В Израиле уже две недели не стихает скандал по поводу публикации газеты «Гаарец», которая рассказала о том, что после Второй мировой войны там негласно претворялись в жизнь принципы улучшения человеческой породы, практиковавшиеся нацистами в гитлеровской Германии. Как выяснил корреспондент издания, ради совершенствования «человеческого материала» израильские психиатры ставили массовые эксперименты на прибывавших в страну репатриантах. Таким образом, наука евгеника, прочно ассоциирующаяся у большинства евреев с нацизмом и Катастрофой, получила «вторую жизнь в еврейском государстве».

Оказывается, еще в 1944 году психиатр Курт Левинштайн в своем докладе на научной конференции в Тель-Авиве рекомендовал предотвращать деторождение у лиц с рядом психических и неврологических заболеваний: алкоголиков, эпилептиков, страдающих маниакально-депрессивным психозом». Стоит сказать, что методы, предложенные Левинштайном, – запрет вступать в брак, обязательное применение контрацептивов, аборты и стерилизация – в первой половине ХХ века считались в Европе и США вполне допустимыми и вписывались в общее русло евгеники. «Теми же методами пользовались нацисты в 1930-е годы, – отмечает автор «Гаарец», – на первых стадиях своего плана по очищению арийской расы». Впрочем, он полагает, что здравые принципы евгеники можно отделить от их применения в политических целях. Иными словами, что непростительно нацистам, вполне можно простить их жертвам – евреям.

Левинштайн в этом смысле был отнюдь не одинок в Израиле. Современный историк Ракефет Залашик, продолжает «Гаарец», уверяет, что концепция социальной инженерии была признана психиатрией в Палестине времен британского мандата и затем в Израиле – т. е. в 1930-50-е г.г. Причем многие местные психиатры до репатриации изучали основы евгеники как раз в Германии. «Некоторые из них, как и их немецкие коллеги, считали евреев отдельной расой, – пишет Залашик. – Однако, приехав в Палестину, они увидели евреев различных антропологических типов и начали проводить различия между европейскими евреями, с одной стороны, и сефардами и мизрахи – ближневосточными и североафриканскими – с другой». К примеру, психиатр Аврахам Рабинович, работавший в Иерусалиме, в историях болезни именовал евреев из Бухары, Грузии и Персии «примитивными расами». По его словам, «их сознание со скудным содержимым не предъявляет особых запросов к жизни и рабски подчиняется внешней обстановке».

Такие воззрения, продолжает «Гаарец», совпадали с задачами сионистского движения, которое в то время проводило политику селективной иммиграции: «Большинство местных психиатров ратовало за евгенику. Они считали, что для воплощения сионистских идеалов в Израиле необходима здоровая нация. По ее (Залашик) мнению, такой подход влек за собой применение неадекватных и порой жестоких методов лечения, причем их отголоски ощущаются израильской государственной психиатрией до сих пор».

«До сих пор» подтверждается хотя бы тем, поясняет историк, что «Израиль является сверхдержавой по анализам для беременных и абортов. Аборты делаются по самым незначительным показаниям, включая подвластные коррекции эстетические недостатки типа волчьей пасти». Кроме того, израильские психиатры продолжали рекомендовать инсулиновую терапию еще много лет спустя после того, как были доказаны ее опасные побочные эффекты вплоть до летального исхода, отмечает Залашик. Практиковались также лоботомия и электрошок.

Ну а еще в начале 1950-х годов в Израиле осуществлялись и вовсе чудовищные эксперименты над репатриантами. Как пишет известный израильский публицист Израэль Шарон, в верхушке израильского Минздрава тогда возник «заговор врачей» – погубить 100 тыс. «неполноценных» еврейских детей. И этот заговор успешно достиг своей цели.

Кем были эти заговорщики, задается вопросом Шарон: соратниками д-ра Менгеле, гитлеровцами, антисемитами? И сам же отвечает: нет, это были ведущие израильские врачи ашкеназского, т. е. российско-польского происхождения – именно они подвергли лучевой болезни 100 тыс. еврейских детей из «расово чуждой» марокканской общины.

История израильского «дела врачей» началась с массовой иммиграции евреев Марокко, проводимой правительством Давида Бен Гуриона для заселения опустевших после изгнания коренных жителей городов и сел завоеванной сионистами Палестины. У многих марокканских детей был стригущий лишай – противное, но довольно безобидное кожное заболевание. И вот глава израильского Минздрава д-р Хаим Шиба решил справиться с этой болезнью. Он привез из США несколько мощных рентгеновских установок, его врачи отбирали марокканских детей в школах и везли, не объясняя причины, на «экскурсию» на военную базу под Хайфой. Там их брили, обдирали остатки волос горячим воском, зажимали головы в тиски и подвергали облучению. Допустимая доза облучения – 0,5 рада, но марокканские дети получали 350-400 рад. Не удивительно, что многие умирали на месте – возле базы выросло кладбище без имен и надгробных плит. Выжившие же страдали всю жизнь.

Из облученных в начале 50-х годов детей, пишет Шарон, осталось в живых меньше 40%, многие из которых болеют раком, опухолями мозга, тотальным облысением. Марокканские евреи, потомки облученных, и по сей день составляют львиную долю уголовных преступников и получателей пособий по безработице в Израиле, в то время как их собратья, уехавшие во Францию, стали профессорами, бизнесменами, писателями, торговцами.

Если бы так поступили с еврейскими детьми в какой-либо другой стране, отмечает Шарон, преступникам пришлось бы всю жизнь расплачиваться за «холокост»; за врачами-убийцами охотились бы резвые агенты Визенталя, главы государств возлагали бы венки на безымянные могилы замученных детей и рассуждали о страшной опасности антисемитизма. Но в Израиле эту историю замяли. После долгих препирательств израильский парламент принял закон о пенсии по инвалидности в минимальном размере для облученных, и дело было забыто.

Что руководило «убийцами в белых халатах»? Ответы на этот вопрос расходятся, продолжает Шарон. Одно из объяснений связано как раз с популярной у сионистов евгеникой. Многие израильские врачи восприняли расовую теорию, разработанную ведущими сионистами Нордау и Руппином, и мечтали вывести новый тип еврея – высокого голубоглазого блондина, яростного и беспощадного сверхчеловека, способного железным жезлом пасти народы. Они не были в восторге от своих новых сограждан из стран Магриба. Расисты до мозга костей, ненавистники «чурок», они считали, что не для того прогоняли палестинцев, чтобы на их место поселить другую «ориентальную» расу. По их мнению, марокканские евреи «портили породу», а парша в их глазах была видимым клеймом расовой неполноценности. И по сей день дела облученных хранятся в спецархиве за семью печатями, пишет Шарон.

Пласт неудобных для израильского общества воспоминаний и разоблачений, поднятых публикацией «Гаарец», поставил сам Израиль в крайне неловкое положение. Конечно, по своим масштабам опыты израильских врачей на мигрантах (которые благословляло руководство страны), слава Богу, несопоставимы с размахом преступлений гитлеровских нацистов. Но ведь по своей сути израильская практика улучшения человеческой породы – плоть от плоти нацистского свойства. И как евреям после этого можно осуждать того же Гитлера?

По материалам KMnews

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ