Чем сейчас живет злосчастная знаковая площадь и готовы ли революционеры воевать на восточных рубежах Украины?

РАДИКАЛЫ СНЯЛИ МАСКИ

Майдан был отправной точкой революции. Прошло три месяца. Революция победила. И страна пошла вразнос. Восстал Харьков, затем Донбасс. Крым вообще скомандовал: «Отдать швартовы!» А что майдан? Ужаснулся? Готовится к войне?

- Сомневаюсь. Понимаешь, майдан меняется: сначала он был разумным, потом безумным, шуточным и снова яростным, а теперь он превратился в нечто странное, - качает головой знакомый волонтер-медик.

Ладно. Поглядим. Захожу в киевскую мэрию. Она издревле оккупирована радикалами. Бардак там был всегда. По крайней мере на первых этажах. У лестницы клубится народ. Они по-прежнему носят камуфляж. Но хоть маски сняли.

- Можете делать фотки, мне-то что, - вызывающе смотрит щуплый парень.

- А ты откуда такой дерзкий?

Говорит, из Беларуси. Он там в розыске по статье за экстремизм. А на Украине ему нормально - майдан принимает.

- Так мы тебя выдадим! - предупреждаю.

Широко и нагло улыбается в ответ. Разговор прервал диковинный паренек - одет в бронежилет, а на ногах - комнатные тапочки.

- Оружие покупать будете?

- Что? - обалдела я.

- Почем? - деловито интересуется белорус-экстремист, не смущаясь присутствия прессы, то есть меня.

- Стреляет боевыми. Девятьсот гривен. Из личных запасов, просто деньги нужны, - поясняет торговец, вынимая пистолет.

Надо бы проверить. Ныряем в кабинет с табличкой «Продовольственный склад». Белорус взял наган - прицелился, расколотил банку. Думала, сейчас народ сбежится - подымут вой. Ничего подобного - штатная ситуация. Сделка состоялась.

- Надо обмыть, - говорят. - Приглашаем в гости.

Ну обмыть так обмыть. Надо же посмотреть, как обустроился народ в кабинетах. Раньше все ютились в коридорах, кабинеты были опечатаны. Но революция открывает любые двери. Теперь радикалы балдеют на мягких диванах. Стреляют от скуки в потолок, украшая его вензелями «Правого сектора». Много курят и говорят о политике.

- А что ж в военкомат - не тянет? - интересуюсь.

- Ну как... Несколько сотен уже пошли добровольцами, - сообщают мужики из «тернопольского кабинета». - Но там половину отсеяли: если была судимость или у человека открытая форма туберкулеза. Некоторым психиатр не дал справку. Короче, вернулись. Но лично я думаю, что Крым того не стоит. Прогнулись под Россию - да ну и ради бога. Этот Крым вообще надо этого... ампутировать.

- Тогда и восток надо ампутировать. И получится из серии: да здравствует великая Украина от Львова до Тернополя? Но, мне кажется, вы просто боитесь танков….

- А кто не боится? - честно признаются, почесав в давно не мытых затылках. - К тому же мы свое уже отвоевали. Если кому нужен восток - пусть посылают внутренние войска. В первых рядах - появится шанс искупить вину кровью.

- Вину за то, что стояли на майдане, выполняя приказ?

Дальше разговор как-то не заладился. Но ясно одно: майдан не лихорадит в ожидании новой бучи. Местные группировки слишком заняты собой.

«МЫ ИЗ КРЫМА. НАМ ОБРАТНО НЕЛЬЗЯ»

- Они враждуют. По ночам вообще караул. Бросают друг в друга «коктейли Молотова», стреляют, водят девок, - возмущается Иван - уже немолодой мужчина с армейской выправкой. Звонишь в самооборону - охрану мэрии, они отвечают: «Понятно - будем!.. Только утром». Боятся связываться.

Спускаемся на второй этаж. Там комендатура. В кабинете мэра сидит парень в черной спортивной курточке. Обхватил голову руками. Представился Александром Крымским.

- Почему так? - говорит. - Потому что мы не можем их разоружить - у всех автоматы. Плюс была идиотская политика расселения. Тут же и «Правый сектор», и «Нарния», и так далее. Многие враждуют. Они периодически и комендатуру кладут лицом в пол. Так спускают по лестнице. Слышу: «Эй, комендант!» И тут же автоматная очередь. Ох я бежал. Вынес двери кабинета, прятался.

- А чего хотели?

- Да ничего, попутали. Но скоро придут с «серьезным предложением». Бывший комендант киевской мэрии Анатолий Демченко ввел такое правило. Он воровал деньги майдана. И все об этом знали. Сотники приходили за своей долей. И сразу с гранатами. Сейчас бывший комендант в бегах, но сотники уже намекали, что скоро и ко мне придут.

- Тут вам и конец…

- Да как повезет. А вот дома точно конец - там уже поджидают. Мы ведь из Крыма.

Приехали от «Свободы» воевать за майдан. Назад, уже в Россию, не поедешь - надо искать место в Киеве. В конце концов Раде нужны представители от майдана?

- Хотим продавить эту идею через главного коменданта майдана. У него как раз сейчас совещание, - поднимаются крымчане.

«ТЫ ЗА ЭТО ВОЕВАЛ? ТЕПЕРЬ ЕЗЖАЙ ОБРАТНО - ИСПРАВЛЯЙ»

Сидим в приемной. Мимо идет череда сотников, каждый сдает оружие. Секретарша принимает ножи, пистолеты, автоматы и гранаты.

Майдановцы вдруг затихли - по телику передают выпуск новостей. Обсуждают. Мол, как быть дальше? Что майдан может сделать? Удивительно, но в атмосфере полного беспредела и махновщины сохранился и мыслящий костяк майдана.

Они продолжают жить в палатках, надеясь на перемены. Надеются, что майдан сформируется как политическая партия - и сможет диктовать условия в высших эшелонах власти. Наивны-е-е-е...

- Приезжаю «на побывку» в родное село. Соседи говорят: ты за это воевал? Вот теперь езжай обратно - исправляй, - сетует мужик у палатки «Ровно». - Буду исправлять, только не знаю как.

Пока одни думают, «как исправлять», другие наслаждаются самим процессом.

Для большинства майдан - уже не просто или вовсе не акция протеста, это образ жизни.

Источник

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ