По воспоминаниям моих родственников, переживших киевскую оккупацию, в подавляющем большинстве люди к евреям были настроены доброжелательно. В Киеве вообще всегда, до очень недавних пор, живо было понятие "добрососедство". Мегаполисом здесь и не пахло.

29 сентября 1941 года злобствующее шипение в стиле «повезло жидам – вывозят» терялось в общем потоке прощаний, по-настоящему теплых объятий и фраз.

Человеческий поток двигался к пересечению улиц Мельникова и Пугачева. Здесь людей встречали автоматчики, и обратно никого уже не отпускали.

Улицы Дорогожицкая и проселочная дорога (ныне – улица Коротченко) были перекрыты фашистами с собаками. Людей гнали группами по 500 человек, потом дробили на более мелкие «партии», отнимали одежду, продукты. Многие поняли, что происходит. Но поверить все-таки не могли.

По воспоминаниям прошедших через ужас Бабьего Яра, то, что должно было произойти, в головах не укладывалось. До последнего не верили люди, даже тогда, когда их сквозь строй прогоняли, даже тогда, когда их избивали хохочущие гитлеровцы. Даже тогда, когда раздели их, а в нескольких метрах пулеметные очереди звучали. Даже тогда не верилось. Убить такую колоссальную массу людей? Уничтожить детей, женщин, стариков? Зачем?! Да быть такого не может!

Дело в том, что геноцид еврейского народа, осуществляемый Гитлером, советской прессой замалчивался. Гитлер был другом, надежным товарищем, но никак не монстром, готовым уничтожать сотни тысяч людей ради какой-то там идеи. Многие вспоминали 18-й год, когда вежливые оккупанты были учтивы и обходительны с местным населением. Но в 41-м году в Киев вошли другие немцы..

Воспоминания тех, кто выжил, обошли все СМИ мира. Вот показания людей, видевших ад:

«В конце территории кладбищ людей гнали вправо вдоль Бабьего Яра, где был выстроен как бы живой коридор из автоматчиков, и все невольно попадали на большую ровную площадку. Кто пытался уклониться в сторону, того жестоко избивали палками и травили собаками. Людей били и без всяких на то причин. Нам все время приходилось уклоняться от ударов...

У края площадки были возвышения, а между ними узкие проходы, ведущие в овраги, в которых фашисты уничтожали мирных граждан. На этой площадке гитлеровцы срывали с людей одежду и полураздетых гнали к месту казни. Люди метались с одного места на другое, как обезумевшие, крики обреченных и автоматные очереди слились в сплошной гул».

«Обреченным велели... сложить все свои вещи в кучу. Люди становились в колонны по сто человек... Из кладбищенской сторожки было хорошо видно, как первая колонна остановилась у крутого обрыва, как людей раздевали догола, как аккуратно в штабели складывали их одежду, как расстреливали из автоматов и пулеметов на краю пропасти, как хватали женщин, за ноги поднимали детей и швыряли их в Бабий Яр».

Вот воспоминания немцев:

«Сразу после моего прибытия на место казни я вместе с другими товарищами должен был отправиться вниз в этот овраг. Это длилось недолго, и вскоре к нам по склонам оврага были приведены первые евреи. Евреи должны были ложиться лицом к земле у стен оврага.

В овраге находились три группы стрелков, в совокупности около 12 стрелков. К этим группам по расстрелу одновременно сверху все время подводились евреи. Последующие евреи должны были ложиться на трупы ранее расстрелянных евреев. Стрелки стояли за евреями и убивали их выстрелами в затылок...»

«Раздетых евреев направляли в овраг примерно 150 метров длиной, 30 метров шириной и целых 15 метров глубиной. В этот овраг вело 2 или 3 узких прохода, по которым спускались евреи...

Расстрел производили всего два шуц-полицейских. Один из них действовал в одном конце оврага, другой – в другом...

Проходя по телам убитых к следующей жертве, которая успела лечь за это время, автоматчик тут же расстреливал ее...

Я наблюдал за всем этим недолго. Подойдя к яме, я настолько испугался того, что увидел, что не мог долго туда смотреть. В яме я увидел трупы, лежавшие в ширину тремя рядами, каждый примерно 60 метров. Сколько слоев лежало один на другом, я разглядеть не мог... Кроме двух автоматчиков, у каждого прохода в овраге находился один «укладчик» – это был шуц-полицейский, который так укладывал жертву на трупы, что проходившему мимо автоматчику оставалось только сделать выстрел.

Когда жертвы сходили в овраг... их тут же хватали «укладчики» и присоединяли к остальным».

Очень сильное воспоминание, опубликованное в книге Анатолия Кузнецова «Бабий Яр», можно прочесть здесь.

Убивали фашисты

Каждый вторник и субботу, на протяжении 102 недель, в Яру расстреливали. По различным данным, всего здесь было умерщвлено от 150 до 200 тысяч людей.

За два с половиной месяца до освобождения Киева советскими войсками фашисты начали спешно уничтожать следы своей «деятельности» в Бабьем Яру. Заключенных Сырецкого концлагеря накормили и отправили выкапывать трупы.

Из воспоминаний Михаила Матвеева, выжившего узника Сырецкого концлагеря:

«Землекопы раскапывали ямы, обнажая залежи трупов, которые были сизо-серого цвета, слежались, утрамбовались и переплелись. Вытаскивать их было сущее мучение. На некоторых телах, особенно детей, не было никаких ран – это те, кого засыпали живьем. Тела некоторых женщин, особенно молодых, были, наоборот, садистски изуродованы, вероятно, перед смертью.

От смрада немцы зажимали носы, некоторым становилось дурно...

Крючники вырывали трупы и волокли их к печам. Им выдали специально выкованные металлические стержни с рукояткой на одном конце и крюком на другом...

Топайде (руководитель расстрелов в 1941-м и руководитель извлечения трупов в 1943-м) же после многих экспериментов разработал систему вытаскивания трупа, чтобы он не разрывался на части. Для этого следовало втыкать крюк под подбородок и тянуть за нижнюю челюсть, тогда он шел целиком, и так его волокли до места.

Иногда трупы так крепко слипались, что на крюк налегали два-три человека. Нередко приходилось рубить топорами, а нижние пласты несколько раз подрывали...»

По прошествии шестидесяти лет в интернете появятся статьи неких «исследователей», которые обоснуют – в Сырецком лагере никого не убивали, военнопленные сами «умирали». А в Бабьем Яру никого не расстреливали, все – выдумки сионистов. Но об этом чуть ниже...

Убивали коммунисты

У фашистов спрятать Бабий Яр не получилось. Сжечь такое количество трупов они попросту не успели физически.

В 1957 году, спустя почти пятнадцать лет после освобождения Киева, украинский Центральный Комитет партии решил стереть Бабий Яр с лица земли путем тотальной застройки.

В Яр начали свозить пульпу из карьеров. Идея заключалась в следующем – вода стечет через желоба, а грязь уплотнится и навсегда сокроет от грядущих поколений трагедию Яра. Так на месте массовых расстрелов появилось мутное озеро...

Плотину высотой с 6-этажный дом прорвало в 1961 году. 13 марта огромный вал грязи на скорости смыл десятки домов и похоронил под собой тысячи людей.

Уже через год после трагедии на место казни сотен тысяч граждан были брошены огромные силы в виде техники и живой силы. Бабий Яр зарыли и проложили поверх него шоссе.

Там, где находился концлагерь, воздвигли целый жилой массив. Еврейское кладбище выкорчевали. Могилы вместе с гробами вскрывали, взлохмачивали, как сорняки, и построили там телецентр, который вещает и сегодня на всю страну разумное, доброе, вечное.

В 1965 в самом центре Яра решили построить стадион и парк развлечений, да через год, после выступлений и митингов, проводимых неравнодушными на месте расстрелов, затею оставили.

На сегодняшний день эпицентр расстрелов являет собой заросший парк, находящийся в отдалении от «официального» монумента, расположенного очень «сбоку» от реального места трагедии. В парке молодежь распивает пиво, а на пропитанной кровью земле по выходным устраиваются веселые «пикнички»...

Убивали в СМИ

Когда я впервые наткнулся на статью, «разоблачающую ложь Бабьего Яра», моему негодованию не было предела.

Вот кусочек из глубокомысленного очерка о «великой лжи 20-го века»:

«Русским и украинским читателям будет особенно интересно узнать, что ревизионисты разоблачили ложь о резне в Бабьем Яру более 33 000 евреев. Их якобы расстреляли и потом сбросили в овраг в конце сентября 1941 года в виде возмездия за взрывы, устроенные евреями, борцами Сопротивления.

Затем немцы, мол, засыпали овраг. Через два года, а именно 19-28 августа 1943 года, когда фронт придвинулся необычно близко, немцы якобы заставили киевлян вырыть трупы и СЖЕЧЬ их. Вот почему никаких следов не осталось. Как обычно, доказательствами служат только свидетельские показания.

Валенди пункт за пунктом разбил эту легенду в «Хисторише Татзахен» N51. Его выводы подтвердила немецкая аэросъемка, обнаруженная в США. На снимке от 26.9.1943 – когда трупы якобы вырывали и сжигали, видно, что никаких работ в овраге нет: ни раскопок, ни костров, ни складов горючего. Этим доказывается, что резня в Бабьем Яру изобретена пропагандой ужасов. Хотя вполне возможно, что евреев осенью 1941 года расстреливали под Киевом».

Вот такая трактовка. Взрывы в Киеве устроили бойцы еврейского Сопротивления (???), и никто никого в Яру не расстреливал. Под Киевом – возможно, а в Яру – нет.

Растерянность вызвал тот факт, что данная гнусность была опубликована не на форуме для недоумков, а в «социальной сети журналистов» ХайВей. Издание ХайВей опубликовало эту компиляцию нелепиц, и под «статьей» разгорелась оживленная дискуссия на тему «Ах, уж эти хитрые евреи!».

Добивали националисты

Сегодня украинская власть не делает ничего для того, чтобы открыть, наконец, эти страшные страницы истории Украины. Возводятся монументы Голодомору, а в темном киевском парке, ставшем свидетелем Апокалипсиса, одна лишь минора служит напоминанием о сотнях тысячах безвинно убиенных.

И не надо убиенным очередных глыб и проектов многосотмиллионных. Им бы правды да упоминаний на государственном уровне. Нет упоминаний. Есть все то же желание замылить, спрятать, припорошить забвением...

В книге Анатолия Кузнецова «Бабий Яр» в воспоминаниях Дины Проничевой есть ключ к разгадке этого на первый взгляд необъяснимого скотства, проявляемого сегодняшней властью по отношению к сотням тысяч убитых советских граждан:

«Обезумевшие люди вываливались на оцепленное войсками пространство – этакую площадь, поросшую травой. Вся трава была усыпана бельем, обувью, одеждой.

Украинские полицаи, судя по акценту – не местные, а явно с запада Украины, грубо хватали людей, лупили, кричали:

– Роздягаться! Швидко! Быстро! Шнель!

Кто мешкал, с того сдирали одежду силой, били ногами, кастетами, дубинками, опьяненные злобой, в каком-то садистском раже».

Не вписывается расстрел мирного населения в историческую концепцию «боевого и бесстрашного» движения, вылупившегося на Западной Украине. С кем воевали западноукраинские националисты в Бабьем Яру? С детьми? С беременными киевлянками?

Что вдалбливается в головы маленьким украинцам сегодня при помощи учебников по истории? Почитайте – удивитесь. Вы узнаете, что главной трагедией Бабьего Яра стал... расстрел украинской националистки Елены Телиги.

И Виктор Ющенко каждый год после прочтения написанного на бумажке скорбного текста демонстративно отдельно возлагает цветы к памятному кресту, воздвигнутому в честь погибших в Яру активистов ОУН. Он так и бегает – от памятника, построенного при Союзе, к Миноре, от Миноры – к кресту.

14 фамилий националистов отделены от 200 тысяч фамилий НЕнационалистов, чьи имена никого не интересуют. Чьи имена исчезли, чьи кости развеяны по ветру, чьими черепами играли в футбол лимитчики-метростроевцы, вырывшие станцию «Дорогожичи», для которых Бабий Яр – ничего не значащая точка на карте Киева...

Кузнецов пишет:

«Я не раз слышал такие разговоры киевских коммунистов: Это в каком Бабьем Яре? Где жидов постреляли? А с чего это мы должны каким-то пархатым памятники ставить?»

Ничего не напоминает? Сегодняшняя власть – это власть вчерашняя. Та власть, которая каталась вчера на черных Волгах, сегодня уже на Мерсах рассекает. Те же лица.

Та же чванливость и все то же непробиваемое жлобство. Это те же морды, что сорок лет назад говорили о памятнике «пархатым», сегодня размышляют на тему «а был ли Бабий Яр?».

Последний мировой скандал, связанный с планами постройки в Бабьем Яру гостиницы с одноименным названием, подтверждает опасения по поводу того, что у нынешней украинской власти не осталось не только совести и чести, но и элементарного здравого смысла.

Нами управляют сумасшедшие, больные психи. И дело не только в киевском мэре – потенциальном пациенте больницы Павлова. Дело во всей вертикали власти. Ведь не встрепенулся Президент, не полетели головы, не началось расследование. Тихо, мирно замяли...

Пройдет еще двадцать лет, и вместо тупых косноязычных «интернет-исследований» появятся вполне «научно обоснованные» труды. В которых будет поставлена под сомнение не только трагедия Бабьего Яра, но и вообще сам факт оккупации Киева.

Возможно, будущим поколениям расскажут о том, что наиболее светлым пятном древнего города в 20-м веке как раз таки и была фашистская оккупация.

Те, у кого еще есть разум, не смеют забывать. Мы не смеем забывать этот крик. Это не история. Это сегодня. Сегодня мы еще можем раскопать за навалами лжи и недомолвок правду. А что завтра, украинцы?..

Анатолий Шарий

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ