Отношения Украины с Польшей, несмотря на наметившуюся тенденцию к потеплению, вряд ли в ближайшем будущем смогут стать дружескими. Основная причина – неоднозначная история отношений наших народов и нежелание украинской стороны признать, что их предки в чём-то были неправы. Не принимая во внимание то обстоятельство, что с виной своих предков поляки давно согласны.

Наиболее спорный эпизод нашей новейшей общей истории – события, происходившие в годы Великой Отечественной войны на оккупированных территориях и получившие в историографии название «Волынская резня».

Как известно, доктрина интегрального национализма Донцова, которая была положена в основу идеологии ОУН, подразумевала существование поляков на украинских землях одним из главных препятствий на пути создания украинского государства. В довоенный период ОУН ограничивалась точечным террором. В годы войны же приступила к физическому уничтожению мирного польского населения, апогей которого пришелся на лето 1943 года.

В советские годы эта ужасающая информация для того, чтобы не накалять отношения поляков и украинцев, особо не афишировалась. После 1991 года она выплыла наружу. Были проведены совместные научные исследования. Историки установили, что УПА уничтожила около 60 тысяч поляков, проживавших на территории Волыни. Имена и обстоятельства убийств, по меньшей мере, 35 тысяч из этого числа доподлинно известны по архивным данным. Поисковые работы подтверждают факт массовых безымянных захоронений поляков на территории Волыни. Наука сказала своё слово. Но дальше за дело взялись политиканы.

Радикальные украинские националисты пытаются утвердить мысль о «взаимной резне», занимаясь типичной подменой фактов. Так, некоторые отряды Армии Крайовой при поддержке советских партизан, защищая поляков от нападений УПА, порой действительно устраивали жестокие акции возмездия, убивая простых украинцев, несмотря на прямой запрет командования. Но исторические исследования показывают, что от рук Армии Крайовой в эти годы погибло максимум … 3 тысячи украинцев. Справедливо ли говорить в такой ситуации о «взаимной резне»?

Польша на этот вопрос ответила однозначно. Когда речь идёт о человеческой жизни, подобный спор выглядит просто кощунственно. Поляки не пытаются никого убедить в том, что их предки никого не убивали. Они признали это. Молча и достойно. Ещё в 2009 году Сейм принял постановление, в котором открытым текстом написано, что ОУН и УПА осуществили этническую чистку, имевшую все признаки геноцида. В нём же со скорбью были упомянуты и мирные украинцы. Украина же до сих пор пытается сохранить хорошую мину при плохой игре.

Единственным серьёзным официальным выражением позиции украинской стороны стало заявление парламента Украины, принятое в 2003 году. Написано оно совершенно общими фразами, а вина за резню положена не на конкретную организацию (ОУН (б) и её военизированное подразделение УПА), а на полумифические аморфные «вооружённые отряды украинцев». Сейчас вопрос о признании Украиной этого акта геноцида снова вышел на повестку дня.

Дискуссия эта принимает особое значение, если принять во внимание современные геополитические отношения. Польша исторически была и остаётся для Украины своеобразным «мостом в Европу». Это значит, что, если мы так уж хотим в Европу, для начала нам нужно попытаться наладить хорошие отношения хотя бы с поляками. И для начала нужно перестать отрицать, что наши предки убивали их предков. Я сознательно говорю «наши предки», а не «предки западенцев». Сейчас мы живём с потомками членов УПА в одном государстве, хочется нам того или нет. А это значит, что наши предки – не только красноармейцы, пытавшиеся поляков защитить, но и вояки УПА, вырезавшие пресловутых поляков. Как бы отрицательно мы к ним не относились. И, повторюсь, хочется нам того или нет.

Здесь нельзя не провести параллель с ситуацией вокруг признания геноцида армян в Турции. Евросоюз фактически сделал его одним из краеугольных камней евроинтеграции этой страны. Турки до сих пор не признают, что их предки осуществили акт геноцида. Евросоюз, соответственно, не идёт в переговорах с Турцией на компромисс. Если лобби армянской диаспоры хватает для того, чтобы перекрыть Турции дорогу в Европу, неужели лобби Польши (которая, в отличие от Армении, является членом ЕС) не хватит для того, чтобы оставить Украину в качестве буферной зоны?

Найдётся ли у Украины политическая воля, чтобы назвать, наконец, вещи своими именами и говорить с Европой открыто и честно? Риторический вопрос. В 2003 году, когда в парламенте не было настолько мощного националистического лобби, как сейчас, Украина побоялась это сделать. Сейчас – и подавно.

Означает это, в свою очередь, лишь одно. Украина никогда не станет частью европейского сообщества. И в этом виноваты не козни Кремля, а сами украинцы. Которые упорно не хотят назвать вещи, очевидные для политической Европы (частью которой является Польша), своими именами. Дискуссия об исторической роли УПА внутри Украины – одно дело. Но идти в Европу, пытаясь доказать Польше, что УПА – не преступники, смерти подобно.

Вместо послесловия. Недавно руководство львовских «Карпат» приняло решение об использовании в качестве клубной символики красно-чёрных цветов, в качестве «дани уважения героям национально-освободительной борьбы» (красно-чёрную символику использовали отряды УПА). Как вы думаете, как сильно это будет способствовать улучшению диалога Украины и Польши и дальнейшей евроинтеграции нашей страны?

О трагифарсе евроинтеграции под развевающимся красно-чёрным знаменем размышлял политтехнолог и публицист Константин Долгов.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ