В сентябре, сразу после открытия очередной сессии Верховной Рады, начнется невиданное в истории наступление оппозиции на преступный режим. Акция «Восстань, и стар, и млад!» получит свое логическое и крайне бурное продолжение. В штабах основных политсил уже вовсю кипит работа над программной оболочкой революции.

Любите «Батькивщину» – мать вашу!

Революции, которая, вне всякого сомнения, сметет ненавистную власть и предоставит возможность вывести из стойла белую кобылу, на которой Арсений Петрович прогарцует по центральным улицам столицы.Но обо всем по порядку. Начнем с мозгового центра «Батькивщины». Ну как мозгового… Это, конечно, сильно сказано. Тем не менее, если исходить из логики, что тяжелые наркотики действую на мозг, то действительно можно говорить о наличии «мозгового центра».

Итак, секретное заседание в тщательно экранированном от прослушивания кабинете. Андрей Кожемякин, главный по безопасности «Батькивщины», с умным видом поковырялся в электрической розетке с целью установления наличия различных прослушивающих устройств. Его ударило током, и на основе данного факта был сделан вывод о защищенности объекта от утечки стратегически важной информации. Носитель стратегически важной информации – Арсений Петрович Яценюк - кавалерийским шагом прошелся к окну и стал втыкать в свое отражение. Он себе нравился. Загар, приобретенный на Мертвом море и отполированный в водах очень Тихого океана, выгодно подчеркивал мужественную щетину на впалых, но еще очень даже хорошо обозначенных щеках. «Надо будет провести новую фотосессию», – подумал Арсений Петрович и пошевелил двумя пальцами. «Надо будет отснять нашего петуха», – правильно расшифровала жест Арсения чернявая пресс-секретарша с квадратными очками, которые очень шли к форме ее черепа.

Сашка Турчинов теребил свою сектантскую бороденку и одновременно поглаживал заметно прогрессирующую лысину. Занятие, которое под силу только крайне одаренным людям. Попробуйте это делать одновременно, и вы сами поймете. Он напряженно думал. Мысли были тяжелые. После слияния двух партий резко снизились поступления в общий финансовый котел, который Турчинов по праву первой ночи считал своим. Он давно уже не ощущал волнующую тяжесть кэша в своих ладонях. Все шло не так. Курс нового руководства на инициативу масс, которую надо поддерживать, причем абсолютно бесплатно, его угнетал и нервировал. Вот раньше, когда еще здорова была Юлия Владимировна, все было совсем по-другому. Он едва успевал брать деньги от желающих доказать свою преданность белой юбке вождессы. Славные деньки закончились. Единственное осязаемое с помощью пин-кодов воспоминание о славном прошлом – это времена предвыборной кампании. Как тогда хорошо косилось…

Никогда еще Турчинов не испытывал такой свободы в составлении списков. А что теперь? Александр Валентинович с ненавистью посмотрел в область тазобедренного состава Арсения, продолжающего любоваться своим ликом в оконной раме. Все, нажитое непомерным трудом, пропало… Взгляд Турчинова перехватил Абдулин и занервничал. «Что это он ему в задницу пялится? Задумал, падло, чего?», – шевелились в голове пиарщика с многолетним стажем алкоголика неприветливые мысли. От секретного совещания он ждал только одного – утверждения своей гениальной идеи одеть всю фракцию в новые футболочки оригинального дизайна, обличающие заключение Тимошенко в контексте европейской интеграции. Таким нехитрым способом Саша рассчитывал отбить бабки, вложенные в свой отдых на Сардинии. Из года в год это ему удавалось.

Внезапно Арсений отвлекся от увлекательного созерцания своей щетины и без предисловий начал толкать речь. Присутствующие попытались сосредоточиться на словесном потоке своего лидера. «Тимошенко должна быть освобождена до Вильнюсского саммита и прооперирована! То есть сначала освобождена, а потом прооперирована в Германии. Или наоборот. Короче, неважно, но нам необходимо поднять людей на борьбу и возглавить миллионные массы народа, стонущие под игом кровавого режима. Наши союзники – молодежь, пенсионеры, львовская интеллигенция, студенты, беременные женщины и другие широкие социальные круги угнетенных рабов и быдла. Каждый должен отдать себя без остатка делу борьбы за идеалы, чтобы выделиться на фоне этого недалекого боксера. Сотрудничество со «Свободой» вредит нашим далеко идущим целям. Они не понимают, насколько погрязли в потакании низменным инстинктам власти, и, фактически, стали на путь оппортунизма. Поэтому необходимо заблокировать работу парламента и потребовать немедленного выполнения всех наших условий, о которых я говорил выше». «Так что с новыми свитерками?» – подумал Абдуллин, но не решился нарушить первым гнетущую тишину.

Стратегический «УДАР»

Виталий Кличко предпочитал проводить мозговой штурм в привычной обстановке раздевалки спортивного зала. Запах пропитанного трудовым потом нижнего белья успокаивал его расшатанную непривычными нагрузками психику. Собрались все: какие-то хмыри в очках и без, которые составляют ближайшее окружение боксера, личный массажист со специальным маслом, расслабляющим суставы головного мозга самого рейтингового политика из оппозиции. На куче нестиранных спортивных носков производства всемирно известной фирмы «Адидас» сидела Ирина Геращенко и старательно делала вид, что ей ужасно нравится обстановка. Пришел даже Пинзеник, которого, впрочем, никто не узнавал. Известная в очень ограниченных кругах мастерица литературного стиля «депрессивная истерика с элементами национального возрождения» с типично украинской фамилией Матиос скромно сидела возле душевой. В руках она держала плетеную корзинку с варениками и выжидала удобный случай.

Кличко интуитивно понимал, что ему необходимо обрисовать четкие установки на будущий сезон. Более того, в левом кармане треников лежали тезисы его спича на двух листочках, набранные 16-м кеглем. Однако Виталий сидел в трусах и испытывал сложный когнитивный диссонанс. С одной стороны, в трусах карманов нет. Это Кличко уже понял, поскольку тщательно все ощупал. Даже оттянул широкую резинку трусов, но никаких тезисов не нашел. С другой – он не помнил, куда дел треники, хотя накануне несколько раз читал тезисы и даже пытался выучить их наизусть, чем спровоцировал острый приступ головной боли.

Наконец, решительно встав, он поздравил всех присутствующих с завершением хорошего и плодотворного отдыха. И сразу перешел к актуалке. Он помнил, что надо выработать позицию по Киеву, но не понимал, как это относится к его будущему президентству. Хотя вон тот хмырь в очках рассказывал ему всякую любопытную фигню насчет Киевсовета, каких-то двух туров (это же бараны такие в горах есть?) и позиционирования в мировом информационном поле. Виталий мужественно сглотнул и быстро собрался с мыслями. Их было не много: «Я бачыв свит та багато иншых крайин». Эта фраза из предвыборного рекламного ролика намертво впечаталась в его мозг, заняв всю доступную операционную память. «Мы заблокуемо до кинця Раду!» – обессилено завершил он, совершенно истощив потенциал своей мозговой активности. Все встали и зааплодировали. Матиос поняла, что наступил подходящий случай, и побежала по кругу, раздавая вареники, одновременно поливая их сметаной. Получилось феерическое зрелище.

Тем временем в бункере

Фашисты из «Свободы» третий месяц подряд готовили сюрприз всем небайдужим людям. Глубоко под землей, в одном из уютных подвалов города высокой европейской культуры рождался список альтернативного правительства Украины. Сначала все шло очень хорошо. Практически «одностайно» было отвергнуто чисто ритуальное предложение включить в состав фашистского Кабмина представителей так называемых союзников: «жыдив» та «найманцив великого, себто суто жыдивського капиталу». А вот затем возникли непреодолимые трудности. Когда список потенциальных членов правительства превысил четыреста человек, у Тягныбока возникли некоторые сомнения в пиаровской ценности данного проекта. Шестьдесят пять «голив служб безпекы», тридцать два «наглядача за державною скарбныцею», восемьдесят «очильныкив мовнойи полиции». Надо было что-то делать. Борьба за должности в альтернативном правительстве принимала все более и более нецивилизованные формы. Дело доходило до обвинений в скотоложестве, некоторых проверенных членов «Свободы» заподозрили в контактах с Москвой, одному просто набили морду. Более того, в пылу внутрипартийных дискуссий стали высказываться сомнения в харизматичности главного фюрера четвертого рейха. А чого це вин майе йиздыты на «Секвойи» та ставаты прэмьером? К сожалению, верная сторонница Тягныбока находилась в творческом отпуске. Она дорабатывала второе издание своего международного бестселлера «Мовна норма: занурення, вытягування, фрикция», дополняя его своими впечатлениями от встреч с благодарными читателями. Предисловие ко второму изданию должен был написать Фима Звягильский, но он срывал все сроки, поскольку читал украинско-русский словарь. В отсутствии Фарион Тягныбок стал терять рычаги влияния. Поднимало голову молодежное фашистское крыло, которое требовало от фюрера свою квоту в альтернативном Кабмине и долю в предстоящих экспроприациях. Прозвучало предложение вывести должность главного уполномоченного правительства по работе с американскими нефтяными компаниями, однако шановнэ товарыство вцепилось друг другу в глотки, стремясь занять этот пост. В конце концов, Тягныбок был вынужден объявить о провокациях «жыдив» та «москалив», которые пытаются стравить друг с другом верных сынов нации. Чтобы не допустить провокаций, список альтернативного правительства «Свободы» решено было засекретить. В том числе, и от самих фашистов, поскольку среди них могут быть предатели. А главная задача фашистов в новом сезоне – это блокирование работы Верховной Рады. Ну и, конечно же, спиливание очередной секции забора.

По материалам http://versii.com

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ