партии - они искусственные. Одна настоящая партия - это коммунисты, но и они из прошлого века.

- В современной Украине на конфликт между бандеровцами и мельниковцами смотрят сквозь пальцы и как будто не замечают. Между тем до поры до времени шла братоубийственная война, погибли даже ваши друзья. Неужели конфликт нельзя было решить мирным путем?

- Раздор был страшный. Бандеровцы были исключительно галичанами, греко-католиками. А мельниковцы - преимущественно волыняне. Поэтому пролегали две черты: вероисповедания и убеждений. Среди бандеровцев почти не было надднепрянцев, кроме Донцова, который, может, и не был бандеровцем, но фактически воспитал их, там не было ни одного интеллектуала! Это была чернь. Среди мельниковцев ли не половина руководства - Маланюк, Телига - были, если проводить параллели с казачеством, «полковниками».

- И те и другие называли себя националистами.

- Но каждый понимал это по-своему. Это была не идеологическая разница, а конфликт ментальностей, Галицкая - узкая и тупая, представлена ??сыновьями священников, которым был и Бандера. Они кисли в своем провинциализме.

- Странно это слышать от вас, человека, который родился в Галичине.

- С детства, когда в центральной Польше, месте трудоустройства моего отца-учителя, в нашем доме находились многие из тех бедолаг, которые слонялись Польшей после расформирования армии УНР. Они не получили никакого социального обеспечения, умирали от голода. Именно они мне начали рассказывать об образе Украины. Некоторые из них были из Одессы, Харькова, Полтавы. В Холме, где я потом жил, появился родственник Петлюры Скрипник, ставший патриархом Мстиславом, я с ним тоже подружился. Эти люди сформировали мое мировоззрение. С галичанством я, кроме рождения, не имел ничего общего, со схидняками только и сотрудничал. Была концепция, чтобы их «притянуть» к Западу, ведь послевоенные эмигранты из Советской Украины по духу были советскими людьми. Если бы не Иван Багряный, многие из них стали бы русскими. Он своей тактичностью, колоссальным авторитетом убеждал: будет независимая Украина, а построят ее современные комсомольцы.

- Что вас в Украине раздражает?

- Многое. Раздражает меня, что украинцы потеряли столько времени. За десятилетия не провели никаких реформ. Украинские суды и прокуратуры являются имитациями. Кроме того, не произошло ни одной дискуссии о преступлениях коммунизма. Палачи ходят вместе с жертвами. Не знают, кто кого убивал. В парламенте никогда не ставился вопрос, чем является свобода гражданина и человека, чем есть гражданские права. Не произошло также дискуссии о национализме ОУН, президент Ющенко не совсем представляет себе, кем были бандеровцы. Недопустимо, чтобы такие обманщики, как Зварыч, были министрами. К тому же Ющенко теряет позитивное отношение к себе со стороны международного сообщества.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ