У 52-летней матушки Каллисфении на почве пережитого резко ухудшилось здоровье. Это показывают все врачебные исследования. Так что ерничанье теленеуперов, которым, видите ли, не удалось пробиться к пострадавшей, более чем неуместно. Это вам не отравление «мессии» стволовым ботоксом, и не несовместимый с жизнью радикулит багини. Даже – не смертельные раны самой честной журналистки, зверски замордованной полным составом сборной Белой Церкви по смешанному рукопашному бою.

А пережито монахинями в течение трёх суток было вот что.

В одиннадцатом часу вечера (!) 14 июня настоятельница Покровского монастыря была вызвана в митрополию секретарем Митрополита Киевского и всея Украины Владимира Александром Драбинко. Последний ожидал матушку в своем кабинете вместе с Сергеем Бутом, который фигурирует в СМИ, как партнер по весьма сомнительным аферам того же Драбинко и некой Натальей Панько.

Кстати, сведения о том, что Панько, как «благотворительнице», было выделено отдельное помещение в Покровском монастыре по благословению либо митрополита Владимира, либо архиепископа Александра, пока не подтверждаются. Разного рода «дезу» мошенница сама распространяла среди насельниц обители. Входила в доверие к простым монахиням эта «прихожанка» около 9 лет. Записывала День ангела каждой, что-то подносила на именины, помогала по мелочи и врала, что выделяет монастырю огромные деньжищи. Таким образом создавала «информационное поле» как благотворительницы. С настоятельницей же на самом деле виделась крайне редко и ни разу дольше пяти минут. Разумеется, никакого участия в реставрации храмов не принимала. Более того – отговаривала от реставрации, мотивируя тем, что вот-вот приведет богатейшего спонсора (видимо, рассчитывая отхватить что-то оттуда). Вся ее благотворительность заключалась в паре ковров и паре штор. Случалось, что Панько сама выпрашивала какую-то рыбу для проведения «семейных торжеств», на которые у нее «не хватало средств».

Именно в обители «прихожанка Наталия» познакомилась со своим будущим мужем – замначуправления ДУСи, и через него – как благочестивая христианка – с известными архиереями. И дальше уже действовала по «благословению» Драбинко.

Так вот, тем злополучным вечером Драбинко и Бут общались с игуменьей очень спокойно. Разговор сводился к тому, что «Надо вернуть деньги». «Вы можете пояснить, о каких деньгах идет речь?», – пыталась выяснить матушка, но ответа не получала. В конце концов, не выдержала и перекрестилась: «Вот вам крест – я никому ничего не должна, у меня нет никаких денег». «Ну, эти ваши церковные штучки – крест и всякое такое – мне не интересны, – отреагировал в присутствии Драбинко Бут, – Вы всё-таки хорошо подумайте». «Я все сказала».

Поэтому разговор был короткий. Уже в начале одиннадцатого настоятельница вместе с келейницей (помощницей) Екатериной покинули здание митрополии. Но не успели пройти семинарию, как сзади подъехали две машины. С командой «Не двигаться, СБУ Украины» (именно так) им натянули на лица апостольники (особые сплошные длинные платки монахинь с вырезом для лица), замотали их скотчем, и, профессионально нагнув голову, затолкали в машины. Там замотали скотчем руки и рот и бросили на пол.

В Лавре зафиксирован въезд и выезд машин. Следствию известны и их номера. В лаврские ворота авто заехали около 21.00. Следовательно, казачья охрана пустила их по личному распоряжению либо наместника Лавры (который, вообще-то, первым и сообщил о фиксации на видео неизвестных ему машин), либо ректора семинарии-академии (хотя духовные школы в это время уже не работают), либо немощного Предстоятеля УПЦ (вряд ли ожидавшего посетителей в этот час), либо личного секретаря последнего (который отказался от комментариев «в интересах следствия»).

По приезду на место назначения пленниц бросили в разные помещения подвала частного дома. Явился человек с вопросом к матушке «Где мои деньги? Мне сказали, у тебя мои деньги». В первую ночь на вопросы матушки «Какие деньги?» он даже не отвечал о какой сумме идет речь. Лишь затем сообщил о $15 млн. Все трое суток монахинь держали сидя на стуле, с завязанными глазами. Екатерине не давали спать. Как только она засыпала, ее расталкивали (Катя до сих пор еще не в состоянии общаться – стресс не прошел, силы не восстановились).

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ