Почему те из нацистов и их пособников, кто выжил, не каются, а, наоборот, требуют к себе уважения и получают его от нынешней власти? Историк Анатолий Чайковский, посвятивший значительную часть своей научной деятельности изучению ОУН и ее детища — Украинской повстанческой армии (УПА), уверен: целый ряд его коллег фальсифицируют и конъюнктурно интерпретируют исторические факты.

"Наша власть должна быть страшной"

— Анатолий Степанович, выходит, с самого начала существования ОУН ее террористическую и диверсионную деятельность против Польши и СССР направляли из Берлина. И все-таки трудно представить, что на хладнокровные убийства решались люди, считавшие себя верующими.

— Искривление психики будущих террористов происходило с малолетства. С одной стороны, им внушали идею превосходства нации, с другой — направляли обиду за ее нереализованность в нужное русло. Люди становились орудием, на них уже не распространялись общечеловеческая мораль и религиозные заповеди.

Сельским священником был дед «террориста № 1» Евгения Коновальца, его отец управлял начальной школой и, наверное, учил детишек «доброму, вечному». Отец Бандеры — греко-католический священник. Священнический сан носил прадед Романа Шухевича. Среди родственников других террористов было много педагогов и юристов. Высокопоставленный немецкий нацист Мартин Борман говорил: «Национал-социализм и христианство несовместимы». Религиозность для многих оуновцев была лишь прикрытием.

— По-разному оценивают нынешние апологеты национализма и антифашисты день 30 июня 1941 года, когда Львов оставили войска Красной Армии и его оккупировали нацисты. Одни говорят, что это дата восстановления украинской государственности, другие — что с этого дня началась резня мирного населения.

— Конечно, куда приятнее рассказывать о том, что несколько десятков бандеровцев из батальона «Нахтигаль» (по-немецки — «Соловей», так как имел в своем составе самодеятельный хор) и немногочисленная группа местных националистов провозгласили Акт о восстановлении государства Украина, чем о том, как они перед этим лютовали, уничтожая тысячи безоружных людей.

Командирами «Нахтигаля» были немцы Герцнер и Оберлендер, их заместителем — Шухевич. Бесчинствовал и второй собранный гитлеровцами украинский батальон «Роланд», который возглавили гауптман Новак и оуновец Побигущий. Мирных львовян массово расстреливали, вешали, закапывали живьем, а перед убийством над многими издевались.

Информация к размышлению:

«Украинских солдат батальона «Нахтигаль» жители Львова называли «птичниками», очевидно, из-за значков, которые были на их автомобилях и мотоциклах. «Птичники» ходили в немецкой форме и с немецкими воинскими знаками различия, а к рукояткам штыков привязывали сине-желтые банты... На улице Русской и Боимов застрелили несколько польских студентов, которых привезла боевка украинских националистов. Нас привели на улицу Лонцкого... Всего нас было около 500 евреев, почти всех убили...

Жена профессора Казимира Бартеля рассказала: «Я была у архиепископа Шептицкого, но он ответил, что ничем не может помочь»» (Александр Корман, «Из кровавых дней Львова 1941 года», Лондон, 1991).

— За месяц до нападения гитлеровцев на СССР НКВД арестовал отца Бандеры и двух его дочерей. Бандеру-старшего расстреляли, а сестер отправили по этапу. Других оуновцев, сидевших в львовской тюрьме, среди которых был и брат Шухевича, расстреляли на месте. Выходит, что у Бандеры и Шухевича были и личные причины мстить.

— Какими бы ни были личные причины для мести, в них не были повинны сотни польских интеллектуалов и тысячи граждан еврейской национальности, которых оуновцы уничтожили только в первые дни оккупации. Позже садисты провели так называемые «Дни Петлюры», во время которых уничтожили еще больше львовян. И это было лишь начало.

— Сейчас ставят под сомнение, что Бандера причастен к львовским погромам. В это время он сидел в своем офисе в Кракове.

— Бандера не просто сидел в Кракове, он оттуда руководил. Весь город был заклеен плакатами: «Бейте жидов и большевиков! Да здравствует Адольф Гитлер! Да здравствует Степан Бандера!». Во Львове все делалось в полном соответствии с его лозунгом: «Наша власть должна быть страшной!». Такой она и была.

Нас пытаются уверить, что в львовской трагедии повинны не «нахтигалевцы», а, например, «слепой гнев толпы». Однако это противоречит свидетельствам очевидцев об организованном характере погромов. Бывало, людей расстреливали не только из чувства расовой ненависти, но и затем, чтобы занять их квартиры и овладеть имуществом.

"Чем больше фактов, тем хуже для фактов"

— У многих на памяти скандальное заявление Владимира Вьятровича, советника главы СБУ, назначенного начальником архива этого учреждения. По возвращении из Иерусалима, где в музее «Яд Вашем» он знакомился с материалами о роли Шухевича в львовских погромах, Вьятрович заявил, что таких документов якобы нет.

— «Яд Вашем» выступил с опровержением: «Заявление Владимира Вьятровича грешит против правды». Я знаю, что защитники Шухевича, Бандеры и иже с ними всегда будут объявлять любые документы сфабрикованными. Для таких случаев у историков существует шутка: чем больше фактов, тем хуже для фактов. Вьятрович слишком часто грешит против правды.

— А чем можно объяснить, что Нюрнбергский международный военный трибунал не рассматривал дела украинских пособников гитлеровцев?

— Да, теперь об этом трубят, но ничего не говорят о том, что Нюрнбергский трибунал признал преступными СС, СД, другие нацистские спецслужбы и организации, а оуновцы в них участвовали. Впоследствии Генассамблея ООН приняла добавление: «Все военные преступники Второй мировой войны подлежат розыску, аресту, суду. На них не распространяется срок давности. Им не предоставляется право убежища...». Жаль, что тогда никому не пришло в голову записать пункт о запрете присваивать соответствующим лицам звание Героя. Бандера и Шухевич были агентами гитлеровских спецслужб, и этим все сказано.

Центр Симона Визенталя, которого называли «охотником за нацистами», выступил с резким осуждением указа Виктора Ющенко о присуждении звания Героя Украины Роману Шухевичу (посмертно) и его сыну Юрию, который занимается деятельностью соответствующего направления.

— К сожалению, политика часто не дружит со справедливостью. Множество пособников нацистов расползлось по миру и целыми колониями осело в США, Канаде, Латинской Америке, Европе.

— Несколько лет назад по одному из британских каналов прошел документальный фильм «СС в Британии», в котором рассказывалось, как в 1947 году правительство этой страны приютило восемь тысяч бойцов из дивизии СС «Галичина». Бывшие гитлеровцы служили даже в гэдээровской разведке «Штази», а в ФРГ 364 тысячи военных преступников занимали различные государственные должности. В их числе и Теодор Оберлендер, назначенный министром в правительстве Конрада Аденауэра. А ведь он был непосредственным командиром Романа Шухевича в «Нахтигале».

— А правда ли, что суд ФРГ оправдал Теодора Оберлендера?

— Опять все ставится с ног на голову. В 1960 году суд не ФРГ, а ГДР рассмотрел дело Оберлендера и вынес ему обвинительный приговор. Но почитатели этого преступника и теперь говорят, и тогда говорили, что восточно-германское правосудие им не указ.

За дело взялась и прокуратура ФРГ. Как утверждает историк Олег Росов, «было установлено, что Оберлендер «мог утратить контроль над ситуацией» и что «с большой вероятностью украинский взвод 2-й роты батальона «Нахтигаль» имел отношение к актам насилия в отношении согнанных в тюрьму НКВД евреев и виновен в смерти многочисленных еврейских граждан».

— Обстановку, в которой 30 июня 1941 года принимали Акт восстановления государства, описал участник этого собрания Кость Панькивский в книге «Вiд держави до комiтету», изданной в Нью-Йорке и Торонто в 1957 году. По его словам, около сотни приглашенных нервничали и томились в маленьких темных комнатах при свечном освещении. «Поява Ярослава Стецька в теплий, лiтнiй вечiр у вiйськовому дощовому плащi з пiднесеним — згiдно з модою — комiром робила некорисне враження, — пишет К. Паньковский. — Говорив тихим голосом, так, щоб у другiй кiмнатi його не чули i не знали, про що йдеться». Странная картина для такого важного события. Удивляет и то, что Бандера не принимал в нем участия.

— В Акте Бандера предусмотрительно записал: «Новопостаюча Українська держава буде тiсно спiвдiяти з нацiонал-соцiялiстичною Великонiмеччиною, яка пiд проводом свого фiрера Адольфа Гiтлера творить новий лад в Европi i допомагає Українi». Но он не был уверен в благополучном исходе затеянной авантюры и на всякий случай подставил под удар Стецько, а себе обеспечил краковское алиби.

— Почему Бандера не был уверен в благополучном исходе?

— В Германии с 1938 года муссировалась идея, выдвинутая приближенным к гитлеровской верхушке Александром Сандерсом (настоящая фамилия скрывшегося под этим псевдонимом грузинского эмигранта — Никурадзе), расчленить СССР на национальные государства. Исходя из этого, за несколько лет до войны шеф Абвера Канарис обещал Мельнику что-то вроде государства под протекторатом Германии, а рейхсминистр Розенберг — то же самое Бандере, да еще и посулил присоединить к Украине Кубань и Тамбов.

Но в упоении блицкрига Гитлеру незачем было поддерживать идею украинского государства. Как сказал рейхскомиссар Украины Эрих Кох, «нам не нужны ни русские, ни украинцы, ни поляки, нам нужны плодородные земли». Бандера не знал, чье мнение возобладает, и потому занял позицию «в кустах».

— А как Мельник отнесся к бандеровской попытке перехватить власть?

— Конечно, Мельник не смолчал. Он-то планировал стать хозяином Украины после оккупации Киева, а Бандера сделал упреждающий шаг, чтобы, продвигаясь вместе с вермахтом, устанавливать свой контроль в занимаемых населенных пунктах. Поэтому Мельник немедленно послал Гитлеру «телегу», в которой обвинил бандеровцев в узурпации власти. Конечно, и Гитлеру не понравилось, что кучка головорезов объявила себя правительством на завоеванных немцами территориях.

— На Бандеру хотя и гневались, но все-таки с ним обходились, как с хрустальной вазой. Это наводит на мысль, что он владел какой-то сверхсекретной информацией.

— Осталось подкрепить эту версию и документами. Но, действительно, немцы прощали Бандере то, чего не простили бы никому другому. Наверное, предвидели, что он еще пригодится. Бандеру и Стецько не ликвидировали, не замучили в застенках гестапо, а терпеливо уговаривали отказаться от Акта 30 июня. В ответ Стецько завалил Берлин униженными и одновременно наглыми письмами, в одном из которых настаивал на «целесообразности перенести на Украину немецкие методы экстерминации жидовства».

Не выдерживают критики нынешние заклинания признать Бандеру и Стецько эдакими отчаянными спорщиками с самими гитлеровцами. Верно лишь то, что имела место авантюрная попытка создать фашизоидную Украину. Лидеры ОУН (б) надеялись, что сумеют убедить немцев в своей преданности и необходимости, и это позволит им окончательно вывести из игры Мельника. Но этого гитлеровцы наметили для использования при захвате восточных областей, а Бандера, имевший сторонников в основном в Галичине, после ее оккупации свое дело сделал.

— Поэтому Бандеру и Стецько временно изолировали?

— Методы, которыми пользовались Бандера и Стецько в достижении своих целей, не могли не вызвать у пунктуальных немцев брезгливости. Например, выяснилось, что несостоявшийся премьер-министр Стецько подделал по крайней мере одну подпись под Актом от 30 июня. В тот день на собрании присутствовал, в частности, немецкий офицер разведки и специалист по восточным вопросам Ганс Кох (однофамилец рейхскомиссара Украины), который по заданию Канариса осуществлял связь с ОУН. Кох довольно четко высказался против Стецько, но именно его факсимиле оказалось под Актом. Документ послали в Берлин на экспертизу, там выяснили, что подпись поддельная. Наверняка и это лыко вошло в строку обвинений.

А Бандера в соответствии со своим замыслом «ушел в несознанку»: мол, его даже не было во Львове и он ни при чем. Возможно, поэтому официальной причиной его ареста стал другой компромат. На Нюрнбергском процессе о нем рассказал полковник Эрвин Штольце, заместитель начальника Абвер-2, который непосредственно руководил действиями Бандеры: «Аресту послужил тот факт, что, получив в 1940 г. от Абвера большую сумму денег для финансирования оуновского подполья и организации разведывательной деятельности против СССР, он пытался присвоить их и перевел в один из швейцарских банков».

- Арест Бандеры, конечно, углубил трещину в его отношениях с гитлеровцами.

— Сам по себе арест был ему не так уж страшен. Еще раз сошлюсь на показания Эрвина Штольце: «В августе 1941 года Бандера был арестован и содержался под домашним арестом на даче в пригороде Берлина». Если хотят разделаться, то на даче не держат. Тогда же из Кракова в Берлин, поближе к мужу, переехала Ярослава Опаривська-Бандера с их трехмесячной дочкой.

Значительно болезненнее Бандера воспринял присоединение Галичины к генерал-губернаторству, в то время как большая Украина перешла к рейхскомиссариату. Как представляется, Гитлера спровоцировал на это расчленение Акт от 30 июня. Бандера понял, что у него отобрали социальную базу и он остался генералом без армии.

При этом собственно «армия», несколько сот бойцов ДУН (Дружина украинских националистов) под командованием Шухевича, продвигалась вместе с немцами к Киеву. Личный состав ДУН исправно получал жалованье, довольствие, награды. Вдруг Шухевич и Бандера узнали, что в Киев гитлеровцы возьмут с собой не бандеровцев, а мельниковцев...

— И поэтому Шухевич послал в Берлин дерзкое письмо?

— Не просто дерзкое, а угрожающее неподчинением немецкому командованию. Было бы логично, если бы сразу вслед за этим угрозу привели в действие, но вместо этого ДУН оставалась на месте как ни в чем не бывало. Значит, Бандера просто попытался шантажировать Берлин...

Ответ пришел через месяц: «Нахтигаль» передислоцировали в Германию. Здесь его слили с «Роландом», образовав 201-й шуцманшафтсбатальон охранной полиции. С каждым будущим полицаем-«шуцманом» заключили контракт на добровольную годичную службу в Белоруссии. Из 600 с лишним человек контракт не подписали всего 15 человек. Добровольцев переодели в эсэсовскую форму, их командиром назначили «роландовца», майора Побигущего, а одним из сотников — Шухевича, которому присвоили звание гауптштурмфюрера СС и удостоили железным крестом. Обратите внимание — не разжаловали и не расстреляли за наглое письмо, а повысили в звании.

Тем не менее бандеровцы проиграли собственную «битву за Киев». Месть они обрушили на мельниковцев, которых считали виновниками своих неудач. В Житомире даже были расстреляны двое «столпов» ОУН(м) — Сенник и Сциборский. Их похороны вылились в манифестацию, а Мельник обозвал бандеровцев «каинами-братоубийцами». Но теракты продолжались...

Когда количество трупов достигло десятка, немцы решили усмирить бандеровцев. Прошла волна арестов, были закрыты бюро и конторы ОУН(б) в Берлине и Вене. Вскоре Эрвин Штольце сообщил Бандере о прекращении отношений. «Он очень болезненно реагировал на это, — рассказал Штольце, — так как считал, что связь с нами рассматривается как признание его в качестве руководителя националистического движения».

— Чем бандеровские шуцманы занимались в Белоруссии?

— Они поступили под командование военного преступника обергруппенфюрера СС фон дем Бах-Залевского, известного разрушением Варшавы. Даже Отто Скорцени ужаснулся, когда узнал, что Бах-Залевский предлагал разбомбить и Будапешт.

Украинские шуцманы охраняли мосты, другие стратегические объекты, но главное — участвовали в карательных операциях против сельских жителей, которые оказывали помощь партизанам. При участии полицаев были полностью стерты с лица земли несколько белорусских и украинских сел. 20 лет назад одну из самых жестоких карательных акций описал в документальной повести «Вечные Кортелисы» Владимир Яворивский, который сегодня называет карателей героями. Все население села — а это около трех тысяч человек, из них половина дети — было расстреляно. Бах-Залевский назвал 201-й батальон лучшим из своих подразделений, а Шухевич похвастался в письме к митрополиту Шептицкому: «Немцы удовлетворены нашей работой».

— Карательный полк бандеровцев отправили в Белоруссию, а Бандеру — в концлагерь Заксенхаузен.

— Звучит мрачно, но для Бандеры в этом лагере все было далеко не так фатально, как для советских военнопленных. Только в 1941 году из них расстреляли 1800 человек. В последующие годы бойцов и командиров Красной Армии подвергали дичайшим псевдомедицинским экспериментам, так что из 200 тысяч человек до конца войны дотянула едва ли половина.

— Бандера сидел чуть ли не в одном бараке с сыном Сталина Яковом. Помню название одной из недавних статей — «Там, де мордувався Бандера».

— Что касается «мордування» Бандеры в Заксенхаузене, то, как и Якова Сталина, его поместили в особый блок «А». Туда заключали высокопоставленных членов европейских правительств, известных политиков, которых немцы обменивали на своих пленных. Там же находились наиболее ценные коллаборационисты, кто сотрудничал с гитлеровцами, но временно оказался не у дел, например, «власовцы».

Много лет спустя лондонская «Таймс» описала условия, в которых сын Сталина содержался вместе с племянником Молотова и еще четырьмя британскими летчиками: «Помещение было просторное, с гостиной, двумя спальнями и двумя уборными». Почти что номера не в самой плохой гостинице. Но русские и англичане не поладили. После одного из унизительных для Якова скандалов он бросился на лагерное ограждение, караульный застрелил его, после чего еще и замкнулась электрическая цепь, пропущенная по колючей проволоке. При жизни Иосифа Сталина англичане и американцы тщательно скрывали причины гибели Якова во избежание ухудшения отношений СССР и Англии.

Видимо, Бандера, Стецько, а позднее помещенные туда же Мельник с женой и Бульба-Боровец, истинный создатель УПА, жили не в худших апартаментах, чем те, которые описаны в «Таймс». Они находились под опекой Международного Красного Креста, свободно перемещались по территории лагеря, питались по эсэсовскому рациону, получали от родственников продовольственные посылки и деньги. Так что бросаться на колючую проволоку под высоким напряжением у них не было ни причин, ни желания. Бульба-Боровец вспоминал: «В депозите мы имели деньги, и у нас была возможность покупать «Винницкую махорку».

— Даже махорку! Интересно, а к кофе по утрам приучали?

— Не исключено. В литературе можно встретить упоминание о том, что солдатам и офицерам СС регулярно выдавали ампулы кофеина, из-за чего они становились кофеманами. Подпитывали кофе и «стукачей» из числа военнопленных-предателей. На расстоянии 200 метров от Заксенхаузена находился замок Фриденталь, а в нем — школа агентурно-диверсионных кадров ОУН(б). Через инструктора школы Бандера отдавал приказы подчиненным, и немцы этому не препятствовали.

В Германии и сейчас живет бывший абверовский офицер Дитрих Витцель. Для моего документального фильма об ОУН и УПА съемочная группа записала с ним интервью. Он подтвердил, что Бандера и Стецько «были размещены на особом участке, где условия содержания отличались в лучшую сторону, чем на остальной территории концлагеря... Связь ОУН с вермахтом, хотя и не так активно, как ранее, продолжалась».

Бандеру, гулявшего по Берлину, однажды остановила полиция, но он предъявил гестаповское удостоверение, и его благополучно отпустили. Это похоже на «мордування»?

"Бренд "УПА" бандеровцы украли"

— 201-й полицейский батальон подписал контракт на год и больше его не продлил. Не понравилось в топком Полесье?

— На этот счет есть две версии. Одна основывается на письме митрополиту Шептицкому за подписью Всеволода (подпольная кличка капеллана батальона Ивана Гриньоха). Он сообщал: бойцы впали в «депрессию» из-за того, что партизаны «выкосили в пень», по его образному выражению, 26 бандеровцев. Считается, что с этого началось массовое дезертирство, и не только из 201-го батальона.

Вторая версия предполагает, что по заданию Абвера Шухевич увел батальон в леса для истребления местного населения, Армии Крайовой, партизан и евреев-беженцев путем организации гражданской войны. Чтобы не отпугивать местных жителей немецкой формой, он перешел на «нелегальное» положение. Очередной псевдоним — Тарас Чупринка — тоже был явно рассчитан на народный менталитет.

Показателен случай с женой Шухевича. Ее арестовало гестапо, как и других родственников бандеровцев, очевидно, чтобы держать их в заложниках до выполнения поставленных задач. Узнав об аресте жены, Шухевич, якобы находившийся на нелегальном положении, надел немецкую полицейскую форму и явился во Львов. Никем не остановленный, он пришел на прием к своему старому приятелю полковнику Бизанцу, вследствие чего Наталью Шухевич вскоре выпустили.

— А как ОУН-СД превратилась в УПА?

— Задним числом Шухевич издал приказ считать днем создания армии 14 октября 1942 года, желая затемнить свою службу в 201-м полицейском батальоне. На самом деле УПА стала таковой не раньше весны 1943 года.

ОУН-СД превратилась в УПА по принципу: «Чтобы уничтожить, возглавь». Был такой человек по фамилии Боровец, который создал партизанскую «Полесскую Сечь». Боровец взял псевдоним Тарас Бульба. При своем штабе он имел связного от Мельника, что говорит о взглядах атамана. Когда его отряд разросся до восьми тысяч штыков, гордый своим войском Бульба-Боровец переименовал его в «Украинскую повстанческую армию — Полесская Сечь».

Обосновавшись на той же территории, Шухевич понял, что ему будет трудно конкурировать за продовольственные и человеческие ресурсы с Боровцом, и под дулами своих орудий вынудил его объединиться. Тогда-то, в мае 1943 года, и появилась УПА. В ходе «объединения» бандеровцы истребили сотни своих «оппонентов».

Шухевич быстро сориентировал УПА на уничтожение отрядов польской Армии Крайовой, что переросло в так называемую «Волынскую резню», взаимное уничтожение украинского и польского населения. За короткий срок погибло более 100 тысяч поляков и 20 тысяч украинцев.

Меньше чем через два месяца после объединения бандеровцы разоружили формирование Боровца, часть его полевых командиров расстреляли. Боровец отделился от Шухевича и остатки своих бойцов переименовал в Украинскую национально-революционную армию. В одном из столкновений с УНРА бандеровцы захватили в плен Анну Боровец, жену атамана. Ее пытали, а потом убили. Боровец сбежал в Варшаву, где был арестован немцами и помещен в Заксенхаузен. Шухевич остался единственным владельцем бренда.

— Очень пафосно Шухевич написал в одном из своих приказов: «Карающая рука бойца УПА настигла... командующего 1-м Украинским фронтом Ватутина».

— Добавлю: генерал Ватутин был освободителем Киева и Украины. Причиной его убийства стала прежде всего халатность охраны Ватутина и СМЕРШа. Практически не прикрытая автомашина командующего влетела в село, где засела одна из банд. Бандиты начали беспорядочно палить по машине, Ватутин был тяжело ранен и где-то через месяц скончался. Его гибель прервала переговоры части командиров УПА с партизанским соединением Ковпака о нейтралитете, который, возможно, сохранил бы жизни сотням тысяч мирных жителей.

— УПА воевала с немцами?

— Были единичные наскоки в основном с целью перехвата немецкого провианта. Ну зашибут кого-нибудь ненароком, не без того, но не больше. На недавние запросы в Германии никаких официальных данных о потерях гитлеровцев в боях с УПА предоставлено не было. По моим же данным, число погибших немцев и их пособников от рук УПА составило три-четыре тысячи человек. Собственные потери оуновцев в годы войны — примерно та же цифра. И это при 100-тысячной УПА!

Зато в уничтожении крестьян бандеровцы преуспели, даже похлеще, чем в Белоруссии. Счет шел на десятки тысяч. Эту практику они продолжили и после войны. Даже СБУ в своей официальной справке ссылается на советские архивные документы, из которых следует, что за 1944-1953 годы участники ОУН-УПА совершили 4907 террористических актов, более тысячи нападений и поджогов колхозов, совхозов, сельсоветов, клубов и т. п. «В результатi цих проявiв, — говорится далее в справке СБУ, — було вбито або забрано в лiс бойовиками ОУН-УПА 2662 працiвника радянсько-партiйного активу, 562 голови сiльських рад, 262 голови колгоспiв, 446 колгоспникiв». Указывается, что погибло 22 430 человек, в основном гражданского населения. По моим данным, эти цифры далеко не полны. С учетом деятельности ОУН и УПА в военные и послевоенные годы число их жертв в несколько раз больше.

— Каким образом Бандера вышел из Заксенхаузена, откуда живым мало кто возвращался?

— К концу 1944 года исход войны стал понятен, и немцы слили полуразгромленную УПА с остатками такой же СС «Галичина», а из Заксенхаузена выпустили всю непримиримую четверку — Бандеру, Стецько, Мельника и Боровца. Бандеру пригласил на беседу сам рейхсфюрер СС Гиммлер. Он сказал: «Необходимость вашего вынужденного пребывания под мнимым арестом, вызванная обстоятельствами, временем и интересами дела, отпала».

История не сохранила других подробностей, но, возможно, перед Бандерой извинились за смерть трех его братьев. Самый младший погиб предположительно в 1943 году. Еще двое — в концлагере Освенцим. По некоторым данным, туда их поместили в ответ на одно из писем Бандеры, которое возмутило гитлеровцев очередной попыткой шантажа. Очевидно, Бандера все простил, потому что принял участие в фуршете, который гестапо устроило в его честь.

Затем Бандера из Кракова координировал заброску диверсионных групп в расположение УПА. Когда советские войска взяли Краков в кольцо, Бандеру по личному приказу Гитлера вывез оттуда Отто Скорцени.

— А что стало с Бандерой и его семьей после окончания войны?

— Благодаря связям с американцами Бандере удалось вытащить жену и троих детей из зоны советской оккупации. Их поселили в лагере для беженцев, потом они скрывались в маленьком лесном домике под фамилией Поппель. Наконец, всех перевезли в Мюнхен, где осел глава семьи. Впрочем, он продолжал скрываться, имел двойников.

— И все-таки КГБ его достал.

— 15 октября 1959 года человек, которого соседи знали под именем Степана Поппеля, поднимался по лестнице в свою квартиру. Навстречу ему спускался агент КГБ Сташинский. Подойдя вплотную, он вытащил пистолет и выстрелил Бандере в лицо раствором цианистого калия.

Начальство наградило киллера орденом, но затем он впал в немилость из-за брака с немкой. Через ГДР они с женой бежали в западный Берлин, где Сташинский признался в убийстве Бандеры и еще одного главаря ОУН — Ребета. Суд ФРГ определил ему наказание в виде восьми лет тюремного заключения строгого режима.

Семья Бандеры переехала в Канаду. Его внук, журналист, тоже Степан, — большой поклонник деда.

"Не запугивать, а истреблять!"

— Получается, послевоенная «бандеровщина» была не столько делом рук человека, давшего ей имя и вооружившего ее идеологией, сколько Шухевича...

— В эти годы Шухевич окончательно превратился в психопатического экстремиста. К слову, еще в детстве Роман проявлял садистские наклонности, о чем есть свидетельство близкой подруги его матери. Война, ненависть, жизнь в лесах, отсутствие дома способствовали развитию этих наклонностей. Бандеровцы нагоняли ужас на местных жителей не просто убийствами, а средневековыми пытками.

С женой Натальей Березинской Шухевич не виделся много лет. В 1945-м вместе с его сестрой и матерью Наталью отправили в ссылку, а сына и дочь отдали в детский дом. Впрочем, весной того же года у него появилась новая дама сердца — в прошлом соучастница по делу об убийстве Перацкого Екатерина Зарицкая (кличка Монета). При задержании в 1947 году она застрелила милиционера. Приговоренная к 25 годам тюремного заключения, она отсидела 20 и была переведена в исправительно-трудовую колонию. На свободе прожила еще 14 лет и умерла в 1986 году.

Выбирая связных, Шухевич отдавал предпочтение женщинам. Была у него связная Марта Пашковская, которая в момент ареста в львовском трамвае приняла яд. Известны имена еще нескольких — Ольга Илькив, Ирина Сеник, Данка Пилипчук. Последняя, Дарья Гусяк (Нуся), подвела своего шефа. После ареста она проговорилась в камере подсадной утке, где скрывается Шухевич с очередной фавориткой Анной Дидык.

По словам советского разведчика, агента ОГПУ, НКВД и КГБ Павла Судоплатова, генерал МГБ Дроздов, чьи люди окружили дом, где скрывался Шухевич, «потребовал от него сложить оружие — в этом случае ему гарантировали жизнь. В ответ прозвучала автоматная очередь. Пытаясь прорвать кольцо окружения, Шухевич бросил из укрытия две ручные гранаты. Завязалась перестрелка, в результате которой Шухевич погиб». Это произошло 5 марта 1950 года.

Информация к размышлению:

«Не запугивать, а истреблять! Не надо бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 миллионов украинского населения останется половина — ничего ужасного в этом нет» (из инструкции подразделениям УПА, автор — Р. Шухевич).

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ