Редактор газеты «Правдоискатель» Юрий Шеляженко обратился в львовские архивы, чтобы узнать как, зачем и почему украинская националистка из партии «Свобода» Ирина Фарион в 80-х годах прошлого столетия стала членом КПСС. А также, из каких соображений она это так тщательно скрывает, ведь членство в КПСС – обыденное явление для украинского политикума и само по себе далеко от криминальности. Договориться с львовским архивом полюбовно не удалось, и журналист был вынужден обеспечить себе доступ к «анналам истории» в судебном порядке.

– Вы уже несколько месяцев, если так можно выразиться, охотитесь за «коммунистическим прошлым» Ирины Фарион, пытаясь добиться от львовского архива разрешения ознакомиться с протоколами деятельности, как я понимаю, парткома филологического факультета Львовского университета в 80-х годах. Как успехи?

– Конечно, дело сдвинулось с мертвой точки по сравнению с концом сентября, когда мне пришел отказ в доступе к документам из Государственного архива Львовской области.

Тогда я обжаловал этот отказ в суде. В начале ноября Окружной административный суд города Киева принял решение по этому делу. Мой иск был удовлетворен. И я очень рад тому, что судья Игорь Качур внимательно разобрался во всех обстоятельствах дела, полностью изучил позицию сторон и принял действительно законное, очень грамотное с юридической точки зрения решение по этому делу. Его постановление, может быть, еще войдет в учебники по информационному праву, потому что нечасто суду приходится решать спор, возникший из коренного противоречия между защитой частной жизни и защитой публичных интересов.

Дело в том, что архив, когда отказывал мне в доступе к документам о партийной карьере Фарион, сослался на то, что я ищу конфиденциальную информацию о человеке. А суд внимательно изучил мой запрос и пришел к выводу, что, несмотря на упоминание фамилии Фарион, я не вмешиваюсь в ее личную жизнь, а ищу информацию о ее публичной общественной деятельности. Согласно решению суда, из системного анализа норм действующего законодательства усматривается, что к конфиденциальной информации о личности не относится информация о ее публичной общественной жизни, то есть, об участии в общественных мероприятиях, какими являются открытые собрания, конференции, съезды, заседания и так далее. Гласные решения, протоколы, стенограммы подобных мероприятий не могут считаться такими, которые могут содержать конфиденциальную информацию о личности.

Таким образом, суд признал противоправным отказ в доступе к документам национального архивного фонда и обязал Государственный архив Львовской области дать мне доступ к партийным и комсомольским архивам для поиска открытой и общедоступной информации о составе руководящих органов партийной и комсомольской организации Львовского государственного университета имени Ивана Франко в 80-90 годах прошлого века.

– И что дальше? Есть какая-то уже реакция работников архива?

– В эту среду я говорил по телефону с директором архива Петром Ивановичем Кравчуком. Он сообщил, что решение суда в архиве получили, не видят смысла подавать апелляцию и готовы его выполнить добровольно. По его словам, я могу в любое время приезжать работать в архиве, хотя, как он предупредил, сейчас там в помещениях холодновато, а зимой вообще будет очень холодно. Я сделал дополнительный запрос, который, надеюсь, поможет ускорить процесс. Надеюсь, что в течение ближайших двух недель, если не произойдет ничего непредвиденного, мне удастся добыть документы, за которыми я, как вы выразились, «охочусь». И у меня есть основания полагать, что сведения о коммунистическом прошлом Фарион могут подтвердиться.

– А как сама Фарион отреагировала на ваши попытки прояснить ее прошлое? Есть какая-то реакция с ее стороны?

— Вначале она говорила, что ее не интересует этот судебный процесс. Когда я выиграл суд, она сказала, что мне не хватает витаминов.

Интересно, что она имела в виду? Знаю я свободовские «витамины»-«украины» — эту настойку чистотела с кокаином от Тягныбока и его приятеля Новицкого, арестованного австрийской полицией.

Какие бы ни нашлись документы о прошлом Фарион во львовском архиве, я обязательно обращусь к ней за комментарием, прежде чем публиковать их в газете «Правдоискатель».

– На сайте «Варианты» появилась информация о том, что Фарион приняли в партию в апреле 1988 года. При этом присутствовал будущий ющенковский вице-премьер Иван Васюник. Вы доверяете этой и другой информации, которая там была опубликована?

– Да, я доверяю публикации на сайте «Варианты». Причем Васюник, например, не скрывает, что в 1981—1985 годах был секретарем комитета комсомола. У него это написано в официальной биографии.

Насколько мне известно, публикация «Вариантов» – это результат самостоятельного журналистского расследования Ирины Марушкиной, которое она вела независимо от меня целый год, получив такой же отказ, как и я, только еще в 2012 году, когда впервые было опубликовано интервью Атаманчука. Если я пошел в лоб, отстаивая свое право знать в суде, она нашла какой-то обходной путь к этим документам.

Я доверяю публикации Ирины Игоревны, потому что уверен, что никакой эксперт не станет гробить свою репутацию примитивной ложью. А Марушкина – эксперт. Она кандидат исторических наук и доцент кафедры новых медиа факультета журналистики Львовского национального университета имени Ивана Франко.

– Почему же тогда Марушкина не опубликовала скан какого-нибудь документа, который бы ясно давал понять, что, да, Фарион была членом КПСС?

– Не знаю. Тут я могу только строить догадки. Может быть, ей разрешили ознакомиться с этими документами только при условии, что она не будет публиковать их полностью. Может быть, у нее есть какие-то изображения, но она их не может обнародовать, потому что тогда откроется, каким путем она получила документы. Может быть что угодно. Может быть, она сама расскажет обо всем, когда решится на это.

В любом случае, я рассчитываю, что в течение ближайших двух недель смогу доказательно подтвердить или опровергнуть публикацию «Вариантов», или они сделают это сами.

Тем временем, на сайте «Украинский диссидент» уже появились фотографии протокола открытого партийного собрания филологического факультета и выписка из протокола заседания парткома университета, которые подтверждают публикацию «Вариантов». Кроме того, там опубликованы положительные рекомендации членов КПСС, которые получила Ирина Фарион. Это чрезвычайно интересные документы.

Во-первых, с юридической точки зрения меня очень порадовало, что она на открытом собрании рассказала свою биографию. В правоведении это называется конклюдентными действиями – она сама обнародовала свою биографию на тот момент и таким образом согласилась сделать ее публичной, так что теперь никто не может запретить всем желающим интересоваться этой биографией, потому что, мол, это личная жизнь человека. Если ее автобиография сохранилась в архиве в письменном виде, я обязательно попробую ее получить и обнародовать.

Во-вторых, мое внимание привлекли несколько деталей, которые могут объяснить, почему Фарион так стыдится этого периода своей жизни. Если верить опубликованным документам, Ирина Фарион отвечала на факультете за «добровольно-принудительную» подписку коммунистической прессы – люди старшего поколения знают, как это делалось: какие-нибудь «активные общественники» вечно требовали тратить зарплату на подписку газет и журналов, лотерейные билеты, облигации госзайма и тому подобное. Еще она оформляла тематические выставки на кафедре и даже вела философский семинар. В русле марксистско-ленинской философии, надо полагать? У нее еще в 1988 году была утверждена тема кандидатской работы, но защитилась она только через 8 лет, хотя на партсобрании сказала, что собирается сдавать кандидатские экзамены весной 1989 года. Можно предположить, что тема этой работы слишком соответствовала линии партии и стала неактуальной после запрета КПСС. Напрашивается вопрос, какой же была первая тема кандидатской работы Ирины Фарион, утвержденная на заседании.

И еще один факт. Оказывается, принимая Фарион в партию, старшие товарищи не преминули сделать ей замечание, что иногда «надо смягчать тон». Соответствующая рекомендация члена КПСС, доцента кафедры общего языковедения Теодосия Возного внесена в протокол партийного собрания филологического факультета. Но совсем непохоже, что Ирина Дмитриевна прислушалась к этому хорошему совету.

– Почему Ирина Фарион скрывала от своих избирателей, что была членом КПСС?

– Думаю, потому что она требует от своих избирателей нетерпимости, но не хочет стать первой жертвой этой нетерпимости. Ей не хочется начинать люстрацию с себя.

– А вот бывший член КПСС писательница-националистка Оксана Забужко считает, что членство Фарион в КПСС не может быть основанием для люстрации. А как вы считаете?

– По-моему, Забужко лукавит. Если ее верно процитировала «Украинская правда», она говорит: «Люстрация – это не те, кто был коммунистом, люстрация – это те, кто был завербован КГБ». Но ведь в программе ВО «Свобода» мы читаем немного другое. Первый пункт программы партии Фарион – обещание провести люстрацию власти, а именно, устранить от власти агентуру КГБ и, внимание, госслужащих, которые работали на руководящих должностях в КПСС.

По информации Атаманчука, Ирина Фарион работала на руководящей должности в КПСС – была членом партбюро. Сейчас она народный депутат, то есть, состоит на государственной службе. Если информация Атаманчука подтвердится, Фарион подлежит люстрации на основании программы партии «Свобода».

И потом, дело не в такой обычной истории, что коммунистка стала националисткой. Мы уже привыкли, что политики меняют окраску, как хамелеоны, когда им это выгодно. Но политик обязан быть честным перед избирателями. А Ирина Фарион, судя по всему, врала и скрывала свое прошлое. Это значит, что ее популярность среди националистического электората основана на лжи. Люди имеют право знать об этом.

Если же говорить о люстрации по сути, сама Оксана Забужко в диалоге на моей страничке в Facebook согласилась с тем, что программа «Свободы» сформулирована безграмотно. И я думаю, что эта безграмотность продиктована кошмарным правовым нигилизмом. Нельзя привлекать к ответственности за статус в обществе, пусть даже в тоталитарном. Ответственность должна наступать только за правонарушения. Нельзя забывать принцип презумпции невиновности. До тех пор, пока не доказано участие Забужко или Фарион в политических репрессиях, любые требования подвергнуть их люстрации я буду считать провокацией новых политических репрессий и беззакония.

– А вот ходят такие разговоры, что дед Михальчишина был какой-то шишкой во Львовском обкоме партии. Вы что-нибудь слышали об этом?

– Раньше, как пишут в интернете, он это отрицал и запугивал журналистов, чтобы не трогали деда-коммуниста. Потом в августе 2012 года Михальчишинпризнался на встрече с избирателями: действительно, дед был членом Компартии. Сейчас даже в Википедии написано, что его дед по материнской линии Матвийко Григорий Павлович возглавлял Львовское областное управление сельского хозяйства, а в 70-80-е годы был заведующим сельскохозяйственного отдела Львовского обкома КПСС. Кстати, добиться этой информации от самого Михальчишина удалось тем же «Вариантам».

Так что ждем с нетерпением, когда наконец и госпожа Фарион возьмет пример с однопартийца и сама признается во всех подробностях, как она делала карьеру в коммунистической партии. А троллинг журналистов, которым она сейчас увлеклась – это несерьезная затея.

– Как вы считаете, какими могут быть политические последствия публикации сканов документов о Фарион из партийных архивов, как для нее самой, так и для «Свободы»?

– А какие последствия могут быть, когда люди узнают, что политик им врал? На западе это политическая смерть. Вспомните бесславный конец Клинтона. И, заметьте, в отношении него начали процедуру импичмента не потому, что он имел оральный секс со стажеркой Белого Дома, а потому, что он врал в суде.

Настоящего политика характеризует откровенность и умение договариваться, а не воинственный пыл, который мы слишком часто путаем с настоящей честностью ответственного человека. Чтобы успешно договариваться с другими политическими игроками, отстаивая интересы своих избирателей, политик должен быть честен прежде всего перед своими избирателями.

Конечно же, правда о коммунистической карьере Фарион для нее и для «Свободы» будет справедливым разоблачением. Я надеюсь, что их избиратель станет более осторожным, начнет думать своей головой и не будет верить каждому ярлыку «враг народа».

Оппозицию в целом это должно укрепить. Рано или поздно протестный электорат осознает, что успешно конкурировать с властью могут только настоящие лидеры, которые не врут избирателям, не стыдятся своей биографии и не разводят мелкие склоки. Популисты, превращающие политику в низкопробное ток-шоу или имитирующие гражданскую войну, только настраивают против себя большинство людей. Потому что большинство нутром чует, когда ему врут, даже если не может все разложить по полочкам и проанализировать свои чувства.

Современной Украине нужны политики, умеющие находить общий язык и решать проблемы, общие для всей страны. Это права человека, качество жизни и уровень культуры. Политики, делящие избирателей по языковому признаку и требующие люстрации для всех, кроме себя, только отвлекают внимание общества от главных проблем. Этим они подставляют и себя, и свои политические силы, и своих избирателей, и украинский народ в целом. Потому что мы никак не можем привести в порядок свою жизнь, а вместо этого вечно ищем козлов отпущения.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ