Все постсоветские годы Польша и Украина пытались выстроить друг с другом максимально близкие, дружеские, даже союзные отношения. Но история польского присутствия на восточнославянских землях постоянно напоминает о себе, разрушая прежние наработки по сближению двух стран. История - это та область, в которой у поляков и украинцев не может быть общего взгляда. Зато обид и поводов для претензий она даёт предостаточно.

В конце 90-х Варшава ввела и даже стала диктовать новую политическую моду - на так называемую историческую политику. Само это понятие возникло ещё раньше - в Германии, но именно в Польше оно стало обозначением целого направления в политической мысли, а также характеристикой важнейшей стороны государственной политики. Проводить активную историческую политику вскоре стали все, и сейчас уже трудно представить себе международные отношения, по крайней мере, в Центральной и Восточной Европе без постоянных исторических споров, парламентских резолюций, официальных заявлений и судебных разбирательств по тем или иным трактовкам прошлого.

Поводом для очередного исторического сражения между Польшей и Украиной стала годовщина «Волынской резни». Так в польской традиции называется операция Украинской повстанческой армии (бандеровцев) по очистке от польского населения обширных территорий на Волыни и Галичине в годы Второй мировой войны. Своего пика она достигла 11 июля 1943 года, когда было атаковано более 150 польских сёл. В Варшавском институте национальной памяти уже давно шло следствие, имевшее целью признание «Волынской резни» геноцидом польского народа.

Несколько лет работала совместная группа историков Польши и Украины по трудным вопросам, но так и не смогла составить общий текст «акта примирения» двух народов - расхождения в трактовках прошлого оказались слишком существенными. Все старания достичь компромиссных формулировок ни к чему не привели. Была даже попытка сделать совместное заявление униатской и католической церквей, однако и им не удалось прийти к взаимопониманию. Примечательно, что католический архиепископ митрополит Львовский Мечислав (Мокшицкий) настаивал, что в таком совместном тексте должно содержаться осуждение идеологии украинского национализма, ведь она «основана на неоязыческой этике, которая опровергает идеи христианства». Понятно, что униаты не могли поставить свои подписи под таким заявлением.

Десять лет назад, в 2003 году, выяснилось, что лишь каждый десятый поляк «хоть что-то знает» о событиях на Волыни. Была поставлена цель широкого оповещения польского общества о «Волынской резне». Такие «общественно-образовательные кампании», как называют их в Польше, проводятся постоянно и по многим поводам. Это внутреннее выражение исторической политики. Ведь в демократической стране любые громкие внешнеполитические действия должны основываться на общественном мнении, которое и формируется в ходе таких кампаний. К очередной круглой годовщине - 70-летию трагедии - поляки подошли уже с критично возросшими переживаниями за попранную историческую правду.

Такое внимание к исторической политике имеет глубокие корни в польской идентичности. Польскому самосознанию вообще свойственна сосредоточенность на мученичестве: история народа видится как путь безвинной жертвы и страдальца. В те или иные эпохи повод для страданий разный - католическая вера, европейское просвещение, свобода, демократические идеалы и т. д. Своего рода мессианская задача, которую ощущают на себе многие поляки, - донесение до обидчиков греховной сути их поступков и склонение к покаянию, которое в западнохристианской традиции обязательно должно быть деятельностным. Думаю, многие, кто общался с польскими знакомыми, замечали за ними такую особенность.

Это имеет своё выражение и в государственной политике: Польша старается внушать другим странам чувство исторической вины перед нею и строить дальнейшие отношения на этой основе. Обидчиками оказываются не только соседи, но и более далёкие народы, призванные быть союзниками (например, США, Англия, Франция): они виновны в том, что вовремя не оказали Польше необходимую поддержку, а то и просто её предали.

Понятно, что и отношения с Украиной должны основываться на официально признанной вине украинцев перед польским народом. Эта вина объявляется той «правдой», на основе которой только и возможны настоящие дружественные отношения. Тут важно понять, что Варшава при этом не хочет испортить свои связи с Киевом. Нет, наоборот, она хочет заложить фундамент для более близких отношений, ведь внушение комплекса вины перед Польшей сделает Украину надёжным союзником и подмастерьем в общей европейской политике.

Но есть и ещё одна причина, из-за которой Польше очень важно утвердить «Волынскую резню» центральным событием польско-украинских отношений времён Второй мировой войны. Через несколько лет обеим странам предстоит отметить ещё одну годовщину - 70 лет операции «Висла» по выселению украинцев с обширных и традиционно восточнославянских территорий, после войны фактически подаренных Сталиным Польше. Эта операция носила этнический характер, а потому является естественным поводом для предъявления претензий к Польше со стороны Украины. Тем более что она осуществлялась государственными войсками, а не вооружёнными отрядами националистов.

Память об этом событии может поставить Польшу в положение, прямо противоположное желаемому: теперь уже она будет вынуждена каяться, и хуже того - ещё и оправдываться перед международным сообществом. А ведь осуждение политики послевоенных переселений, которое так поддерживается общественными организациями и фондами современной Германии, это бомба, способная взорвать весь регион.

Для исторической политики Польши важнейшей задачей является нивелирование этой угрозы, и один из способов это сделать — привязать операцию «Висла» к «Волынской резне» как её неизбежное последствие. Бронислав Коморовский (правда, ещё не став президентом Польши) прямо указывал на вынужденность принятых тогда мер в связи с действиями УПА. Так что принятие резолюций и поддерживающие их политические заявления по поводу «Волынской резни» - это своего рода система оправдания польской послевоенной политики.

Современная украинская власть оказалась в очень сложном положении. Во-первых, она не может сейчас активно противостоять Польше даже по таким вопросам, так как сама находится в положении просителя - просит Варшаву о всемерной поддержке в деле заключения Соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, которое может быть подписано уже этой осенью.

Во-вторых, нынешняя власть фактически пошла на сотрудничество с радикальными украинскими националистами из объединения «Свобода» - идейными наследниками ОУН и УПА. Политически власти это выгодно - появление националистов в большой киевской политике выгодно оттеняет умеренную идеологическую линию Партии регионов, раскалывает западноукраинское политическое поле. И главное - с ними не надо бороться за электорат, он слишком разный.

Но своей альтернативной национальной идеологии у Партии регионов всё равно нет, так что на деле она просто сдала целый ряд вопросов своим же идейным оппонентам. Половина украинских политиков склонна поддерживать героический статус деятелей УПА, другая половина готова их проклинать. 5 июля этого года 148 народных депутатов Украины даже специально обратились к руководству сейма Польши с просьбой наконец-то признать «Волынскую резню» геноцидом польского народа со стороны ОУН-УПА. У Украины нет чёткой официальной позиции, нет и господствующего мнения по оценке тех событий, и перед лицом польских обвинений Киев выглядит растерянно.

Официальная Украина оказалась в ситуации, когда вместо активной позиции и проведения своей собственной исторической политики она пытается оправдываться и призывает к тому, чтобы дорогой сосед забыл все старые обиды и начал отношения с чистого листа.

Особенность поляков в том, что они никогда на это не пойдут. Освободившись от московского влияния, Польша стала активно заявлять своё самосознание, своё видение истории. Она ввела моду на историческую политику и сформировала новую реальность: теперь все страны региона либо проводят свою линию в этой политике, либо проигрывают.

Подготовлено по материалам «Литературной газеты»

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ