Вон оно что! Как из душа окатило... Мало того, что всю украинскую военную армаду ставит на уши отставной прапорщик, так он еще и того... бессмертен. Участвовал и в гражданской, и в Отечественной, и в битве за Бородино...

Из комментариев в Интернете:

"Надо отметить, что реконструкция у донецких лучше. На майдане была только унылая катапульта. А тут вон все как круто и натуралистично. Короче, на майдане были какие-то унылые ролевики, а тут настоящие суровые файтеры".

Героическая СБУ рассекретила командующего Самообороной Донецкой народной республики. Вообще-то, Стрелков сам о себе честно написал на форуме Республика ШГИД, реконструкторы:

июнь 1993-июль 1994 г. - срочная служба. в/ч 11281 МО ПВО, стрелок роты охраны.

февраль - декабрь 1995 г. - контрактная служба в/ч 22033 "Х" (166-я гв.МСБР) С 24.031995 по 10.10.1995 - 67-й ОГСАД, зам.ком взвода-командир орудия

С августа 1996 г. по июль 2000 г. - в/ч31763

С июля 2000г . по апрель 2005 г. - в/ч 78576

С апреля 2005 г. по настоящее время - в/ч 36391

Интересно, что бы делала героическая СБУ, не будь Интернета? Как бы бдительные сотрудники рассекречивали прапорщиков - участников Куликовской битвы, которые нынче успешно сражаются с Вооруженными силами Украины, захватывают в плен украинский спецназ и так и норовят въехать в Киев на тачанках?

И всем в Киеве надо помнить: в живых останется только один))).

Новое интервью со Стрелковым-Маклаудом

Славянск, Донецкая область, Украина. Командующий самообороны Славянска Игорь Стрелков.

- Украинские СМИ и СБУ заявляют, что вы - сотрудник российских спецслужб. Так ли это?

- Конечно, нет, конечно, нет. Я давно в запасе.

- Как возникла идея приехать на Юго-Восток Украины, для чего и как вообще было сформировано то, что сейчас называется народным ополчением Донбасса?

- Народное ополчение Донбасса возникло помимо моего желания и помимо желания кого бы то ни было, оно возникло здесь, на месте. Мое прибытие сюда - это просто закономерный итог той работы, которая была проведена в Крыму мною, где ко мне обратились многие товарищи, которые приехали в Крым в качестве добровольцев, с просьбой возглавить их и помочь осуществить то же самое, что в Крыму, в их родных местах - на Донетчине и Луганщине.

- Кто те люди, которые сегодня являются бойцами народной самообороны - они все-таки местные жители или приезжие из России, из Крыма?

- Подавляющее большинство, примерно 90% тех, кто сейчас находится под моей командой - это местные жители. Оставшиеся 10%, примерно 50/50 - добровольцы из России, причем имеющие местные корни либо корни из других регионов Украины. А остальные - это беженцы из других регионов Украины, я уже об этом говорил: самая широкая география - Тернополь, Житомир, Киев, Харьков, Днепропетровск. Причем еще большее количество людей обращается и заявляют о своей готовности прибыть сюда, как только у меня будет возможность их вооружить. Но сейчас такой возможности нет.

- Обоснованы ли обвинения в том, что происходящие события на Востоке Украины - это некая внешняя интервенция?

- Конечно, нет. Значительная часть населения, я думаю, где-то 70-80%, категорически против того, чтобы Киев дальше управлял этими территориями, этими землями. Люди иногда различаются по взглядам, по-разному видит свое будущее, однако категорическое нежелание жить так же, как они жили последние 23 года, присутствует практически у всех.

- Прежде чем перейти к текущей обстановке вокруг Славянска, вокруг Краматорска - все эти недели вы довольно часто общались с украинскими силовиками не только, что называется, на поле боя. Вот они - готовы воевать с вами?

- Нет, не готовы, конечно же. У них нет мотивации. Во-первых, они не доверяют той власти, которая установилась в Киеве, во-вторых, их уровень обеспечения оставляет желать лучшего, ну, и в-третьих, они, прибывая сюда с определенными взглядами, даже если они служили на Западной Украине, очень быстро понимают, что здесь население реально против них. А это очень угнетающе воздействует на психику любого военнослужащего.

- Что до текущей обстановки - сейчас какие силы и средства собраны вокруг Славянска против вас?

- 25-я аэромобильная бригада, частично некоторые подразделения которой нами были ранее разоружены, - она по-прежнему здесь, несет службу на блок-постах, прикрывает подразделения Нацгвардии и СБУ, которые осуществляют проверку и блокаду. Далее - 95-я аэромобильная бригада из-под Житомира, в значительной части укомплектованная уроженцами с Западной Украины, также осуществляет блокаду с запада и с юго-запада. С севера находится батальон Национальной гвардии, отдельное подразделение Нацгвардии численностью примерно 150 человек по-прежнему занимает Краматорский аэродром. Там же находится одно подразделение "Альфы" СБУ и некоторое количество военнослужащих срочной и контрактной службы. Здесь же находится подразделение ГУР "Омега". Здесь же находится значительное количество командированных сотрудников милиции из практически всех регионов Украины, которых переодели в черную форму, видимо, для того чтобы они изображали спецназ, и расставили по блок-постам с задачей, как говорится, не допустить проникновения или, наоборот, бегства сепаратистов, как они нас называют. В целом непосредственно перед городом сосредоточено 2-2,5 тыс. человек. Это, скажем так, наиболее боеспособная часть той 15-тысячной группировки, которая в целом развернута в регионе. Примерно, по моим подсчетам, здесь находится порядка 100 единиц бронетехники и около 20 вертолетов.

- Послушав вас, складывается ощущение, что вокруг Славянска сжимается кольцо, однако накануне вы взяли под контроль административные здания в Константиновке. Как так получается?

- Получается очень просто. Дело в том, что армия воевать не хочет, и в принципе, их понят можно - значительная часть людей не считает нужным воевать против собственного народа. Повторяю, они отлично понимают, что население их не поддерживает, что население поддерживает нас либо, в лучшем случае для них - нейтрально. Поэтому применить непосредственно против нас они могут только спецподразделения либо так называемых добровольцев из Нацгвардии, которые здесь чужаки. Это значительно меньше, процентов 15-20 от той группировки, которая сосредоточена. В данных условиях, несмотря на то, что они, естественно, обладают численным преимуществом над нами, и преимуществом в вооружении, они понимают, что войдя с нами в непосредственное боевое соприкосновение, они понесут значительные потери. Это их совершенно не вдохновляет, совершенно. И не вдохновляет, соответственно, их начальников, которые тоже это понимают. Естественно, они очень сильно на нас обижаются, что мы не выходим в голое поле, а, как террористы, прячемся среди мирного населения, то есть, в населенных пунктах. Единственное, что могу возразить: если они считают нас такими идиотами, чтобы вылезать под огонь "Града", дальнобойной артиллерии или под удары вертолетов, то мы, конечно, им такую возможность не предоставим. Мы будем их ждать там, где население, опять же, во-первых нас поддерживает и готово пополнять все наши потери сразу же по их появлении. И там, где мы сможем драться с ними лицом к лицу. А вот драться лицом к лицу они совершенно не готовы.

Что касается Константиновки, то, поверьте, заблокировать все - совершенно невозможно. Чтобы заблокировать все, нужно выстроить сплошную оборону, вырыть окопы и посадить туда где-то втрое больше солдат, чем у них здесь имеется, чтобы создать хотя бы непрерывную линию. Кроме того, здесь местность достаточно пересеченная, много лесов, что, опять же, даст нам возможность прорваться в любом месте, где мы захотим, и выйти на оперативный простор.

- Вас в Киеве называют террористами. Когда вы говорите о том, что вы захватываете военнопленных - я говорю о сотрудниках подразделения "Альфа" в первую очередь, про бойцов батальона "Днепр-2", про военных специалистов из Германии, Польши, Чехии, Швеции (Швеция уже отпущена) - вот для вас это военнопленные? Для чего вы их удерживаете? Какова цель нахождения здесь людей, которых вы захватили?

- Что касается иностранных наблюдателей, то скажу, что, во-первых, я до сих пор не разобрался - а что они здесь делали и как они сюда попали? Во-вторых, они прибыли сюда вместе с представителями, со старшими офицерами стороны противника, и мы в данном случае рассматриваем их как людей, которые прибыли именно на стороне противника. По большому счету, у нас нет никаких целей в их удержании, мы отлично разобрались, кто это, и поняли, кто они такие - повторяю, я не знаю их целей, но мы поняли, кто они такие. Но у нас возникает вопрос: если мы террористы, то даже с террористами должны вестись хоть какие-то переговоры об освобождении заложников, я уж не говорю о том, чтобы признать нас воюющей стороной, на что украинская сторона, видимо, не пойдет никогда. Если только к Киеву подойдем - может быть, только тогда признают нас воюющей стороной. Пока же ни один украинский представитель не обратился к нам с просьбой провести переговоры, даже в отношении своих собственных пленных военнослужащих. Вот у меня сейчас сидит три офицера "Альфы", украинско-киевской "Альфы", элитного подразделения, я думаю, всем понятен статус этого подразделения в Украине, он ничуть не ниже аналогичного подразделения в России. Так вот, за двое суток, которые они находятся здесь, не было ни одного звонка, ни одного предложения их обменять или даже поинтересоваться их судьбой. Такое ощущение, что украинская сторона списала этих офицеров, которые выполняли боевое задание - как уж выполнила, это другой вопрос - списала просто из числа живых.

Примерно та же ситуация у нас и с военными наблюдателями. Прекрасно, я готов их освободить, но для этого пусть ко мне хоть кто-нибудь обратится! Пониже уровня Пан Ги Муна, который приказал отпустить их без всяких условий. Хорошо, допустим, я их сейчас вывезу за пределы города и отпущу - что дальше? Что - мне их пинками гнать в сторону следующего украинского блок-поста? Или мне надо собрать своих людей и отправить, чтобы украинские военные их задержали на следующем блок-посту? То есть, я ожидаю хоть каких-нибудь предложений со стороны украинской стороны. Раз здесь не появляются российские представители, с которыми я сразу готов был бы вести переговоры, - с какими-то официальными полномочиями, повторяю, а не с официальными пожеланиями "Отпустите их, пожалуйста!", - то пусть хотя бы придет та сторона, которая окружает город, и скажет: "Пожалуйста, отпустите тех, кого мы к вам привезли в плен!"

- Есть политическое крыло в Донецкой народной Республике (далее - ДНР. - Ред.) - президиум, здесь приезжал сопредседатель президиума. Каким образом сейчас выстраиваются отношения между вами - по большому счету, руководителем военного крыла ДНР, самообороны Донбасса - и людьми, которые сейчас готовят референдум, которые планируют провести плебисцит 11 мая?

- Складываются они сложно, хотя бы потому, что руководство ДНР - в Донецке, а подразделения ополчения, которые нормально организованы, которые мне подчиняются, еще до Донецка не добрались. Процесс формирования ополчения, как я уже говорил, это достаточно сложное действие. Что я могу сказать... Мы развертываем пункты для проведения референдума в тех населенных пунктах, которые нам подконтрольны. Но не более того, скажем так. Есть обращения к нам со стороны Донецка с просьбой направить туда бойцов подразделения ополчения, но сейчас мы не можем их послать в достаточном количестве, чтобы не подвергать угрозе их жизни, с одной стороны, и с другой стороны, чтобы не провоцировать начало боевых действий в самом Донецке. Если направлять людей в Донецк - то надо направлять в достаточном количестве, чтобы надежно взять город под контроль. Когда мы будем готовы это сделать, мы это сделаем.

- Вернемся к Славянску. Кстати, почему был выбран именно Славянск для того, чтобы город стал просто символом сопротивления Донбасса?

- На самом деле это произошло достаточно случайно, просто по прибытии сюда, был проведен опрос активистов, которые прибыли на первую встречу, с прибывшими людьми, и, в ходе совещания, выяснилось, что Славянск наиболее готов подняться и поддержать нас. И, действительно, это произошло, город поднялся, и в первый же день мы получили мощнейшую поддержку. Представители некоторых других городов, более крупных и более известных, более развитых, такой гарантии дать не могли, соответственно, был выбран Славянск.

- Какова конечная цель ваших действий? В итоге - чего лично вы хотите от ситуации на Востоке Украины? Как Донбасс должен дальше развиваться и к чему это все должно привести?

- Эти вопросы должны задаваться не мне, в первую очередь. Чего хочу лично я - чтобы народ мог реализовать свое право на волеизъявление. Собственно, это все. Для этого созданы военные силы Донбасса. Для этого они сражаются и будут сражаться!

Видео интервью смотрите здесь http://www.youtube.com/watch?v=1OU5_nxBnGs

По материалам http://pravdatoday.info

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ