За время своего существования майдан пережил несколько стадий трансформации. Сначала его лицом и главной идейной силой были студенты. Потом сцену и микрофон захватила партийная оппозиция. Вскоре после этого прибыл многочисленный «десант» преимущественно с западных областей. Во время новогодних праздников, пока страна отдыхала, произошла новая ротация: на смену «палаточным сидельцам» стянулись так называемые «рейнджеры». Те, кому все равно, с кем воевать, главное - сам процесс.

События 22 января оказались переломными в этом плане: они стали грандиозной рекламной кампанией для любителей «войнушки». Сейчас «население» майдана — это по большей части мрачные, весьма неразговорчивые личности в масках и камуфляже. Они усовершенствовали фортификацию, превратив лубочные баррикады в серьезные сооружения, а клоунский палаточный городок – в замусоренный бивуак с колючей проволокой и жесткими укладами.

Независимые эксперты считают, что самые большие репутационные потери от происходящего понесла «Свобода». Еще недавно эта политсила упивалась доминированием в нише националистического радикализма. Но теперь выяснилось, что детины из «Свободы», которые дерутся в парламенте и могут безнаказанно сломать двери офиса представителя крупного бизнеса, в условиях уличных «боев» ни на что не годятся. Как и другие кабинетно-парламентские оппозиционеры, они не способны хоть как-то контролировать ситуацию, не допускать бессмысленного кровопролития и установления закона улицы.

Вероятнее всего, именно это и привело к массовому перетеканию агрессивного «свободовского» электората к более активным организациям правого крыла: «Тризубу», УНА-УНСО, «Патриоту Украины» и др. Формализованный до последнего момента «Правый сектор» (ПС) постоянно расширяется, что позволяет ПС заявлять о себе, как об отдельной влиятельной структуре и даже претендовать на роль субъекта переговорного процесса. Для «Свободы» такой поворот событий крайне опасен, ибо являет собой реальную угрозу пролететь мимо парламента на будущих выборах.

Несмотря на общий идеологический базис, националисты в борьбе за доступ к «кормушке» не только дистанцировались друг от друга, но и передрались в прямом и переносном смысле слова.

В конце января, боевики «Свободы» штурмовали помещение Львовской облгосадминистрации, с целью вытеснить оттуда «Тризуб» и других конкурирующих национал-социалистов. Дрались, по словам очевидцев, жестко, с битами. Были пострадавшие. В итоге здание разделили: первый этаж контролирует «Правый сектор», второй — его партнеры из «Автономного опору» (национал-коммунисты, сформировались в 2009 году, - автор), и только третий — ВО «Свобода».

События во Львове — это отнюдь не штурм киевских зданий, занятых враждебной Тягнибоку организацией «Спільна справа» во главе с Александром Данилюком, еще с «Налогового майдана» близким к БЮТу и Турчинову. А война на своей территории со своими же идеологическими клонами. И дальнейшая перепалка между «Правым сектором», который в своем заявлении осудил «Свободу», и «Свободой», обвинившей ПС в переговорах с властью (как сказал Михальчишин: «первый шаг к предательству Майдана), показывала, что впереди грядет серьезное противостояние.

Но вдруг «Свобода» перестала называть переговоры «Правого сектора» на счет освобождения из-под стражи активистов в обмен на освобождение здания КГГА и улицы Грушевского «первым шагом к предательству». Теперь это, наоборот, — гражданская позиция. Как заявил народный депутат от «Свободы» Михаил Блавацкий, «Правый сектор» — представитель общества, а потому имеет право от своего имени вступать в переговоры с кем угодно.

Напомним, что, по словам председателя ОО «Афганцы Украины» Олега Михнюка, результатом таких переговоров стало освобождение 112 человек. Ожидается, что вскоре выпустят еще 116 активистов. Лидеры оппозиции такого результата добиться не смогли. А может, просто не захотели?

Возникает вопрос: зачем «Свободе» нужен «Правый сектор»? Может потому что именно ПС реально контролирует КГГА, баррикады и периметр майдана. Если так, то в любой момент они могут банально не пустить лидеров оппозиции на сцену.

С другой стороны, зачем «Свобода» нужна «Правому сектору»? Ответ прост: это все-таки парламентская партия, официальный субъект переговорного процесса. А «Правый сектор» можно сказать неформальная структура, которая может торговаться с силовиками по тактическим вопросам и платить за уступки еще большими уступками. Да и не факт, что после освобождения КГГА и Грушевского ПС не попрут из переговорного процесса.

По сути, ситуативный конгломерат националистов — это «союз собаки и кошки против повара». И повар этот – формальный соратник Тягнибока – Арсений Яценюк. И события вокруг «Украинского дома» это подтверждают.

Короткая видеозапись, демонстрирующая потасовку в «Украинском доме», появилась 9 февраля. На видео видно, как группа людей, некоторые из которых вооружены палками, штурмует лестницу. После прорыва сопротивления активисты поднимаются на второй этаж.

Почти сразу появилась официальная трактовка происходящего от «Свободы». Комендант украинского дома, депутат-свободовец Юрий Левченко заявил СМИ, что некая «группа, которая исповедует более анархичный стиль поведения», решила, что ей нужно дополнительное помещение и пошла на захват комендатуры.

Между тем, как стало известно из достоверного источника, никакие анархисты в здание контролируемое «Свободой» не входили. Все было гораздо прозаичнее: «Батькивщина», недовольная тем, что Тягнибок не допускает ее в «Украинский дом» пыталась завести туда своих людей. Не вышло…

В общем, гнойник вскрылся. И давние противоречия вкупе с текущими вылезли наружу. Генератором, по всей видимости, послужил опубликованный разговор между помощником госсекретаря США Викторией Нуланд и послом Штатов в Киеве Джеффри Пайетом, где были озвучены очень неприятные для Тягнибока тезисы, что «с его ребятами могут быть проблемы».

Мало того, что ничем хорошим от фразы «могут быть проблемы» не пахнет, так еще и намек, что «свободовцы» подыгрывают власти. По сути, прямая дискредитация слишком уж радикального Тягнибока в пользу угодного Вашингтону Яценюка.

Как тут не допустить, что утечка телефонного разговора дело рук не каких-то секретных спецслужб, а собственно спецов из техподдержки самого Яценюка? Тем более, что офис БЮТ рядом с американским посольством.

Более того, есть мнение, что учитывая прошлую работу Александра Турчинова в СБУ, у Яценюка нет проблем ни с прослушкой, ни со специалистами по высоким технологиям. И технически он вполне может позволить себе «слушать» не только конкурентов, но и соратников. А может, и спонсоров заодно.

Кстати, в неформальных беседах наши источники в «УДАРе» не отрицают, что они поддерживают назначение Яценюка на пост премьера, но прежде всего для того, чтобы сотрудничество с властью подпортило его строго-оппозиционный имидж.

Но вернемся к взаимоотношениям Тягнибока и Яценюка. По некоторым данным, лидер «Свободы» подозревает Арсения Петровича в том, что тот рушит его американские контакты (те, что помогли получить визу и даже организовали встречу с Маккейном), подкидывая в заокеанскую прессу материалы из прошлых антисемитских подвигов лидера «Свободы».

Не стоит забывать, что уголовное дело против Тягнибока за «разжигание межнациональной розни» курировал тогдашний руководитель Госкомнацмиграции, земляк Яценюка из Черновцов, депутат Геннадий Москаль. А генерал Москаль, как известно, никаких документов не выкидывает, хранит все бережно и достает, когда понадобится.

…Да и разве мало в Украине других генералов?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ