Более десяти лет тому назад я выдвинул идею о том, что на Донбассе сложилась некая территориальная общность людей. Общность наднациональная и состоящая в своей основной массе из представителей восточнославянских этносов с большими вкраплениями греков, евреев, татар, армян и других наций. Общность, выбравшая своим языком бытового общения русский, общность, обладающая своим видением исторической памяти и исторической перспективы. Общность достаточно аморфная, но тем не менее существующая.

В советское время это явление было практически незаметным. Поскольку основная масса населения СССР так же пользовалась русским языком, исповедовала те же или похожие ценности, как и основная масса населения Донбасса. Мало того, Донбасс сам воспроизводил некоторые советские общественные идеи и давал пищу для историко-идеологической мифологии советского государства. То же движение стахановцев, образ шахтерских дивизий, Паша Ангелина, «Спят курганы тёмные», «Шахтёры - гвардия труда» и так далее. Независимая же Украина, обладая значительно большей идейно-мифологической надстройкой, чем СССР, абсолютно не нашла в ней места Донбассу.

И когда я обращался с идеей «донбасской общности» к украинским политикам, политологам, деятелям науки и культуры, то встречал или враждебное отношение, или полное непонимание. Понятно, что людям не хотелось принимать тот факт, который не вписывался в их сложившееся мировоззрение. Ведь принять теорию «донбасской общности» означало признать за ней некие естественные права. Например, право на язык или широкое местное самоуправление. А этого всем крайне не хотелось. В лучшем случае от меня требовали предоставить «неоспоримые доказательства существования этой самой общности». Приходилось парировать, что когда эти самые доказательства появятся, будет уже поздно … поздно пить «Боржоми». И тот, кто первый отзовётся на чаяния Донбасса, и будет владеть регионом.

Так и получилось 11 мая, когда я наблюдал просто живую реку из людей, валившую на избирательный участок, где проходил референдум за суверенитет ДНР. Когда празднично одетые люди поздравляли друг друга «с праздником», обнимались-целовались, плакали от счастья. Это был праздник, праздник самоосознания! Специфическая точка бифуркации. Выход территориальной общности на историческую сцену. Теперь уже не нужно доказательств. То, что в своё время не захотела слушать Украина, просто интуитивно использовала другая сторона. Просто очевидное стало явным...

Я не знаю, каким будет завтра для этой молодой общности. Возможно, все чаяния и надежды будут растёрты в пыль гусеницами танков. Возможно, впереди Донбасс ждёт тяжёлая и жёсткая борьба за своё выживание. Я не восхищённый украинофил конца 19 века, который приписывал своей нации исключительно хорошие и позитивные черты, игнорируя тёмную сторону бытия, которая есть у каждого народа. Понятно, что оформившаяся донбасская общность - это не сбор эльфов, хомячков и принцесс, это то, от чего будет пахнуть железом, ладаном и потом, черной брутальностью и жёсткостью, перерастающей в жестокость. Донбассу ни с кем не будет легко, как никому не будет легко с Донбассом. Но уже никто не скажет, что Донбасса нет. Что это просто территория без народа. Народ есть, и это - народ Донбасса. И 11 мая это неопровержимо доказало. И из этого нужно исходить всем политическим силам на всей планете Земля.

Что касается Украины, которая до сих пор пленяет половину моего сердца: грядущий возможный разрыв между ней и Донбассом заставляет меня невероятно болезненно переживать этот процесс. то хочется отметить, гуманитарной сферой государства должны рулить не узколобые фанатики и коррумпированные догматики, а люди, разбирающиеся в истории, политологии, этнографии и культуре. Люди, способные рассмотреть и проблемы, и формирующиеся процессы. Ведь нечто, аналогичное Донбассу, имеет место быть и в Харькове, и в Одессе, и много где ещё. И возможно там тоже будет свой «праздник самоосознания». И всё это будет очередным результатом негибкой и не профессиональной гуманитарной политики государства.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ