События развиваются быстрее, чем о них возможно писать. О вчерашнем «марше миллиарда» скажу чуть позже, а пока есть явные признаки начала зачистки майдана от представителей трех европейских областей – Львовской, Тернопольской и «Франкивськои». Поезда метрополитена шуруют без остановок на трех узловых для «повстанцев» станциях: «Театральная», «Крещатик» и собственно «Майдан».

Вы бы видели лица рагулей, отсыпавшихся после «революции» в спальных районах столицы. «То як мы дистанэмося до майдана? Треба звэртатыся до штабу, щоб забэзпечував автивкы», – волновалась женщина с одухотворенным, но испитым лицом, украшенная звездочками, флажками и прочей атрибутикой свидомого украинця.

С утра пошел снег, и Киев стал в десятибалльной пробке. Все наглухо блокировано. Помогли, ясное дело, и «эвропейци», которые вчера расширили «раковую опухоль майдана» до Мариинского парка и перекрыли центр вообще. Итак, вводные: город стоит, поезда метро проносятся мимом лежки «воякив» со свистом, свежая массовка, отходя от вчерашнего, таращит глаза и глухо ропщет, а баба Шура Кужель бьет тревогу. Со стороны Василькова, говорит, движется колонна внутренних войск. Восемнадцать машин. Будут штурмовать майдан. Но волноваться не стоит. По словам Кужель, «ударовец» Пышный орально удовлетворил всех, и они поехали обратно. В голосе бабы Шуры сквозит искренняя неприязнь к Пышному, поскольку на его месте должна быть она, но не получилось. Сообщение от бдительной бабушки поступило в 11:32. Ровно через минуту появляется заявление пресс-службы «УДАРа», написанное явно не Ириной Геращенко. Та только строчит послания от имени Виталика типа «дорогие киевляне, извините за неудобства, мы тут за вас боремся и страдаем, пользуйтесь общественным транспортом». Так вот, «ударенная» пресс-служба денонсировала сообщение Кужель. Оказывается, колонна уже находится в районе метро «Дружбы народов». Но, сука, дружбой никак не пахнет, и поэтому счас начнется.

12:15. Притула с изменившимся лицом бежит к компу: «Гигантская колонна «Беркута» зашла во двор Национальной радиокомпании. Они беснуются, пытают патриотов, заставляют их чистить уши».

12:17. «Интерфакс-Украина»: на Михайловской площади стоит большая колонна бойцов внутренних войск. Перед ними находится Виталик и рассказывает, что в Гамбурге уже не те сосиски. Вот раньше были большие, а теперь мелкие и по пять евро.

Притула изменившимся лицом бежит к компу: «Гигантская колонна «Беркута» зашла во двор Национальной радиокомпании. Они беснуются, пытают патриотов, заставляют их чистить уши»

12:19. Координаторы протестующих в мэрии настойчиво просят всех посторонних покинуть здание, поскольку скоро может начаться штурм. Мне вот интересно: а как посторонние оказались в здании и что они там, интересно, делали? Зная организаторские навыки Романа Безсмертного, можно предположить наличие платного борделя с почасовой оплатой и питанием. Просят остаться всех активистов.

Актив потихоньку вылазит из нычек и бестолково готовится к штурму. Координаторы срочно вызывают боевиков, которые всю ночь ждали штурма Банковой, а теперь отдыхают на Троещине и в Новобеличах. «Сотники» жалуются на транспортный коллапс и обещают подъехать как только рассосутся пробки. Все ищут студентов, чтобы на весь мир показать «звериное избиение невинных юношей и девушек, которые всю ночь стояли на морозе, а потом их нежные тела пали под берцами ОМОНа». К сожалению, студенты еще не успели подтянуться, поскольку пробки и метрополитен услужливо везет всех в Дарницу.

Арсений Яценюк принимает единственное верное решение: он запирается в безопасном месте и строчит послание к европейской общественности. Оказывается, силы реакции решили удушить и обрезать невинное, чистое стремление украинцев в Европу. Готовится нечеловеческий штурм. В ход пойдут гранаты, пулеметы и такие вот, знаете, штуки, которые могут нехило шандарахнуть по голове. Рядом с Арсением стоит его пресс-секретарша и влюбленно смотрит на его вспотевший от напряжения семитский череп.

Только фашисты Тягныбока не растерялись, поскольку они никогда не теряются в силу своих ограниченных способностей. Олег толкнул перед ними речь о гибели нации, все воодушевились и стали торговаться о цене вопроса.

12.35. В Партии регионов заявили о возможности применения адекватных мер к неадекватным людям.

12.37. Внутренние войска выдвинулись с Михайловской площади. Рядом шел возбужденный Виталик и рассказывал анекдот о борделе в Гамбурге.

12. 38. Милиция перекрыла улицу Грушевского со стороны Европейской площади.

Колонна автомобилей из Львова, двигающаяся по Житомирской трассе на помощь побратимам из Киева, застряла в сугробах.

«5-й канал» перестал показывать всякую херню о поддержке мирной европейской революции в Англии, США и Новой Зеландии и стал рассказывать о трех грузовиках со взрывчаткой, пыточных камерах и российском спецназе, подло десантировавшемся в Конча-Заспе.

Арсений закончил писать послание к лидерам цивилизованного мира, надел явно пидорскую курточку и пошел проводить прессуху, пока не сбежались другие лидеры и не оттерли его на второй план

12.55. Арсений закончил писать послание к лидерам цивилизованного мира, надел явно пидорскую курточку и пошел проводить прессуху, пока не сбежались другие лидеры и не оттерли его на второй план. «Оппозиция намерена защищать майдан от спецподразделений», – сурово поблескивая двухдневной щетиной, заявил Яценюк. «Мы будем стоять до конца», – пообещал он и содрогнулся, вспомнив конец «УДАРа».

12:56. Журналисты Сницарчук и Содель заметались в панике, поскольку явно опаздывали на очередной, весьма прибыльный акт невинного избиения. Содель второпях надел трусы поверх джинсов, но времени не было. На его месте мог оказаться другой, более удачливый журналист, который падет в неравной борьбе с «Беркутом».

12:57. Забурлил хомячий «фейсбук». Офисный планктон, пришедший на работу в камуфляже и делившийся описанием своих ночных подвигов в центре Киева, давал свою объективную оценку происходящего. Оказалось, что «хлопци» уже бьются с ОМОНом. Причем третий час подряд. Есть жертвы. Срочно нужны перевязочные материалы, зеленка, водка и сигареты. Можно и закусь.

13.01. Депутат со сломанным пальцем, непревзойденный шашкометатель Парубий призвал женщин и детей спрятаться в палатках. Интересно, а что делают на майдане дети? Поскольку Андрюша не выговаривал половину букв, его призыв произвел угнетающее впечатление. Однако настроение у всех было боевое. Только некоторые несознательные члены боевых отрядов быстренько растворились в снегу.

13:10. Известный голливудский актер Джордж Клуни поддержал Евромайдан. Эта новость воодушевила женщин и детей, а также беременных повстанцев, укрывшихся в палатках в ожидании штурма майдана. «Ты слышал, сам Клуни за нас!», – восторженно шептал в отмороженное ухо напарнику сотник, тихонько открывая на кухне огурчики. «Да ты шо!», – искренне радовался тот, привычно разливая в темноте.

13:12. Неожиданно выяснилось, что количество детей и женщин превышает количество мужчин, которые должны идти на баррикады. Геращенко впала в невменяемое состояние и воззвала в «Фейсбуке» к Госдепу США.

13:17. Прибыли представители дипломатического корпуса. Они снуют между «Беркутом» и сломанным пальцем Парубия, взывая к ненасилию, рассказывая о том, что на территории майдана находятся больные люди, дети, старики, беременные женщины, эпилептики, кошки и собаки. Геращенко, увидев машины с дипломатическими номерами, облегченно вздохнула и быстренько юркнула в «джип», вытащила мобилу и принялась строчить: «Извините за неровный почерк, пишу на ноге убитого бойца. Рвутся мины, идет война за будущее демократии. Лучшие сыны и дочери гибнут за наше с вами будущее». В этом месте Ире стало так жалко себя, что она даже слегка всплакнула.

13.20. Виталию Кличко объяснили, что вояки, с которыми он спускался на майдан с Михайловской площади, – это не повстанцы. Ему восемнадцатым кеглем написали простенькую речь, которую он попытался зачитать со сцены. Особенно трудно ему давалось слово «психологический». «Власть пытает психов… наверное, нас с вами… не… власть психилогировалась… власть психологически давит на нас!!!», – заявил Кличко и попросил нервных и детей, а также всех страдающих энурезом и диареей покинуть центр. «На площади должны остаться здоровые, полноценные люди. Поэтому все на майдан! Тащите калек, инвалидов, родных и близких. Чем больше будет людей, тем сильнее станет живой щит!».

13.21. Появился Арсений, что-то дожевывая. Он рассказал о страшных планах власти уморить повстанцев блокадой и голодом. «Они не пришли нас штурмовать, они пришли нас мучить. Теперь у нас не будет дров, вкусного хавчика и закусона. Главная задача майдана сегодня – узкой цепочкой пропускать наши машины и на руках приносить все необходимое», – очертил перспективы евромайдана Арсений. Его губы подозрительно лоснились. Геращенко от волнения слопала «Сникерс» и в панике поняла, что больше нет.

13.22. Из тайного схрона вылез Тягныбок и стал излучать оптимизм. «Я би не панікував. Щойно я пройшов всі блок-пости, все надійно заблоковано. Такою кількістю міліції вони нічого не зроблять», – сказав Тягныбок, сыто почесывая яйца.

14.00. Майдан заблокировали грузовиками со стороны Европейской площади. Беременные женщины, старики, дети и инвалиды стройными рядами пребывают на площадь по призыву своих лидеров. Андрей Парубий лично проверяет боеготовность блокпостов, неожиданно появляясь со спины и с истерическим хохотом кидая в «повстанцев» снежками. Вокруг автобусов столпились митингующие, которые коварно просят пустить их погреться. Метро переполнено офисными хомячками, украшенными ленточками, которые ищут, где можно найти туалет.

14.10. Приказа о зачистке майдана не было. В то же время есть информация, что будут проводиться оперативные действия в здании столичной мэрии. Арсений, притворившись беременной женщиной, проник в палатку и что-то там чавкает.

14.11. Инна Богословская почувствовала очередное обострение и бросилась на майдан, теряя по пути пряди немытых волос. Стоя перед отливающим вуйком, она произнесла пламенную речь насчет власти, «которая пришла на лозунге расширения полномочий местного самоуправления, а теперь целенаправленно уничтожает его». Затем быстренько обновила свою страничку в «Фейсбуке», особо упирая на слово «орган». «Мэрия – это как крепость в средние века, куда стремились все горожане во время опасности, это НЕ орган государственной власти!», – написала она. Представив себе орган в натуральную величину, Богословская пришла в ужас.

14.15. Повстанцы постепенно приходят в себя после психологической атаки со стороны представителей органов правопорядка. Роман Безсмертный, воспользовавшись суматохой, тихонько погрузил в багажник своего джипика ящик с тушенкой. Хоть и не велик навар, но все какая-та польза. Координаторы европейцев в здании киевской мэрии просят активистов не ломиться в туалеты без очереди, поскольку их пропускная способность крайне ограничена. Представители медиков ходят по майдану и убеждают повстанцев не есть желтый снег.

14.45. В представительстве Евросоюза рассказали, что на майдане находятся их представители, замаскированные под натуралов. Британский посол в Украине Саймон Смит, сидя на толчке в Доме профсоюзов, написал в своем «Твиттере»: «Власть Украины должна слушать голос разума: применение насилия против мирного протеста не ответ, а шаг в угнетающее будущее». Он с самого утра чувствовал себя крайне угнетенно.

17.00. Наконец-то! Милиция сметает блок-посты «повстанцев», установленные на улице Грушевского. Генпрокурор предупредил, что терпение власти не бесконечное. Олег Тягнибок сразу же обнаружил присутствие агентов ФСБ, прибывших помогать разгонять майдан. Он торжественно поклялся не вылазить из схрона до полной победы над москалями.

17.02. Американские дипломаты застряли в пробке на улице Артема вместе с Ириной Геращенко, которая срочно пишет речь Кличко по поводу штурма. Виталика нигде не могут найти, потому что он в «Борисполе».

17.03. Арсений Яценюк призвал беременных женщин и детей стоять на смерть, но не поддаваться на првокации.

17.04. В здании киевской мэрии отключили свет, чем вызвали недовольство постояльцев, привыкших к теплу, освещению и бесплатному трехразовому питанию.

Александр Зубченко

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ