В Киеве вновь появилось "Белое братство" — секта начала 90-х, которая уводила людей из семей, доводила их до сумасшествия и призывала к самосожжению. Лидер "Братства" Мария Дэви Христос, а теперь Виктория Преображенская, завлекает адептов под видом художницы-поэтессы-певицы в галереи по всему Киеву. Там она проповедует свои старые идеи: подготовку к концу света и создание шестой расы избранных Богом.

"Белое братство" было у всех на устах с 1990 по 1993 годы. Сотни тысяч человек, покинув свои семьи и отдав в дар квартиры, полностью перешли под влияние "Матери" (так называли Дэви Христос, а в миру Марину Цвигун). Закончилось все тем, что 10 ноября 1993 года члены "Белого братства" захватили Софию Киевскую и собирались себя сжечь. Марина Цвигун была приговорена к четырем годам лишения свободы.

Экс-зампрокурора Виктор Шокин, который тогда вел дело "Белого братства", вспоминает, что у очень многих адептов секты обнаружили психические отклонения, а вот саму Цвигун признали вменяемой. Она вышла на свободу в 1997 году, а спустя восемь лет в Москве под именем Виктории Преображенской начала устраивать выставки своих картин.

Захват Киева бывшая Дэви начала совсем недавно. И для конспирации постоянно меняет места дислокации. Обнаружили мы ее выставку в полуподвале старого дома в самом центре Киева. "Зайдите, посмотрите необычные картины, это Виктория Преображенская, знаменитая художница", — завлекает у входа пожилая женщина. В самом полуподвале к нам уже подбегает "экскурсовод". "Вы знаете, как строились пирамиды? Никакие рабы их не строили, это Сириус своим влиянием строил их сверху вниз. А еще посмотрите на портрет кота Виктории — он тоже спустился с Сириуса", — вдохновенно рассказывает женщина. В помещении звучит аудиозапись голоса самой Виктории. Она вещает, что нужно готовиться к концу света, ведь выжить смогут только избранные.

В книге-интервью "Прощай, милиция!" моего мужа Ивана Бессмертного с генерал-полковником милиции Михаилом Корниенко, Михаил Васильевич, причастный к обезвреживанию этой секты, рассказывает:

"- Михаил Васильевич, давайте на пару минут отвлечемся – и Вы расскажете о «Белом братстве». Ведь к тушению этого пожара Вы тоже причастны. А потом вернемся к событиям, предшествующим оранжевому перевороту.

- Марину Цвигун я знал еще по Донецку.

- Здесь, наверное, стоит сказать читателям, что Цвигун – бывшая комсомольская дама, а Кривоногов – бывший сотрудник закрытой лаборатории КГБ.

- Да. Кривоногов играл там первую скрипку. Он смог полностью подчинить Марину своей воле и сделать из нее идола. Она была полностью зазомбирована и, фактически, закрыта для контакта. Когда члены секты начали совершать погромы в храмах, когда возникла угроза их массового самоубийства, мы осуществили мероприятия с тем, чтобы разобщить эту организацию. Участвовала в этом не только милиция, но и СБУ, а также ученые – психологи, психиатры, психотерапевты. Ведь с этим феноменом наша страна столкнулась тогда впервые, и впервые, на мой взгляд, довольно удачно мы вышли с той ситуации. На самом начальном этапе нам удалось «погасить» эту секту, разобщить ее и спасти тысячи жизней. Я беседовал с этими ребятами, которых мы задерживали, и видел, что они полностью отрешены от жизни. В основном, это были интеллектуальные люди. У большинства из них было высшее образование. Они жили в благополучных семьях. Потом под влиянием «Белого братства» они отказывались от своих родителей, отдавали в эту секту все свои сбережения, все свое имущество. И уходили, как говорят, в никуда. Когда беседовал с ними, первое, с чего они начинали, – посылали проклятия. Как-то на это я особо не реагировал, хотя, конечно же, было очень неприятно. Беседовать с ними непросто, переубедить за один раз – нереально. Ученые после бесед с ними выходили просто измочаленные. Им пришлось приложить немалые усилия, чтобы вывести этих, в основном, молодых людей из тяжелейшего психологического состояния и вернуть к жизни. Сектантство – это вообще страшная штука. Бедные родители, дети которых попали под их влияние. В большинстве случаев с помощью специалистов они смогли вывести детей из такого состояния, но многие вынуждены были уехать в другие города. Действительно, все то, что касается вот этого гипнотического воздействия на человека, имеет колоссальную по своей сути природу, которая еще во многом не исследована, далеко не изучена.

А что касается Марины… Ко мне приходила ее мама. Она работала у нас, в Донецкой области, руководителем одного милицейского подразделения. Просила, чтобы ей разрешили свидание с дочерью. Она говорила мне, что Марина была нормальная девушка, – хорошая, послушная, отличница в учебе. Может быть, не совсем удачно вышла замуж. Она мечтала о принце, а руку предложил обычный человек. И это, наверное, тоже сыграло свою роль. Родила сына. Он рос неплохим мальчиком, но потом под влиянием матери тоже стал совершенно неадекватным. Я видел боль и горе матери Марины. Ей не нужна была такая популярность дочери. Это не та популярность. Она хотела бы для нее совершенно другой доли. Потом, когда Марина освободилась из колонии, она так и не смогла найти себя. Слишком сильно была травмирована ее психика. Не знаю, где она сейчас, но после освобождения жила в Днепропетровске и снова пыталась вернуться к прежнему занятию. Конечно, приверженцев у нее уже было намного меньше. Но вместе с тем, какая-то кучка людей так и осталась при ней.

Что же касается Кривоногова, то он от Марины сразу же отказался. У него изначально был явный меркантильный мотив. Он вышибал деньги. Только под Киевом он имел три дома. То есть у него были огромные средства. И они, к сожалению, далеко не все в ходе следствия были выявлены.

Нельзя исключить, что к проекту «Белое братство» тоже причастны спецслужбы. В период разрухи их раньше закрытые лаборатории иногда вырываются на широкие просторы".

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ