Дрейф Украины от Евросоюза в сторону России многими гражданами Украины был воспринят как личная трагедия и даже вылился в майдан с приставкой «евро». Несмотря на очевидную бесперспективность этого действа, надежда на то, что Украина начнет не декларативное, а реальное движение в ЕС у многих украинцев сохраняется.

Однако эта надежда может рухнуть, причем, причиной тому будет вовсе не «рука Москвы» или «злочинна влада». Может так случиться, что идти Украине будет просто некуда – политический проект под названием «Европейский Союз» как никогда близок если не к полному краху, то, по крайней мере, к радикальному переформатированию. Локомотивом этого процесса может стать европейский национализм.

Слово «национализм» для большинства украинцев, не зараженных вирусом крикливого идиотизма, распространяемого «Свободой» и прочими «Патриотами Украины», имеет яркие отрицательные коннотации. Однако то, что в Европе называется «новый национализм», имеет мало общего с немецким национал-социализмом Гитлера и с пещерной ксенофобией Тягныбока.

Чтобы, понять что такое «новый национализм», для начала предлагаем совершить небольшой экскурс по самым значительным европейским националистическим партиям. После этого можно будет оценить масштабы этого явления и то, к чему оно может привести.

Французский «Национальный фронт». Партия, возглавляемая Марин Ле Пен, которую сторонники называют «новой Жанной д`Арк». Одна из самых старых националистических партия Европы (основана отцом Марин Ле Пен, Жаном-Мари Ле Пеном в 1972 году). Основы идеологи – полное прекращение иммиграции из неевропейских стран, возврат к традиционным ценностям – семейным, национальным, жесткая протекционистская политика в экономике и независимость Франции от наднациональных образований, прежде всего – Евросоюза. Последнее электоральное достижение – 13,6% на выборах в парламент в 2012 году. По прошлогодним опросам «Национальный фронт» самая популярная партия Франции, ее рейтинг - 24%.

Британская «Партия независимости Соединенного Королевства». Образована в 1993 году. Главные идеологические посылы - выход Великобритании из Евросоюза, жесткая иммиграционная политика, протекционизм, отстаивание традиционных ценностей. Самое крупное электоральное достижение – 16,5% на выборах в Европарламент в 2009-м. На местных выборах, прошедших в прошлом году, кандидаты от партии получили в среднем по 25% голосов избирателей.

Нидерландская «Партия свободы». Образована в 2006 году. Основной идеологический посыл – «Вернем себе Европу», т.е. очень жесткая антииммигрантская риторика, граничащая с расизмом. Направлена эта риторика исключительно против мусульман – лидер партии Герт Вильдерс знаменит своими скандальными высказываниями вроде сравнения Корана и «Майн Кампф». При этом в отличие от других европейских правых, «Партия свободы» не особо педалирует вопрос традиционных ценностей, оставаясь в сущности либеральной. Электоральные достижения – 17% на выборах в Европарламент 2009-го года и 15% на местных парламентских выборах в 2010-м.

Австрийская «Партия Свободы». Самая старая националистическая партия из ныне существующих. Образована под брендом «Союз Независимых» еще в 1949 году. За время существования пережила несколько идеологических трансформаций. Ныне основная риторика вращается вокруг проблем миграции с сильным акцентом на антиисламизме. В прошлом году на парламентских выборах партия набрала 20,5% голосов.

Партия «Истинные финны». Основана в 1995 году, основа идеологии – антиЕСовская и антииммигрантская риторика. Кроме того, охотно использует левые, по сути, – социалистические лозунги. В 2011-м году получила 19,1% голосов на парламентских выборах.

Венгерская партия «Йоббик». Образована в 2003 году. Эта партия несколько выбивается из общего ряда европейских националистов, мягко говоря, неактуальным в Европе антисемитизмом и поддержкой евразийского движения во главе с Россией. В остальном, все то же – «долой мигрантов и ЕС!» На выборах в Европарламент в 2009-м партия получила 14% голосов избирателей.

Европейские националисты различаются в массе моментов, прежде всего – в отношении к внутренней социальной и экономической политики, но есть у них две общие черты. Во-первых, это очень жесткое отношение к иммигрантам, и прежде всего к мусульманам. Во всяком случае, к трудовой миграции внутри ЕС все европейские националисты относятся на порядок терпимее. Во-вторых, это неприятие наднациональных образований и прежде всего – Евросоюза. Эти две особенности, по сути, имеют под собой одно основание – желание европейцев сохранить свою национальную идентичность.

Причем, желание это становится все более мощным. Практически все европейские националисты в последние годы прибавили в электоральном весе. Последние выборы, которые проходили в европейских странах, принесли националистическим партиям в среднем от десяти до двадцати процентов, но, учитывая динамику роста их популярности, эксперты прогнозируют, что выборы в Европарламент, которые состоятся весной этого года, принесут националистам до тридцати процентов. Для Евросоюза это будет иметь печальные последствия.

При этом, что интересно, сам по себе факт, что Европарламент на треть станет антиЕСовским, на работе Европарламента никак не отразится, да и на работе органов ЕС, в целом, – тоже. Дело в том, что Европарламент в системе управления Евросоюза не значит почти ничего. Мы привыкли воспринимать любой парламент как орган законодательной власти, но в парламент ЕС таковым, по сути, не является. Во-первых, он в своей работе руководствуется т.н. «принципом совместных решений», т.е. принимает решения совместно с другим органом ЕС – Советом Европейского союза, который состоит из членов кабинетов министров стран-участниц. Т.е., каждое решение должно быть одобрено и в Европарламенте, и в Евросовете. Во-вторых, Европарламент не имеет права законодательной инициативы. Он может лишь одобрять или нет то, что ему предоставит Еврокомиссия.

Еврокомиссия, этот высший орган исполнительной власти, да и вообще – высший орган власти в ЕС состоит из комиссаров – чиновников, каждого из которых направляет страна-участница Евросоюза на пятилетний срок. При этом Европарламент не может дать кому-то из них отвод, а лишь двумя третями голосов может выразить вотум недоверия всей Комиссии в полном составе. Пожалуй, единственная значимая функция Европарламента – формирование бюджета, но и ее он делит с Европейским советом.

Есть еще один фактор, который нивелирует результат националистов на парламентских выборах. Дело в том, что эти партии в большинстве своем вождистского типа, т.е., строятся вокруг харизматичного лидера и к тому же, несмотря на общие черты, имеют существенные различия во взглядах на экономические и социальные проблемы. Так что потенциально эта публика имеет сомнительную договороспособность.

Хотя Марин Ле Пен и лидер нидерландской «Партии свободы» уже заявили о формировании «Европейского альянса за свободу» после выборов в Европарламент, затея с объединением европейских националистов в единый блок выглядит сомнительной. Сложно представить себе, что, например, евразийские устремления «Йоббика» придутся по вкусу австрийцам, а почти коммунистические лозунги финских националистов разделят либеральные голландцы.

Тем не менее, выборы в Европарламент, которые состоятся весной, будут иметь огромное значение для Евросоюза. Просто воспринимать эти выборы стоит не как формирование какого-то законодательного органа, а как точный и масштабный «социологический опрос». Если националистические партии Европы действительно получат треть голосов в Европарламенте, это будет однозначным сигналом для национальных властей, которые, видя такую поддержку националистов избирателями, будут вынуждены корректировать собственную политику, перехватывая у националистов инициативу.

Собственно, в некоторых странах это уже так и происходит. Например, в Великобритании, когда кандидаты от «Партии независимости Соединенного Королевства» набрали до четверти голосов населения на выборах в местные советы, традиционные британские политические «киты» - лейбористы и, особенно, консерваторы существенно скорректировали свою риторику в сторону охлаждения отношений с ЕС и призывов ужесточить миграционные законы. В итоге Великобритания сейчас считается первым кандидатом на выход из Евросоюза.

В Венгрии правящая партия и вовсе стала «политическим двойником» «Йоббика», т.к. в основном разделяет взгляды националистов. Вообще, практически все крупные правоцентристские партии Европы стремительно «национализируются», пытаясь оседлать тренд, проявленный националистами. Так что рост националистических настроений, который некоторые европейские политики уже сравнивают с цунами, если и не приведет к власти националистов, то существенно изменит курс крупных правых партий, многие из которых уже находятся у власти.

В общем, развал ЕС, если и случится, то произойдет отнюдь не сверху, вне зависимости от того, каков будет состав Европарламента. Сама структура власти Евросоюза устроена таким образом, что никакой плебисцит не в состоянии нарушить покой брюссельской бюрократии в силу ничтожной роли Европарламента. А вот инициатива снизу, т.е., давление национальных властей, вполне может поставить на дальнейшем существовании Евросоюза жирный крест. Локомотивами этого процесса, скорее всего, станут Великобритания и Франция. С востока процесс активно поддержит Венгрия, с севера – Финляндия, а в сердце Евросоюза дело довершит Австрия. Конечно, далеко не факт, что все руководители стран-членов ЕС соберутся и скажут друг другу «Всем спасибо, было весело, но – до свидания!» Однако тот факт, что брюссельские бюрократы лишатся львиной доли своих полномочий, вполне вероятен.

А что же Украина? А Украина в этой ситуации, демонстрируя миру гигантские баррикады из мусора в поддержку евроинтеграции, выглядит задворками Европы, причем задворками самыми дремучими, где жители руководствуются не здравым смыслом, а завываниями шаманов о «европейских ценностях», где флажки со звездным кружком являются предметами культа и скоро, видимо, будут прикладываться к больным местам для исцеления.

Но самой главной нелепостью являются украинские националисты из ВО «Свобода». Это, пожалуй, единственные в мире националисты, которые активно выступают за утрату национального суверенитета. При этом они похожи на одичавших лесных братьев, заблудившихся в трех соснах ксенофобии, евроинтеграции и жажды власти.

Вывод из всего этого можно сделать один, и вывод этот не кажется парадоксальным, учитывая восходящий тренд европейского национализма: Украина тогда станет похожа на европейскую страну, когда в ней появится серьезное политическое движение, направленное против евроинтеграции.

Пока же Украина, увы, похожа на страну победившего карго-культа под названием «Европейский выбор».

Дмитрий Грасов

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ