Антифашизм – слово, которое когда-то давно пытались списать в словарь устаревшей лексики советских времен, – в последние недели уверенно вернулось в политическую жизнь Украины. Его актуализировали сразу две темы, которые не сходили в эти дни с полос украинских изданий, и активно обсуждались в социальных сетях. Они остаются на слуху – успешная общественная кампания с требованием аннулировать результаты международного конкурса The Bobs, где были скандально номинированы украинские ультраправые блогеры, – а также очередной акт политической комедии в противостоянии власти и оппозиции. Его «героями» стали фиктивные «антифашисты», навербованные из числа правых футбольных хулсов, которые сошлись в драке с такими же правыми фанатами из оппозиционной колонны.

И власть, и оппозиция по-своему усердно дискредитируют понятие «антифашизм». У Януковича всерьез примериваются к тому, что сделать его главным лозунгом грядущей президентской кампании. В ответ либералы и националисты пытаются представить реальную нацистскую угрозу выдумкой «прокремлевской» власти, и Арсений Яценюк торжественно заявляет, что в стране не существует никаких фашистов – хотя, чтобы увидеть их, ему достаточно повертеть головой на трибуне оппозиционных митингов.

Буржуазия пытается присвоить себе это слово – точно так же, как она приватизировала практически все понятия из политического лексикона постсоветских стран, включая современную Украину, где даже радикальная «коммунистическая» символика давно запатентована миллионерами из одной соглашательской партии, которая выступала младшим партнером Юлии Тимошенко и Партии регионов. Общеизвестно, что понятие «демократия» означает здесь не народную власть, с системой коллективного принятия решений и равным воздействием граждан на развитие политического процесса – а представляет собой бренд конкурирующих группировок олигархата, которые попеременно правят страной от имени богатого меньшинства.

Украинская власть официально именует себя демократической – несмотря на то, что вся ее классовая политика откровенно враждебна интересам народных масс. В свою очередь, украинская оппозиция – вчерашняя власть, которая годами проводила ту же самую политику – тоже на каждом углу говорит о своем демократическом характере. Больше того, она даже пытается закрепить за собой монопольное право на использование этого термина. Хотя ее лидеры давно установили в своих партиях диктаторские порядки, жестко контролируя тех, кто купил или выслужил место в их избирательных списках. А идеологические принципы «оппозиционеров» сводятся к требованиям ограничить демократические права миллионов украинских граждан – которые не исповедуют догматы консервативного традиционализма и правой исторической мифологии, предательски не возражают против образования и кино на нескольких языках, или кощунственно выступают против запрета абортов.

Используя против оппозиции нагло присвоенный бренд «антифашизма», власти пытаются сыграть на этом очевидном противоречии между «демократической» личиной наших доморощенных оппозиционеров и откровенно дискриминационным характером их политической идеологии. Ведь не секрет, что она не соответствует даже формальному набору куцых «демократических ценностей», который предлагают украинским либералам их политические покровители из Евросоюза и США.

Скандал вокруг результатов в украинской номинации The Bobs наглядно продемонстрировал это обществу. Как известно, блоги одиозных представителей ультраправой украинской тусовки были отобраны на этот международный конкурс Мустафой Найемом – видным представителем либеральной «демократической» журналистики, которого не смутили и не покоробили ксенофобские и нацистские взгляды своих протеже. Хотя правила этого конкурса прямо запрещали участие блогов с антидемократическим расистским контентом.

Конечно, причиной этого казуса явилась не личная некомпетентность известного оппозиционного журналиста – и даже не его персональные симпатии к ультраправым, как к соратникам и партнерам в борьбе против Януковича. Напротив – действия Найема позволяют подтвердить общий политический диагноз украинской оппозиции, о котором надо говорить вслух.

Представители украинских либералов не просто толерантны к украинским правым – их взгляды во многом тождественны антидемократической идеологии украинских ксенофобов. Право-либеральный консенсус, который сформировался еще в начале девяностых годов, нашел свое завершение в политическом альянсе между «Батькивщиной», «УДАРом» Виталия Кличко и «Свободой» Олега Тягнибока. Общеизвестно, что это соглашение не вызвало никаких возражений у большинства их сторонников – в силу того, что все эти партии исповедуют общие принципы политического национализма и рыночного либерализма, которые уже четверть века являются Альфой и Омегой господствующего класса украинской буржуазии.

Общность этих принципов очевидна – как и то, что борьба за демократию и «социальный» радикализм, о котором любят поговорить на камеру представители «Свободы», не более, чем приманка для жаждущих справедливости масс, которые охотно поддерживают эту риторику в силу отсутствия влиятельной леворадикальной политической силы. На самом же деле, публичные спикеры этой партии, во главе с самим Олегом Тягнибоком не раз заявляли о том, что видят эталоном эффективной экономической политики неолиберальные реформы Михаила Саакашвили, которые обеспечивались за счет укрепления политического авторитаризма.

Даже сейчас, когда крах «грузинского чуда» стал очевидным для множества искренне уверовавших в него людей, «свободовский» депутат Ильенко не постеснялся заявить в интервью, что его партия намерена опираться на «позитивный опыт» грузинских реформ, а также на пример страдающих от рецессии США. Хотя именно этот поводырь «уличных» ксенофобов громче всего провозглашает лозунги «национальной и социальной революции для Украины».

На встрече с представителями «Европейской бизнес ассоциации» Тягнибок без обиняков заявил о том, что его партия «считает нерушимым принцип частной собственности и выступает за европейскую интеграцию Украины». И откровенно пообещал иностранному бизнесу поддержку и покровительство националистов: «при всех деликатных моментах нашей идеологии и избирательной программы «Свобода» для вас – лучший партнер. И мы со своей стороны тоже понимаем, что вы будете нам нужны, когда мы придем к власти».

Эта позиция «Свободы» эхом отражает публично задекларированные взгляды «европейских» либералов Кличко и Яценюка – которые, в свою очередь, стараются не отставать от «свободовцев» в националистической риторике. Симпатики «Батькивщины» или «УДАРа», которые большей частью перешли к ним по наследству от вымерших «патриотических» партий, нередко разделяют реакционные ксенофобские взгляды соратников Тягнибока. Ведь эти взгляды всегда имплицитно присутствовали в идеологическом концепте украинской национал-демократии.

Представители либеральной среды, которые пытались всеми силами отстоять победу правых блогеров, действовали так не только в силу солидарности в борьбе против «украинофобов» – а потому, что содержание этих блогов отражало их собственные предрассудки. Несмотря на кликушеские протесты против уличного насилия наемников Партии регионов, наши «демократы» одновременно поддерживают насилие нацистских группировок, которые по умолчанию превратились в боевые отряды оппозиционных митингов. И свято чтят память национальных фашистских лидеров ХХ века, внедряя их культ в общественном сознании Украины.

Ориентируясь на эти настроения сторонников оппозиции, три депутата от «демократических» партий – Парубий, Оробец, и Павловский, оказали публичную поддержку право блогеру Елене Белозерской во время ксенофобского скандала на конкурсе The Bobs. И к ним вполне предсказуемо присоединился «политзаключенный» Юрий Луценко. Сегодня не модно вспоминать, что в бытность министром внутренних дел, после просьбы прокомментировать свои ксенофобские реплики, он любезно «разрешил» называть себя расистом. На что, кстати, пока не решился даже сам Олег Тягнибок.

В самом деле – так ли велика идейная разница между «филологами» Матиос или Фарион, между «спасителями Киева» Ильенко и Бригинцом, или между Тягнибоком и Парубием, которые некогда вместе участвовали в создании Социал-национальной партии Украины? Эти политики, как и многие их избиратели, могли бы в любой момент без проблем поменяться между собой партийными билетами, ни на йоту не поступившись при этом своими принципами. Ведь, по сути, они предлагают Украине националистическую диктатуру в качестве гарантии неолиберальных реформ – озвучивая тезисы программы Азарова на «правильном» украинском, и разбавляя их инвективами в адрес «врагов нации», которые будут объявлены виновниками несостоявшегося «покращення».

Националистическая идеология всегда являлась обратной стороной медали украинского капитализма. Она призвана утверждать право буржуазии на господство в нашей стране, выводя традицию ее власти прямо из трипольских горшков и из шароварных штанов казацких гетманов – а также легитимизируя результаты приватизации производственных активов Украины, созданных трудом миллионов людей в «тоталитарные» времена. Именно поэтому Партия регионов, которая борется сейчас с конкурентами с помощью «антифашистского» бренда, одновременно соревнуется с оппозицией в национал-патриотической риторике, в чествовании «героев Крут» и в борьбе за право «привести» нас в стагнирующий от кризиса Евросоюз.

При этом, утверждая господство буржуазии, национализм одновременно обеспечивает его стабильность. Он указывает массам ложных врагов и ложные цели протеста, обрекая их на вечную борьбу против своих собственных интересов – так что жертвы капитализма с упорством зомби вновь идут в бой за «правильный», «европейский» и «национальный» капитализм (правда, теперь уже требуя за это суточные). Национализм позволяет использовать пар социального протеста, скопившийся под крышкой кипящего недовольством общества, чтобы каждый раз перед выборами заводить с его помощью двигатель политической машины либерально-националистических партий. Тогда как Партия регионов умело играет на этом, чтобы мобилизовывать собственный электорат. И, опираясь на противостояние с правыми конкурентами, утверждает через него собственную власть.

Таким образом, обозначенное здесь противоречие между властью и оппозицией обеспечивает общую устойчивость всей гротескного здания украинского капитализма, которое опасно шатается под шквалами социально-экономических проблем.

В силу этих причин, борьба против капитализма не может быть эффективной без антифашистской борьбы против идеологии политического национализма, ксенофобии и клерикализма – поскольку она является борьбой за социальный протест, который сегодня эксплуатируют в своих целях правые. Эта актуальность антифашизма будет нарастать по мере того, как экономический кризис продолжит обострять ситуацию в стране, и буржуазные партии открыто сделают ставку на методы политического террора, вербуя для своего противостояния нацистские банды, и усиливая риторику ненависти и насилия.

Значение антифашистских лозунгов будет стремительно расти. Однако за них придется бороться с приватизирующей эти лозунги властью, противопоставляя бездарной имитации «антифашизма» реальное антифашистское действие левых и демократических активистов. Только такое действие открывает перспективу для настоящей борьбу с режимом украинской буржуазии, который по-своему представляют и Янукович, и Тягнибок.

Успех общественной кампании против награждения правых блогеров доказал, что мы имеем шансы в этой борьбе. Эта кампания демонстрирует – наступательная политика является единственной выигрышной тактикой для антифашистских сил. Если левые не замыкаются в своем уютном субкультурном гетто, если они взаимодействуют между собой, если они не боятся пойти против течения, решаясь на попытку реальной борьбы за общественное мнение – тогда они могут рассчитывать в этой борьбе на победу, которая может иметь не только моральный, но и политический вес.

Организаторы этой кампании проводили ее за счет собственных сил антифашистского движения, опираясь на поддержку участников социальных сетей – поскольку ее не поддержали ни «провластные» телеканалы, ни статусные политики из обоймы Партии регионов и КПУ. В то время как ультраправые блоги получили самую широкую поддержку в лагере «демократической» оппозиции, а также во влиятельных журналистских и правозащитных кругах. Это показывает – хотя соотношение сил еще долго будет не в нашу пользу, антикапиталистические силы достаточно сильны, чтобы бросить вызов правой гегемонии в общественном сознании Украины – внося раскол в право-либеральную среду, показывая тождество власти и оппозиции, и отбирая у них краденные левые лозунги.

Борьба за это будет нелегкой, и полной неудач – но она не имеет альтернативы, кроме самоизоляции от политического процесса, которая заведомо обрекает левых на поражение. И если мы проигнорируем то, что жизнь ставит на повестку дня актуальность антифашистской борьбы, тогда завтра для украинцев станет актуальной борьба против фашистской диктатуры.

По материалам http://www.liva.com.ua

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ