Главные плоды связей меджлиса с украинскими националистами за последние годы – мандат народного депутата Украины у Мустафы Джемилёва и фракция «Курултай-Рух» в крымском парламенте. Эти достижения – результат сотрудничества меджлиса с так называемой старой гвардией Народного Руха Украины, а позже с национал-либералами из «Нашей Украины» и «Батькивщины». Ныне наметилась новая тенденция: сближение самопровозглашённого представительного органа крымских татар с радикальной частью украинского националистического спектра – ВО «Свобода».

Точки соприкосновения двух «национализмов»

Процесс сближения движущих сил украинского и крымско-татарского националистического лагеря, представленных неонацистской «Свободой» и нелегальным меджлисом, стал возможным благодаря наличию ряда предпосылок общего характера.

Не секрет, что взгляды украинских и крымско-татарских националистов совпадают по многим краеугольным для Крыма и Украины вопросам: базирование Черноморского флота в Севастополе, интеграция в Таможенный союз, вступление в НАТО и ЕС, статус русского языка. Общей чертой двух сил является и их «зоологическая» русофобия. Украинских и крымско-татарских «наци» роднит единая оценка Великой Отечественной войны, равно как и всего периода существования территории Украины и Крыма в Российской империи и СССР. Так, они разделяют подход, ставящий знак равенства между Сталиным и Гитлером, между СССР и нацистской Германией, обоих называя тиранами и оккупантами. Неудивительно, что «свободовцы» и «меджлисовцы» оправдывают коллаборационизм ОУН-УПА и крымско-татарских добровольческих отрядов, называя их борцами с человеконенавистническими диктаторскими режимами.

Они схожи также в том, что пытаются выставить свои народы в облике страдальцев в глазах международного сообщества. Соответственно, общей становится тема т.н. геноцидов – «голодоморного» и «депортационного». Естественно, «преемником» виновника обоих «геноцидов» определяется Российская Федерация, образ которой тем самым стараются демонизировать в Крыму, на Украине и на международной арене.

В более узком смысле ещё одной общей чертой нелегального меджлиса и неонацистской «Свободы» является лютая ненависть к коммунистам. И острота ситуации заключается в том, что в Крыму Компартия закрепилась едва ли не лучше, чем в большинстве других, даже юго-восточных регионов Украины.

Статус Крыма как булыжник преткновения

Историю отношений меджлиса со «Свободой» нельзя назвать идиллией. Возникали мелкие и крупные противоречия, доходило и до обмена резкими обвинениями. Источником разногласий ещё недавно была тема статуса Крыма. Причём для обоих этот вопрос имеет принципиальное значение, и, казалось, что никто не изъявит готовность пойти на уступки.

Как известно, «тягнибоковцы» намеревались преобразовать Автономную Республику Крым в область Украины, а меджлис неукоснительно требует провозглашения крымско-татарской национальной автономии, а в дальнейшем и государственности. Так, одним из программных пунктов «свободовцев» значится упразднение автономного статуса Крыма и отмена специального статуса Севастополя путём всеукраинского референдума (1). А в принятой II Курултаем ещё в 1991 году Декларации о национальном суверенитете крымско-татарского народа, напротив, чётко прописано стремление к национальному суверенному государству (2).

Есть и другие нюансы, осложняющие сближение двух ультранационалистических группировок. Одним из них является вопрос наименования полуострова, хотя в последние годы этот спор угасает. «Свободовцы» предлагали вариант «Таврия» (Таврическая область), тогда как неприемлемость топонима «Крым» Тягнибок объяснял его татарским происхождением (3). Естественно, это вызвало возмущение меджлиса, равно как и других крымско-татарских организаций.

В одно время «Свобода» демонстрировала критическое отношение к татарским самозахватам земель, к дипломатической поддержке меджлиса со стороны Евросоюза, к распространению исламского влияния на Украине. Достаточно просмотреть публикации на официальном сайте крымского отделения «Свободы» и вспомнить хотя бы акцию двухлетней давности против строительства мечети в г. Хмельницкий, проходившую под лозунгом «Защитим Украину от мусульман». Она подверглась резкому осуждению со стороны Духовного управления мусульман Крыма, которое де-факто контролируется меджлисом (4). Ещё одним примером стал марш против нелегальной миграции, который прошёл в декабре 2009 года по центральным улицам Симферополя под флагами «Свободы» и с лозунгами: «Кому належить Крим? – Нам!», «Ваххабізм – це добре, якщо ти не згоден, вони тебе вб’ють», «Україна для українців, для білих людей» (5). В этих броских речёвках легко улавливались антитатарские нотки, и не мудрено, что акция вызвала критическую реакцию в меджлисе и всём крымско-татарском сообществе.

Завоёвывая благосклонность Мустафы

Несмотря на все существующие препятствия, нельзя забывать, что бессменный глава меджлиса Мустафа Джемилёв находится в общей оппозиционной обойме со «Свободой». Это существенно увеличивает вероятность заключения между ними договорённостей о консолидации усилий. Например, в одном из своих интервью Джемилёв не исключил возможности сотрудничества меджлиса со «Свободой», признав наличие общих с ней целей, в частности, по вопросу евроатлантической интеграции Украины и вывода российского флота из Крыма (6). Вместе с тем он раскритиковал политсилу Тягнибока за идею превращения Крымской автономии в область, посоветовав перенаправить усилия на преобразование АРК в крымско-татарскую национальную автономию (7).

И «свободовцы» уловили этот месседж предводителя нелегального меджлиса. Первой ласточкой стало заявление одного из членов неонацистской партии украинского актёра Богдана Бенюка о возможности создания крымско-татарской автономии в составе Украинского государства (8). Именно о таком формате автономии постоянно твердят «меджлисовцы», отлично понимая, что шаги по созданию в Крыму независимого национального государства будут немедленно блокированы центральной властью.

Более чётко новая позиция «Свободы» проявилась во время митинга по случаю 69-й годовщины депортации крымско-татарского народа, где соратник Тягнибока Эдуард Леонов заявил о готовности партии добиваться придания меджлису статуса органа местного самоуправления и предоставления крымским татарам квот в органах власти.

«Я хочу гарантировать вам от имени нашей политической силы, что в Верховной Раде Украины у вас кроме своего представителя Мустафы эфенди есть «Свобода», – заявил Эдуард Леонов. – Поэтому мы как политическая сила будем исполнять программу защиты украинцев, в которой четко сказано, что меджлис крымско-татарского народа должен стать органом местного самоуправления, что крымско-татарский народ как минимум должен получить надлежащие квоты в представительских и исполнительных органах власти» (9).

Эти слова Леонова на 20-тысячном митинге, даже с поправкой на популизм и демагогию, свидетельствуют о переосмыслении подхода «тягнибоковцев» ко всему комплексу крымско-татарских проблем.

Следует ли из этого, что украинские неонацисты вправду послушали совета Джемилёва и отказались от затеи преобразования Крымской автономии в область? Вряд ли. Скорее всего, это лишь тактический ход, продиктованный требованиями сиюминутной политической конъюнктуры, от которого в любой момент можно будет отказаться, вернувшись к прежним «крымским принципам». В частности, подобного мнения придерживается украинский политолог Владимир Фесенко (10). Появляются надежды увеличить электоральное поле за счёт крымских татар, без которых у «Свободы», по большому счёту, нет шансов закрепиться в Крыму. К тому же технологам Партии регионов не пришлось особо трудиться, чтобы сделать из «Свободы» страшилку для национальных меньшинств, живущих в стране. Вот и решил Тягнибок перед выборами затушевать эту искусственно выпяченную правду, желая до поры до времени выглядеть чуть-чуть толерантным и адекватным политиком.

Наконец, желание подружиться с меджлисом вытекает из того, что вместе с этой группировкой «свободовцы» получают возможность смелее действовать в общественно-политическом пространстве Крыма. Дело в том, что идеологические оппоненты «бандеровцев» в Крыму – левые и пророссийские силы – способны силовым способом блокировать публичные акции «Свободы» на полуострове. И они не перестают уличать «ястребов» Тягнибока в экстремизме и неонацизме, причём небеспочвенно. Но почти никто из патриотических сил Крыма не решается идти на силовое противостояние с меджлисом, открыто обвинять его в оправдании крымско-татарских коллаборационистов и разжигании межнациональной вражды, хотя в этом плане деятельность нелегального представительного органа крымских татар мало чем отличается от выходок «Свободы». Иными словами, украинские неонацисты, оперевшись на меджлис, могут не опасаться реакции возмущённой крымской общественности на свои проделки.

Вскоре после заявлений на митинге 18 мая «свободовцы» предприняли следующий, более конкретный шаг – подали на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект, гарантирующий национальным меньшинствам представительство в органах местного самоуправления. Если быть точнее, это проект о внесении существенных изменений в действующий закон Украины «О национальных меньшинствах в Украине». Как объяснил один из соавторов законопроекта Э. Леонов, в нём предусмотрено гарантированное представительство крымских татар в органах местного самоуправления, но вовсе не замена Верховного Совета Крыма меджлисом (11). Этот практический шаг призван, в числе прочего, убедить меджлис, что слова украинской ультранационалистической партии подкрепляются делами. Впрочем, существуют очень большие сомнения, что представители парламентского большинства рискнут поддерживать такую на первый взгляд безобидную инициативу, но с далеко идущими последствиями.

Если с интересами и мотивами «Свободы» всё относительно понятно, то какую выгоду новое партнёрство несёт меджлису? Вопрос более чем уместен. Но разве мало на первое время посулов о придании меджлису статуса органа местного самоуправления, внесение законопроекта о квотах для татар в органах власти и заявлений о возможности поддержания идеи крымско-татарской автономии? «Свобода» нужна меджлису как рупор, который поможет ещё чаще озвучивать крымско-татарскую проблематику во всеукраинском масштабе. Тем более надо быть совсем недальновидными, чтобы отворачиваться от сотрудничества с политической силой, имеющей в своём активе 36 депутатских мандатов.

Не стоит забывать, что положение самого меджлиса сейчас довольно шаткое. До середины июня в Крыму длится поэтапное голосование за новый состав Курултая, и руководить меджлисом уже будет, по-видимому, преемник Мустафы Джемилёва. А принимая во внимание роль личности Мустафы, меджлис может испытать ощутимые внутренние потрясения. Кроме того, с недавних пор ряд его представителей отстранён от серьёзных должностей в крымских органах власти, что лишило нелегальную структуру финансовой подпитки из государственной казны. Власть предпочла обсуждать и решать проблемы крымских татар не с меджлисом, а со специальным Советом представителей крымско-татарского народа при Президенте Украины. В вопросе узаконивания захваченных татарами земель правительство АРК работает с организацией «Себат», согласившейся сотрудничать на условиях власти. И, наконец, с двух сторон монополию меджлиса в крымско-татарском движении подрывают быстро набирающие популярность исламисты и крепнущая светская оппозиция.

В свою очередь, украинские националистические организации на всём крымско-татарском направлении готовы взаимодействовать только с меджлисом, считая его органом, полномочным выступать от лица всего крымско-татарского народа. Во всяком случае, другие крымско-татарские национальные организации, претендующие на эту миссию, украинские националисты совершенно не воспринимают в качестве потенциальных союзников.

* * *

События последних месяцев, наблюдающиеся в отношениях меджлиса и «Свободы», позволяют вести речь о формировании новой оси между «галицким» и крымско-татарским национальным движением. Инициатива исходит от партии «Свобода», которая уже направила меджлису серию импульсов. В вопросе административно-территориального статуса Крыма им вряд ли под силу осуществить какую-либо ревизию. Другое дело, что эти две группировки попытаются сформировать общий фронт против русского движения и российского присутствия на Крымском полуострове. Оголтелый альянс «бандеровского» и крымско-татарского этнического радикализма обещает бросить вызов межнациональному спокойствию в Крыму и испытать на прочность терпение Киева. Внесенный «свободовцами» на днях в Верховную Раду законопроект об изъятии из официальных документов и учебников термина «Великая Отечественная война» придаст, очевидно, новый импульс их сближению.

По материалам http://odnarodyna.com.ua

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ