День Победы. Я очень чётко помню их, ветеранов Великой войны, еще тридцати-сорокалетними. Наши отцы в этот день приходили домой в парадной форме и мы, мальчишки, выходили на улицу, нацепив их медали и ордена, хвастаясь у кого больше... Как я могу относиться к той Войне, когда знаю даже номера дивизий и армии, в которой более двух лет воевал мой отец, в составе Степного фронта, который вскоре переименовали в Третий Украинский?

Осенью 43-го на дороге рядом с Царичанкой, что на Днепропетровщине, с машины, которая шла в авангарде наступающей Советской армии, спрыгнул молоденький синеглазый 19-летний лейтенант. Спрыгнул, потому что увидел на обочине черноглазую 17-летнюю красавицу. Так познакомились мои родители. Он - с Горьковской области, она - с украинского Приднепровья. После Победы, провалявшись много месяцев в госпиталях после тяжелого ранения, полученного буквально в последние дни Войны, мой будущий отец поехал в Украину и увез мою будущую маму с собой.

Я родился в Калининграде, который все еще был сильно разрушенным Кёнигсбергом. В нашем классе был очень дружный интернационал: украинцы, русские, литовцы, татары, молдаване... За нашей улицей, в поле, были полузаросшие окопы, где мы играли в войнушку и выменивали друг у друга разные военные артефакты. Советскую военную каску можно было выменять за три немецких. Благо, в последних недостатка не было. Маленький магазинский за 9 копеек пистолетик, стреляющий пистонами, ценился гораздо выше, чем ржавый наган и станок на колесах от "максима"... Кстати, все мощные форты в стертом американскими бомбардировками городе до сих пор целы - они выдержали даже попадания пятитонных бомб. В центре города чудом уцелели соборы и церкви, главный из которых - кафедральный на острове реки Прегель, где был в т.ч. знаменитый Кёнигсбергский университет. Поэтому и сегодня можно увидеть у стены Собора могилу великого Канта. Кёнигсберг пал только за полтора месяца до Берлина, а немецкая группировка в районе залива Фрише-Гаф оборонялась до конца мая 45-го. Сдались только после того, как не осталось ни одного снаряда и патрона...

Скоро первое послевоенное поколение начнут отмечать свои 70-летия... Страна фактически официально меняет свое отношение к той Войне. Хотя как можно относиться к страшной трагедии, испытаниям, героизму людей, о подвиге которых освобожденная сытая Европа постаралась побыстрее забыть? Теперь предлагают забыть и нам. Сегодня, оказывается, целая дивизия СС боролась за свободу страны! Интересно, за чью свободу боролся чисто украинский карательный батальон, который сжег белорусскую деревню Хатынь вместе с её жителями, стариками и детьми? Также как - за кого бились немецкие группировки даже через две недели после подписания капитуляции? В 46-м 30-летний полковник, возвращавшийся на автомобиле из поверженной Германии домой в Украину, был расстрелян из автомата на окраине одного из западноукраинских городков... Это был двоюродный брат моей мамы…

Когда в 2004-м Тягнибок на горе Яворына фактически призвал брать автоматы, чтобы бороться с "москалями" и "жидами", я понял, что это очень серьезно. Сегодня он один из политических "лидеров". Я не знаю, сколько миллионов людей должно погибнуть, чтобы страна и её народ поняли, что нацизм - это раковая опухоль любого общества, которая приведет к страшным метастазам. Германия заплатила за своего фюрера более 15 миллионами жизней немцев. Она, судя по всему, выводы давно сделала. А мы сколько готовы пожертвовать на свой эксперимент?

Михаил Илларионов, Общественное движение "Украинский выбор"

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ